Полная версия

Главная arrow География arrow ГЕОГРАФИЯ. ЕЕ ИСТОРИЯ СУЩНОСТЬ И МЕТОДЫ

  • Увеличить шрифт
  • Уменьшить шрифт


<<   СОДЕРЖАНИЕ ПОСМОТРЕТЬ ОРИГИНАЛ   >>

ИЗУЧЕНИЕ ГЕОГРАФИИ

А. Научное изучение

В университете и вообще в высшей школе научное изучение должно стоять на первом плане; прикладные части — в целях ли преподавательской профессии или практической жизни — могут быть лишь надстройкой на фундаменте научного изучения. Но надо различать, является ли география в данном учебном заведении главным предметом изучения, или второстепенным, и в этом последнем случае надо, кроме того, учесть, относится ли главный предмет изучения к наукам естественным или гуманитарным, или же основная установка учебного заведения заключается в подготовке к определенной практической профессии.

Я рассмотрю сначала первый случай, когда география является главным предметом изучения.

Рихтгофен когда-то высказал мнение, что изучение географии должно покоиться на законченном образовании в области какой-либо из подготовительных дисциплин, при этом он имел в виду прежде всего геологию, но факультативно также и физику, как основу океановедения и климатологии.

Действительное развитие пошло другой дорогой. Географы с односторонним геологическим или физическим образованием почти исчезли, отметена жизнью также и односторонне-историческая подготовка; тот, кто хочет посвятить свою жизнь географии, изучает именно географию и рассматривает другие науки как вспомогательные, от которых он берет то, что нужно для географии, и которые он изучает настолько, насколько это нужно для географических исследований. И едва ли это может быть иначе. География сама является уже настолько обширной областью знания, что географ не имеет права без нужды загружать себя посторонним материалом, а кроме того важнейшие из наших вспомогательных наук содержат, как известно, целые отделы, необходимые нам или по своему содержанию или по методу. Этим я, конечно, не хочу сказать, что географ должен пренебречь изучением вспомогательных наук; наоборот, изучение их для университета я считаю почти главной частью учебного плана.

Будущий географ должен слушать лекции по географии и проходить семинарии по географии, чтобы получить ясное о ней представление и знать, что к чему, а также чтобы усвоить важнейшие географические знания и уметь написать научную географическую работу. Для приобретения географической эрудиции у него будет еще достаточно времени в дальнейшем, но к усвоению вспомогательных знаний удобного случая уже не будет. Вот почему я считаю педагогической ошибкой, когда некоторые коллеги слишком уж впрягают своих учеников в географическую работу в узком смысле этого слова.

Приобрести одинаково широкую подготовку во всех вспомогательных областях невозможно, придется делать известный выбор сообразно своим склонностям и способностям. Но нельзя совсем пренебречь остальными, не попавшими в такой отбор; ибо географ должен ориентироваться во всех сторонах страноведческого исследования и иметь дело со всеми условиями природы и культуры.

Значение математики, как вспомогательной науки для географии, часто сильно преувеличивается. Эта переоценка ведет начало с того времени, когда география включала в себя всю так называемую математическую географию и геодезию и геофизику; ведь эти последние возможны только на математической основе. Кто хочет специально заниматься картографическими проекциями и т. п., тому, разумеется, нужна математика; но это все же только побочное дело. Настоящая география в смысле особого и сравнительного страноведения нуждается в небольшом объеме математики. Я лично проходил только начала высшей математики (правда, при хорошем преподавании), и мне их лишь очень редко не хватало; притом у меня сложилось впечатление, что и большинство математиков далеко не свободно чувствуют себя в области географии.

Хорошее знание элементарной физики, именно механики и учения о теплоте, нужно, ибо оно составляет необходимую основу климатологии, а также и других отраслей географии. Особенно желательна практика в обращении с инструментами. Студент-географ должен поэтому прослушать курс экспериментальной физики и проделать практические упражнения по физике.

