Правовое государство как особый тип государства

Формирование и развитие идеи правового государства

Термин «Правовое государство» появился в научном обороте из правовой науки немецких юристов, где он был предложен К. Т. Велькером и получил широкое употребление в первой трети XIX века[1].

У этой теоретической конструкции государства имеются предшественницы в далекой древности. Идея правового государства дошла до нас из глубины веков как реакция на произвол и попрание человеческих прав. Она связывалась с мечтой о социальной справедливости. У древних философов можно найти высказывания о верховенстве закона, господстве права и справедливости. В частности, одной из формул, передающих момент разумности и целесообразности в ограничении действий носителей власти правом, стала конструкция «правления законов, а не людей». В античных толкованиях этой концепции закон в них получил значение «меры всем человеческим поступкам»[2].

Ученые древности считали, что наиболее разумна и справедлива лишь та форма государственного правления, при которой закон в равной степени общеобязателен как для властвующих, так и для подвластных. Другие мыслители античности пытались выявить такие взаимосвязи между правом и государством, которые бы обеспечивали гармоничное функционирование общества той эпохи. Однако идея правового государства возникла в антагонистическом (рабовладельческом) обществе, поэтому она по своей сути была утопической и не могла найти своего воплощения в жизнь.

Однако на протяжении веков эта идея оставалась идеалом, способствующим прогрессу. Зародившись в Древней Греции и Риме, она оказала заметное влияние на становление и развитие более поздних прогрессивных учений о правовом государстве.

В период начавшегося разложения феодализма идеи правовой государственности изложили прогрессивные мыслители того времени Николо Макиавелли и Жан Боден. Так, Макиавелли видел цель государства в возможности свободного пользования имуществом и обеспечении безопасности для каждого. Требованиям равенства и свободы, по его мнению, отвечает республика. Поэтому предпочтение он отдавал этой форме правления. Общий смысл мировоззрений данных мыслителей сводится к правовой организации государственной жизни, исключающей монополизацию власти в руках властного органа или одного лица. Они выступали за равенство всех перед законом и необходимость индивидуальной свободы, закрепленной правом.

Новый этап становления идеи правового государства начинается в период ранних буржуазных революций. Значительный вклад в концепцию правовой государственности внесли такие прогрессивные мыслители как Г. Гроций, Б. Спиноза, Т. Гоббс, Д. Локк, Ш. Монтескье, Д. Дидро, Т. Джефферсон и некоторые другие.

Гуго Гроций считал целью государства охрану частной собственности посредством правовых предписаний, которые бы обеспечивали каждому человеку свободное пользование ею с согласия всех. Он был идеологом школы естественного права. Источник права представлялся им в природе человека и человеческом разуме, а волеустановительное право, исходящее от государства, по мнению Гроция, должно всецело соответствовать принципам естественного права. Правовые институты феодализма объявлялись Гроцием противоречащими природе человека, поэтому выдвигалось требование нового права, «отвечающего законам разума». По Гроцию источником любой формы государства является общественный договор, поэтому при создании государства народ может избрать любую форму правления. Изменение формы государственного правления возможно лишь с согласия обеих сторон, заключивших общественный договор (трактат Г. Гроция De jure belli ас pads libri tre («Три книги о праве войны и мира») был опубликован в 1625 г. и посвящен Людовику XIII «христианнейшему королю французов и Наварры», развивал систему принципов естественного права, которые являются обязательными для всех людей и всех народов, несмотря на местный обычай)[3].

Бенедикт Спиноза одним из первых дал теоретическое обоснование демократического государства, которое, будучи связано законами, обеспечивает действительные права и свободы человека. Спиноза утверждал, что государство могущественно только тогда, когда оно гарантирует каждому гражданину не только сохранение жизни, но и удовлетворение его интересов, и предостерегал правителей от посягательств на собственность, безопасность, честь, свободу и иные блага поданных[4].

