Административные системы Японии и Южной Кореи

На специфику административных систем и практики государственного управления в Японии и Южной Корее решающее влияние оказали факторы культуры и религии. Божественное происхождение государства и государственной власти, декларируемое конфуцианством, определило особое отношение японцев и корейцев к этим феноменам. Это же предопределило высокий уровень патернализма и коллективизма в японском и южно-корейском обществах. В Корее коллективизм нашел отражение даже в языке. Корейцы практически не употребляют в общении местоимений единственного числа. При этом корейский коллективизм в значительной степени отличается от коллективизма, насаждавшегося в странах социалистического лагеря. Крупная корейская организация (будь то государственная или частная) строится не по принципу равноправного коллектива «советского» типа, а по принципу большой иерархизированной семьи, с доминированием отношений «отец — дети». Тот же принцип работает и в административной иерархии. Руководитель — это «отец» своих подчиненных, который, согласно конфуцианству, должен экономно расходовать средства и иметь скромный внешний облик.

В целом внутренняя политика Японии и Южной Кореи на протяжении послевоенного периода определялась высоким уровнем протекционизма в экономике (особенно в период 1960—1970-х гг.). Государство предоставляло отечественным производителям дешевые кредиты. Особенно сильное позитивное влияние это оказало на мелких сельских производителей, семейные хозяйства, сумевшие благодаря этому в значительной мере повысить производительность. Рост совокупных государственных кредитов в Южной Корее составил с 15 % от ВНП — 1962—1966 гг. до 46 % от ВНП — 1977—1981 гг. Еще более внушительного размера в 30—40 % от ВВП государственные и иные внутренние капиталовложения достигли в Японии. При этом японское правительство осуществляло практику согласованных действий, при которой экономическая стратегия вырабатывалась министерствами и крупными частными компаниями в тесном взаимодействии. В Южной Корее были предприняты более строгие меры по защите внутреннего рынка. В частности, был введен законодательный запрет на размещение частными лицами своих капиталов за рубежом. Другим обязательным элементом южнокорейской экономической политики является централизованное планирование с использованием среднесрочных и стратегических планов и целевых программ, для чего в 1962 г. была создана система государственного планирования, заключающаяся в разработке и реализации государственных пятилетних планов развития. В административной системе Кореи появился специальный орган — Совет экономического планирования, полномочия которого достаточно широки. Он определял основные принципы внешнеэкономической политики государства, а также те отрасли экономики, которые должны были развиваться более высокими темпами за счет государственных субвенций, кредитов и налоговых льгот. Дешевая рабочая сила была важным условием успехов южнокорейского бизнеса внутри страны и на международной арене. Эта дешевизна объяснялась рядом причин: низким уровнем жизни в начале процесса роста экономики; низкой долей заработной платы по отношению к получаемой прибыли; самой продолжительной в мире рабочей неделей (54 ч), терпеливостью перед лицом трудностей в 1960-е и начале 1970-х гг. и, наконец, жесткой антирабочей политикой властей, отказавших рабочим в праве на организацию, коллективный договор, забастовку. Стачки решительно подавлялись полицией и подчас специальными частями. Таким образом, дешевый труд в первые десятилетия экономического подъема был единственным преимуществом южнокорейского бизнеса на мировых рынках.

Результатом такой политики стал значительный рост наукоемкого производства и развитие новых технологий, позволившее Японии, а позже и Южной Корее занять лидирующие позиции на мировом рынке.

Специфика государственной политики Японии и Южной Кореи безусловно нашла свое отражение и в структуре административных систем этих государств.

 
Посмотреть оригинал
< Пред   СОДЕРЖАНИЕ   ОРИГИНАЛ     След >