Так же обстоит дело и с химией, но только с неорганической, органическая бывает нужна редко. Минералогия и учение о камнях являются вспомогательными дисциплинами геологии; географ может прекрасно довольствоваться макроскопическим учением о камнях и едва ли будет нуждаться в отнимающей много времени микроскопической петрографии. Напротив, сама геология, к которой относится знание важнейших каменных пород и окаменелостей, так называемых основных ископаемых, необходима каждому географу. Значение геологии для географии, однако, некоторое время преувеличивалось, так что каждый географ должен был быть и геологом, и геолога считали за прирожденного географа, а географические кафедры готовы были доверять геологам без всяких оговорок. Из этой полосы мы вышли, но нельзя впадать: и в другую крайность. Кто хочет основательнее заняться морфологией, тот должен запастись знаниями по геологии. Но и те, кто специализируется на других отделах географии, должны-таки пройти геологию, ибо форма и свойства твердой земной поверхности не могут быть поняты без геологической основы; кроме того, географии растений, географии расселения и экономической географии приходится считаться с почвой и ее особенностями, понимание которых без геологии невозможно.

География растений разрабатывается за последнее время более сильно, а она требует, конечно, знаний из ботаники. При этом раньше упирали главным образом на систематику, т. е. знание видов растений, и, конечно, известное знакомство с формами и уменье их определять приносят географу большую пользу. Но с тех пор, как на первое место выступила экология, начали изучать условия жизни растений, как приспособление к климату и почве, и ботанические знания географов должны идти больше в эту сторону.

С зоологией дело должно было бы обстоять в общем так же, как и с ботаникой, но университетский курс зоологии часто ограничивается низшими классами животных, не имеющими никакого географического значения; такой курс имеет мало пользы для географа. С географической точки зрения важны млекопитающие животные и в известной степени также моллюски и насекомые. Некоторое знание морфологии этих классов, а также знание их жизненных условий и их приспособления к ним, географу нужно для понимания нового экологического направления зоогеографии.

Важной и близкой для географии наукой является народоведение, и хотя в научно-исследовательской области оно все более отделяется от географии, географ вое же должен знать его основы и должен поэтому слушать курсы народоведения, если у него имеется к этому возможность, что, к сожалению, имеет место до сих пор лишь в немногих университетах.

Дать заключение о ценности для географа исторического образования не легко; общее представление об истории необходимо; и кто не принес его с собою со школьной скамьи, должен получить его в университете. Но исторические лекции дают часто не то, что нужно географу, ибо в них на первый план выдвигаются отдельные события политической истории и биографии. К тому же географ едва ли будет иметь время выслушать полный курс истории, причем даже и в этом случае он познакомится только о Европой и более детально с Германией, но едва ли что-нибудь услышит о прочих частях света. Участие в практических занятиях по истории должно требоваться от того, кто желает специализироваться на исторической географии или какой- нибудь части географии расселения.

Политическая экономия безусловно необходима для экономгеографии, ибо хозяйственные явления не могут быть сведены непосредственно на природные условия, но должны быть сначала поняты в их внутренней взаимной связи, для чего как раз и нужна политическая экономия. Она также нужна для экономической географии, как геология для морфологии. Конечно, и здесь многое зависит от трактовки.

Современное направление политической экономии с его дедуктивным методом мало соприкасается с действительностью; старые учебники Рошера и Шмоллера дают географии больше, чем большинство новых.

Еще меньше отвечает нашим запросам наука о государстве, ибо, находясь в руках юристов, она, к сожалению, все еще вращается в кругу теоретических построений, слишком мало говорит о действительной жизни государств и слишком неохотно следует по дороге, проторенной Кьелленом.

Практическое знание языков для географа очень желательно, отчасти даже безусловно необходимо. Почти по каждой стране приходится прибегать к французской и английской литературе, а некоторыми странами нельзя заниматься, не владел испанским, итальянским и русским языками.

Научные занятия исторической географией и историей географии часто требуют латинского языка, а иногда и греческого. Но в большинстве случаев дело идет только о практическом знании, а не о знании филологическом или лингвистическом, каковые составляют главное содержание университетского преподавания языков.

 
<<   СОДЕРЖАНИЕ ПОСМОТРЕТЬ ОРИГИНАЛ   >>