Томас Гоббс, несмотря на то, что являлся защитником абсолютной монархии в Англии, отстаивал понимание свободы человека как права делать все то, что не запрещено законом. Тем самым он заложил теоретические основы наиболее эффективного принципа правового регулирования общественных отношений. Ему принадлежит обоснование формального равенства перед законом и незыблемость договоров[5].

Джон Локк был классическим выразителем правовых представлений буржуазного общества («Два трактата о государственном правлении», 1690). Свобода людей в условиях правового государства, писал он, состоит «в незыблемом для всех правиле, установленном законодательной властью, суть которого выражается в свободе следовать собственному желанию во всех случаях, когда этого не запрещает закон, и не быть зависимым от постоянной, неопределенной, неизвестной самовластной воли другого человека»[6]. По Локку государство создается для охраны естественных прав человека. Оно устанавливает законы для устройства и учреждения собственности, а также использует общественные силы для использования этих законов и для защиты от внешних нападений.

Шарль Луи Монтескье — ученик Д. Локка завершил формирование принципа разделения властей на: законодательную, исполнительную и судебную власть, сосредоточенных в разных государственных органах и взаимно ограничивающих и уравновешивающих друг друга. Объяснял установление правовой государственности необходимостью политической свободы в гражданском обществе. Идея политической свободы связана у него с идеей гражданской свободы, заключается в безопасности граждан государства. «Свобода есть право делать все, что дозволено законами. Если бы гражданин мог делать то, что этими законами запрещается, то у него не было бы свободы, так как то же самое могли бы делать и прочие граждане»[7].

Дени Дидро — представитель договорной теории происхождения государства правовые начала государственной власти обосновывал ее суверенностью. Государственная власть по Дидро основана на воле народа, который является сувереном. Люди лишь частично передают государству свою естественную независимость с целью обеспечения интересов и объединения воли и силы всех. В обмен на это государство должно обеспечивать неотъемлемые права граждан и их счастье[8]. Эти идеи Дидро получили философское обоснование и завершение в теории правового государства И. Канта.

Томас Джефферсон с позиции теории общественного договора и естественных неотчуждаемых прав человека подверг критике монархическую форму правления и отстаивал принцип народного суверенитета. Он явился соавтором «Декларации независимости Соединенных Штатов Америки». Включенные в нее естественные права человека превратились при заключении общественного договора в субъективные права отдельных индивидов по отношению к государству. Для официальной государственной доктрины это было совершенно новое положение, так как прежде считалось, что правами людей наделяет государство[9].

В этот же период значительный вклад в разработку основополагающих элементов правовой государственности внесли Вольтер, Гельвеций, Руссо, Пейн и другие видные мыслители.

Государство, по Вольтеру (1694—1778), возникает не по божественной воле, а вследствие договора между самими людьми ее первоначальная форма — республика, которую возглавляет вождь, постепенно сосредотачивает власть в своих руках и становится королем, и как следствие — устанавливается монархия. Вольтер относится к тем мыслителям, которые первостепенное значение придают не формам управления государства, конкретным институтам и процедурам власти, а принципам, реализуемым с помощью этих институтов и процедур[10].

Клод Адриан Гельвеций (1715—1771) разработал концепцию воспитания как средства перехода к разумному и справедливому общественному строю («Об уме» и «О человеке»). В качестве системы, наиболее удобной для многолюдных государств, Гельвеций предложил федеративное устройство, подобное устройству греков. Его социально-политическая доктрина сформировалась в полемике с Монтескье о причинах, определяющих общественную жизнь. Он доказывал, что различия в законах и нравах обусловлены исключительно социальной средой. Люди повсюду рождаются с равными способностями и задатками, а отличаться начинают лишь под влиянием семьи, законов воспитания и ближайшего окружения. Возникновение государства и Гельвеций выводил из общественных интересов и доводил постулаты юридического мировоззрения до крайних выводов. Целью законодательных преобразований Гельвеций считал создание правового порядка, гарантирующего соответствия личных и общественных интересов. Надо так организовать отношения между людьми, чтобы каждому индивиду стало выгодно совершать добро для сограждан. Государство должно защищать интересы большинства. Полемизируя с Монтескье, Гельвеций выступал против сохранения монархии (даже при условии сохранения власти) и высказывал мысль о возможности образования во Франции федеративной республики[11].

Воззрения Жан-Жака Руссо (1712—1778) о народном суверенитете носили в то время весьма прогрессивный характер, но они по своей сути были идеалистическими и входили в противоречие с идеями представительства власти, с принципом разделения властей.

Томас Пейн (1737—1809) относится к числу наиболее радикальных представителей демократической политической и правовой идеологии периода Войны за независимость в Северной Америке. Пейн различал естественные и гражданские права человека в своей политико-правовой теории, ему принадлежит приоритет в четком научном разграничении личности, общества и государства, об их взаимовлиянии.

Философскую основу теории правового государства разработали И. Кант и Г. Гегель, к трудам которых для обоснования своих взглядов о государстве обращался К. Маркс.

Иммануил Кант (1724—1804) обосновал и детально разработал философскую основу теории правового государства, в которой центральное место занимает человек с его потребностями и интересами. Кант в своих воззрениях опирался на волю народа, на его прерогативу требовать своего участия в установлении правопорядка путем принятия конституции, выражающей его волю. По И. Канту правовым государством является такое, которое действует на основе конституционного права, отвечающего воле народа. В таком государстве не может быть ограничения прав граждан в области личной свободы, совести, хозяйственной деятельности.

Возможность правовой организации общества И. Кант видел в разделении властей на законодательную (власть парламента), исполнительную (власть правительства) и судебную (власть суда присяжных, избранных народом). Философские взгляды И. Канта о правовой организации общества оказали существенное влияние на дальнейшее развитие политико-правовой мысли и практику государственно-правового строительства цивилизованного общества.

Георг Вильгельм Фридрих Гегель (1770—1831) рассматривал государство в контексте общей системы его фундаментальных философских представлений о мироздании с его философией права. Государство им определялось как наиболее совершенная организация общественной жизни, в которой все строится на правовой основе. У Гегеля принудительная, насильственная функция государства играет не столь важную роль. Главное — это четкая социальная и правовая направленность государственной деятельности, ее глубокое нравственное содержание, разумность и полезность для общества и индивида[12].

Карл Маркс рассматривал государство и право, исходя из открытой им классовой теории общественного развития. Он тоже высказывал идеи правового государства. Примечательным в этом отношении является его утверждение о том, что свобода состоит в превращении государства из органа, стоящего над обществом, в орган, всецело этому обществу подчиненный[13].

Элементы теории правового государства оттачивались с позиции своего времени и прошлого такими прогрессивными мыслителями, как Иеринг, Еллинек, Дюги, Ориу, Паунд, Спенсер.

Следует сказать, что идеи формирования правового государства существовали в России и в дооктябрьский период, и после октября 1917 г. Отдельные идеи правового государства нашли широкое отражение в русской политической и правовой мысли, в трудах Д. И. Писарева, Н. Г. Чернышевского, А. И. Радищева, П. И. Пестеля, Н. М. Муравьева и других мыслителей, подвергавших обоснованной критике беззаконие феодализма. Однако же теоретическую завершенность русская концепция правового государства получила в трудах видных правоведов и философов предсоветского периода: Н. М. Кор- кунова, С. А. Котляровского, И. И. Новгородцева, С. А. Муромцева, В. М. Гессена, Г. Ф. Шершеневича, Б. Н. Чичерина и др.

В советской юридической литературе можно встретить утверждение о том, что теория правового государства была разработана в России в начале XX в. и фактически связана с переходом Российской империи к конституционному самодержавию. Неоспорим тот факт, что наибольшая популярность этой теории в научной среде относится к началу XX в., после революции 1905—1907 гг. Тем не менее все-таки ее становление приходится на вторую половину XIX в., после проведения буржуазных реформ 1860—1870-х гг. Это нашло отражение в документах общественно-политического движения российского либерализма, прежде всего оппозиционного земства[14]. Уже в первых документах земской оппозиции содержались вполне конкретные указания на основные принципы правового государства: верховенство закона, верховенства представительного органа, признание прав и свобод личности и их гарантий. Осуществление этих принципов связывалось с установлением конституционной монархии.

Доктрина правового государства, став теоретически политической основой оппозиционного земского либерализма 70—80-х гг. XIX в. была трансформирована в политические документы либеральных земских движений начала XIX в. Проекты политических программ либеральной оппозиции также исходили из установки на создание правового государства. Поставив цель создания правового государства в России, либералы усматривали основной путь перехода к нему через сознательное и добровольное самоограничение государственной власти путем передачи верховной власти парламенту. Государство рассматривалось либералами как страж формального права.

Для создания правового государства считалось достаточным проведение политической реформы без экономических преобразований. Каждый новый проект политической программы и решения съездов земских и неземских организаций дополняли и уточняли черты правового государства. «Таким образом, в политических документах либерального общественно-политического движения до революции 1905— 1907 годов были изложены такие признаки правового государства, как верховенство закона, верховенство представительного органа, контроль за правительством, права и свободы граждан и их юридические гарантии, законность в правотворчестве и исполнении законов, гражданская и уголовная ответственность должностных лиц за нарушение закона, независимость суда и др.»[15].

«Исход революции 1905—1907 годов, — пишет О. Ф. Скакун, — переломный момент политико-правовой идеологии российского либерализма. Никогда ранее российские либералы не уделяли столь пристального внимания теоретическому анализу проблемы правового государства как в эти годы»[16]. А. С Алексеев, В. М. Гессен, Б. А. Кистя- ковский, Н. М. Коркунов, И. Н. Лазаревский — вот далеко не полный перечень ученых-юристов, которых интересовала проблема правового государства.

Первыми теоретическими разработками проблем правового государства были статьи М. А. Райснера «Что такое правовое государство» и В. М. Гессена «Теория правового государства». М. А. Райснер квалифицировал правовое государство как государственный строй, где закон — «норма, обязательная для самой власти», где каждый акт государственной власти «подчинен» закону, и этим же законом обеспечены неприкосновенные права личности и общественных корпораций. Для В. М. Гессена правовое государство «в своей деятельности, в осуществлении правительственно — судебных функций связано и ограничено правом, стоит под правом, а не вне и над ним»[17].

В основание разработок правового государства ученые-юристы положили теорию разделения властей Монтескье, дав ей своеобразную трактовку с учетом российской практики государственно-правового строительства. В их понимании власть едина, но должно быть «обособление властей», т. е. разделение функций между законодательными, исполнительными и судебными органами.

«Обособление властей» объявлялось основным принципом правового государства. Особо настойчиво подчеркивалась необходимость строгого подчинения правительственной деятельности правовым нормам. Большинство ученых-юристов не мыслили верховенства закона без верховенства представительного органа. Как утверждал В. М. Гессен, «истинно демократическое, правовое государство не может быть не парламентарным». Дореволюционная юриспруденция особое внимание уделяла проблеме взаимоотношения государства и гражданина, считая важным принципом правового государства обеспечение прав и свобод личности.

Среди прав и свобод личности на первое место ставилась неприкосновенность личности, без которой невозможно осуществление других прав и свобод.

Правосознание либерально-научной интеллигенции было охвачено идеями прав человека и правового государства. Эти идеи обогащались и конкретизировались, а также развивались по восходящей от периода реформ 60—70-х гг. XIX в. до Февральской революции 1917 г. Однако в силу ряда причин правовому государству не суждено было утвердиться. К этим причинам можно отнести следующие:

  • — право в России никогда не имело в глазах общества качества самоценности;
  • — русской бюрократии был присущ правовой нигилизм;
  • — гражданам России свойственно было искать высшую справедливость в воле монарха, верховного правителя;
  • — властвующим всегда было свойственно объявлять правом свою волю;
  • — наличие имперского сознания, формированию которого способствовали огромная протяженность границ, многонациональный состав, а также исторические условия формирования российской государственности.

После октября 1917 г. к перечисленным причинам добавились новые, в частности:

  • — идеи большевизма, отрицающие общечеловеческое содержание в праве;
  • — обесценивание права в период революции и гражданской войны;
  • — недостаток правовой культуры правящей элиты и революционных масс;
  • — недооценка законодательных органов;
  • — возвеличивание исполнительных органов и карательных учреждений;
  • — культ вождя.

Однако признаки, основания и принципы, с помощью которых создавался классический вариант теории правового государства, не утратили своей ценности. Злободневным и на сегодняшний день является утверждение о том, что «без организованной системы конституционных гарантий правовое государство немыслимо и невозможно». Этот период можно назвать первой «либеральной весной». На последующих этапах развития в России из лексикона отечественной теории государства и права понятия гражданского общества и правового государства были исключены. Долгое семидесятилетие существования социалистического государства гражданское общество, как понятие, исчезло из исследовательских работ отечественной теории права[18].

Советская государственно-правовая наука в период тоталитаризма не воспринимала идею правового государства, считая ее буржуазной и противоречащей классовой концепции государства. Только в середине 1980-х гг. эта идея стала интенсивно обсуждаться и в нашей стране, так как выражала сущность нового политического мышления по переустройству общества. «На рубеже 90-х годов прошлого века резко изменился вектор исторического развития нашей страны. Выявились неизбежность радикальных перемен в ее развитии, переход к обществу и государству, основанном на политическом плюрализме, свободной экономике, приоритете прав и свобод человека. В общественном сознании стала утверждаться иерархия ценностей, принятая в современном мире, — права и свободы человека, гражданское общество, правовое государство»[19].

Следует отметить, что деидеологизация общественной науки повлекла за собой замалчивание в теоретических публикациях роли КПСС в формировании концепции правового государства в нашей стране, а ведь наиболее ярко идеи правового государства нашли свое отражение в партийных документах: в материалах XXVII съезда КПСС и XIX партийной конференции. В частности в резолюции съезда по политическому докладу Центрального комитета КПСС предметом особого внимания объявлено использование всех форм непосредственной демократии. Прежде всего, речь идет об активизации трудовых коллективов, создании в них атмосферы взаимопомощи, воспитания у трудящихся чувства полноправных хозяев производства, высокой ответственности за выполнение обязанностей перед обществом. С этой целью предполагается кардинально улучшить механизм практического осуществления демократических принципов и норм, закрепленных в Законе о трудовых коллективах[20].

Съезд ориентировал общество и государство на дальнейшее совершенствование практики всенародного обсуждения и голосования по крупным вопросам жизни страны, обсуждение населением проектов решений местных советов, на эффективное использование других каналов развития прямой демократии: собрания граждан, наказы избирателей, печать, радио, телевидение, письма трудящихся, все средства выявления общественного мнения[21].

Принципиальная оценка дана вопросам расширения гласности в деятельности государственных и других органов, повышению информированности населения о принимаемых ими решениях и ходе их выполнения.

Съезд отметил также важность вопросов постоянного укрепления правовой основы государственной и общественной жизни, отражающему соблюдение законов, упрочению гарантий прав и свобод советского человека[22].

XXVII съезд КПСС одобрил курс на реформу экономической и политической системы советского общества, на усиление самоуправления народа, расширения гласности и демократии. Тем самым в резолюциях XXVII съезда КПСС были заложены идейные основы построения в СССР социалистического правового государства и формирования гражданского общества.

Еще больше эти идеи были развиты на XIX Всесоюзной конференции КПСС 1988 г. Так, в резолюции «О некоторых неотложных мерах по практическому осуществлению реформы политической системы страны» отмечается о необходимости внесения на рассмотрение очередной сессии Верховного Совета СССР проектов законодательных актов по перестройке советских органов, необходимых изменений и дополнений в Конституцию СССР, а так же об организации выборов и проведении съезда народных депутатов в апреле 1989 г., на котором образовать новые органы государственной власти.

В резолюции Конференции «О ходе реализации решений XXVII съезда КПСС и задачах по углублению перестройки» отмечается, что за время перестроечных мероприятий на первый план выдвинулась проблема кардинальной реформы политической системы, которая должна открыть новые возможности углубления перестройки во всех областях общественной жизни и обеспечить гарантии ее необратимости. При этом ключевое значение имеет разграничение функций партийных и государственных органов и возрождение полновластия Советов снизу доверху. Данные мероприятия вместе с судебной реформой о которой говорится в резолюции, а также реформированием других институтов, обеспечивающих правовое регулирование взаимоотношений между государством и гражданами, охрану политических, социальных и личных прав всех членов общества, были направлены на создание социалистического правового государства, в котором высшим принципом подразумевалось безусловное подчинение всего и всех закону.

Содержанием преобразований высших органов власти конференция считала созыв съезда народных депутатов СССР, деятельность на постоянной основе двухпалатного Верховного Совета, учреждение поста Председателя Верховного Совета, демократическое использование ими своих прерогатив, конституционно регламентированное взаимодействие всех высших эшелонов власти.

В резолюции конференции «О демократизации советского общества и реформе политической системы» определила следующие задачи реформы политической системы:

  • — «открыть максимальный простор самоуправлению общества, создать условия для полного развития инициативы граждан, представительных органов власти, партийных и общественных организаций, трудовых коллективов;
  • — отладить механизм демократического выявления и формирования интересов и воли всех классов и социальных групп, их согласования и реализации во внутренней и внешней политике Советского государства;
  • — обеспечить условия для дальнейшего свободного развития нации и народности, укрепления их дружбы и равноправного сотрудничества на принципах интернационализма;
  • — радикально укрепить социалистическую законность и правопорядок с тем, чтобы исключить возможность узурпации власти и злоупотреблений, эффективно противостоять бюрократизму и формализму, обеспечить надежные гарантии защиты конституционных прав и свобод граждан, а также выполнение ими обязанностей по отношению к обществу и государству;
  • — четко разграничить функции партийных и государственных органов в соответствии с ленинской концепцией роли Коммунистической партии как политического авангарда общества и роли Советского государства как организации и орудия власти народа;
  • — создать эффективный механизм, который обеспечивал бы своевременное самообновление политической системы с учетом меняющихся внутренних и международных условий, развитие и внедрение во все сферы жизни принципов социалистической демократии и самоуправления»[23].

На конференции впервые была сформулирована задача построения социалистического правового государства. «Решение этой задачи — говорится в резолюциях — непрерывно связано с максимальным обеспечением прав и свобод советского человека, ответственности государства перед гражданином и гражданина перед государством, с возвышением авторитета закона и строгим его соблюдением всеми партийными и государственными органами, общественными организациями, коллективами и гражданами, с эффективной работой правоохранительных органов»[24].

В резолюции конференции «О борьбе с бюрократией» важная роль в расширении гласности отводится средствам массовой информации, которые должны быть призваны всесторонне отражать деятельность партийных, государственных и общественных организаций и быть инструментом всенародного контроля над положением дел в стране.

В целях дальнейшего развития гласности признано необходимостью определить правовые гарантии гласности. Для этого в резолюции предлагается предусмотреть закрепление в конституционном порядке право граждан СССР на информацию. Реализация этого права должна осуществляться на основе специально разработанного законодательства, определяющего права и обязанности государства, должностных лиц и граждан по осуществлению принципов гласности.

Построение правового государства не мыслилось без проведения в стране всеобъемлющей правовой реформы. В связи с этим в резолюции Конференции «О правовой реформе» давалась исчерпывающая характеристика предстоящих изменений в правовой сфере. Во-первых, правовая реформа должна быть широкой, она призвана обеспечить верховенство закона во всех сферах жизни общества, усилить механизмы поддержания социалистического правопорядка на основе развития народовластия.

Во-вторых, большое значение отводилось улучшению законодательной деятельности высших органов власти СССР, союзных республик, направленной на укрепление конституционного режима в стране и решительное повышение роли советских законов, регулирующих важнейшие области общественных отношений, последовательное проведение принципа: разрешено все, что прямо не запрещено законом. Предполагалось также демократизировать законодательный процесс, который должен идти на основе гласности, компетентной научной оценки и обсуждения законопроектов с участием широкой общественности, всего народа.

В-третьих, неотъемлемую часть правовой реформы должны составлять кардинальный пересмотр, кодификация и систематизация законодательства. Конституции СССР впервые предлагается учредить комитет конституционного надзора.

В-четвертых, в резолюции предлагается значительно укрепить гарантии осуществления таких начал советского судопроизводства, как состязательность, гласность, неукоснительное соблюдение презумпции невиновности. Признается необходимость повышения авторитета суда, обеспечение безусловной независимости судей и подчинение их только закону, определить конкретные меры ответственности за вмешательство в их деятельность и за неуважение к суду.

В-пятых, конференция наметила конкретные меры по усилению роли юридической службы во властвующих и хозяйствующих субъектах, повышению ответственности прокуратуры и укреплению независимости прокуроров, улучшению работы милиции, повышение роли адвокатуры как самоуправляющейся ассоциации по оказанию юридической помощи всем субъектам права. В резолюции поставлен вопрос о расширении роли защитника на предварительном следствии и в судопроизводстве.

В-шестых, намечены задачи кадрового обеспечения правовой реформы, а также меры по перестройке правового воспитания населения, организации юридического всеобуча.

Содержание резолюций XXVII съезда КПСС и XIX Всесоюзной конференции КПСС свидетельствуют, что в этих партийных документах по существу сформулированы конкретные меры построения в СССР социалистического правового государства. Многие положения из этих мер нашли воплощение в Программе КПСС 1990 г., Конституции РСФСР 1992 г., а затем и в Конституции Российской Федерации 1993 г. Некоторые из этих положений реализуются и до настоящего времени.

На XIX Всесоюзной конференции КПСС была поставлена задача формирования правового государства, идеи которого зрели и проявлялись только в контексте резолюции XXVII съезда КПСС. Конкретные же меры построения правового государства в нашей стране были первоначально закреплены в Программе КПСС, принятой на XXVIII съезде партии, состоявшемся 2—13 июля 1990 г. В частности, в программе говорилось, что партия выступает за:

  • • формирование гражданского общества, в котором не человек существует ради государства, а государство ради человека; все социальные группы и общности имеют гарантированное законом право и фактическую возможность выражать и отстаивать свои интересы;
  • • упрочнение правового государства, в котором исключается диктатура какого-либо класса, партии, группировки, управленческой бюрократии, обеспечивается всем гражданам доступ к участию в государственных и общественных делах, занятию любых должностей; государство и граждане связаны взаимной ответственностью при безусловном верховенстве закона и равенстве всех перед законом;
  • • свободное соревнование общественно-политических организаций в конституционных рамках;
  • • воплощение принципов всеобщего, прямого, равного избирательного права.

Разделение властей на законодательную, исполнительную и судебную создаст гарантии от узурпации неограниченных полномочий, злоупотреблений властью позволит четко разграничить сферы компетенции и ответственности. Партия выступает за:

  • • демократичность и открытость законодательного процесса; полноту нормотворческих и контрольных функций советов всех уровней, формирование их надежной финансовой и материальной базы;
  • • ежегодные отчеты о деятельности исполнительно-распорядительных органов перед Советами; общественный контроль в рамках закона за деятельностью исполнительной власти;
  • • независимость суда и прокуратуры, повышение их статуса в обществе, совершенствование процессуального законодательства, строгое соблюдение презумпции невиновности, норм правосудия и права на защиту; действенность исправительно-трудовой системы; отмену актов необоснованного лишения советского гражданства;
  • • создание динамичного, современного государственного аппарата, формируемого на конкурсной основе, подконтрольного в рамках закона представительным органам и общественности.

Значительная часть мер по формированию правового статуса государства, предусмотренных Программой КПСС, была проведена в Российской Федерации до принятия Конституции РФ 1993 г. В частности, права и свободы граждан были приведены в соответствие с нормами международного права, проведены всеобщие, прямые и равные выборы Съездов народных депутатов РСФСР и иных представительных органов, сняты все ограничения на создание политических партий, ежегодно проводились отчеты исполнительно-распорядительных органов перед Советами. Для обеспечения реального действия принципа верховенства Конституции РФ и законов был образован Конституционный Суд РФ.

  • [1] См.: Welcker К. Т Die letzten von Recht, Staat und Strafe. Gizen, 1813. S. 25, 71 u.a.(Цит. по: Нерсесянц В. С. Общая теория права и государства : учебник для вузов. М.,НОРМА, ИНФРА-М, 2000. С. 286).
  • [2] См.: Козлихин Ю. И. Идея правового государства. История и современность. СПб. :Изд-во С.-Петербург, ун-та, 1993.
  • [3] URL: https://www.filosof.at.ua>/biografii/gugo_grocij/2-l-0-72.
  • [4] См.: Спиноза Б. Избр. соч. Т. 2. М.,1957. С. 207, 209, 261.
  • [5] URL: https://www.ru.wikipedia.org. Гоббс, Томас.
  • [6] См.: ЛоккД. Избр. философ, произв-я. Т. 2. М., 1960. С. 16, 17.
  • [7] См.: Монтескье Ш. Избр. произведения. Т. 2.М.,1955, С. 289.
  • [8] URL: https://www.studbooks.net/51974/pravo/deni_didro_1713-1784.
  • [9] URL: http://States-of-america.ru. Личности США. Томас Джефферсон.
  • [10] URL: http://uchebnikionline.com...istoriya...mironenko_om/volter...
  • [11] URL: http://refleader.ru/polyfsjgerna.html.
  • [12] URL: https://www.bibliotekar.ru.
  • [13] См.: Маркс К., Энгельс Ф. Соч. Т. 28. С. 427.
  • [14] См.: Скакун О. Ф. Теория правового государства в дореволюционной России //Советское государство и право. 1990. №2. С. 113.
  • [15] См.: Скакун О. Ф. Указ. соч. С. 111 ; Короткова О. И. Формирование правовогогосударства и обеспечение верховенства закона // Государственная власть и местноесамоуправление. М. : Юрист, 2012. №5. С. 3—12.
  • [16] См.: Скакун О. Ф. Указ. соч. С. 115.
  • [17] Цит. по: Скакун О. Ф. Указ. соч. С. 120.
  • [18] Короткова О. И. Формирование правового государства и обеспечение верховенства закона // Государственная власть и местное самоуправление. М. : Юрист, 2012.№5. С. 3—12.
  • [19] См.: Вицин С. Концепция 1991 г. положила начало формирования правового государства в России // Российская нация. 2001. № 11. С. 18.
  • [20] См.: Двадцать седьмой съезд КПСС. М. : Политиздат, 1986. С. 80.
  • [21] Там же.
  • [22] См.: Двадцать седьмой съезд КПСС. М. : Политиздат, 1986. С. 80.
  • [23] См.: КПСС в резолюциях. М.Д988. С. 628—629.
  • [24] Там же. С. 632.
 
Посмотреть оригинал
< Пред   СОДЕРЖАНИЕ   ОРИГИНАЛ     След >