ПРОФЕССИОНАЛЬНАЯ ЭТИКА АДВОКАТА

Понятие и основные принципы этического поведения адвоката

Термин «этика» (ethica в переводе с греч. — «обычай», «нравственный характер») впервые был введен греческим философом Аристотелем в IV в. до н.э. для обозначения науки, изучающей добродетели.

Предметом регулирования общей этики является нравственное поведение человека вообще, любой профессии и в любых обстоятельствах.

В соотношении с общей этикой адвокатская этика является производным понятием. Предметом ее регулирования служат профессиональные отношения адвокатов, их помощников и стажеров.

Необходимость выделения профессиональной адвокатской этики вытекает из особенностей адвокатской деятельности. Адвокат, с одной стороны, осуществляет функции по защите прав, свобод и интересов физических и юридических лиц, возложенные на него государством, а с другой стороны, выполняет поручение лица, нуждающегося в юридической помощи, по защите его субъективных прав, нередко от того же государства в лице должностных лиц.

Адвокатская этика базируется на принципах независимости, соблюдения законности, доминантности интересов клиентов, недопустимости представительства клиентов с противоречивыми интересами (конфликт интересов), конфиденциальности, честности и добросовестности, уважения к адвокатской профессии, культуры поведения, ограниченного рекламирования деятельности адвокатов.

Доминантность интересов клиента является важнейшим этическим принципом адвоката. Адвокат обязан в своей профессиональной деятельности исходить из преимущества интересов клиента (естественно, в рамках законности) перед своими собственными интересами, интересами коллег, партнеров, сотрудников. Адвокат обязан избегать компромиссов, если таковые расходятся с законными интересами клиента.

Помимо принципов адвокатской этики важно соблюдать и правила профессиональной этики; в частности, эти правила предусматривают, что тактический прием не должен содержать сведения, унижающие честь и достоинство какого-либо участника процесса, если таковые не обоснованы материалами дела. Такие данные нельзя использовать в любом случае, если они не влияют на вопросы доказанности виновности подзащитного или степень его ответственности.

Адвокат не может:

  • — оправдывать само совершение преступления;
  • — побуждать или провоцировать своего подзащитного или иных лиц на оговор ими невиновных, а также на обвинение виновных лиц в большем объеме, нежели это соответствует фактам;
  • — препятствовать сознательному и свободному желанию подзащитного признать свою вину, в том числе и в совершении преступлений, не вменяемых ему;
  • — использовать в защите заведомо ложные сведения, в частности о происхождении предметов и документов, подрывать авторитет следственных и судебных органов и т.д.

В этой связи на адвоката возлагается целый комплекс обязательств как юридического, так и морального характера, зачастую вступающих во взаимное противоречие и условно подразделяемых на следующие категории обязательств:

  • — обязательства перед доверителем;
  • — обязательства перед судом и другими органами власти, с которыми адвокат вступает в контакт, будучи доверенным лицом доверителя или действуя от его имени;
  • — обязательства перед другими адвокатами;
  • — обязательства перед обществом, для членов которого существование свободной и независимой профессии адвоката наряду с соблюдением правовых норм выступает важнейшей гарантией защиты прав человека.

Комплекс обязательств формирует и задачу адвокатской этики — соблюдение баланса между всеми этими категориями обязательств, между профессиональным долгом адвоката и интересами общества и государства.

В Общем кодексе правил для адвокатов стран Европейского Сообщества говорится, что в любом правовом обществе адвокату уготована особая роль[1].

Его обязанности не ограничиваются добросовестным исполнением своего долга в рамках закона. Адвокату следует действовать в интересах как права в целом, так и тех, чьи права и свободы ему доверено защищать; не только выступать в суде от имени доверителя, но и оказывать ему юридическую помощь в виде советов и консультаций.

Закон об адвокатуре содержит ряд положений, ориентирующих адвокатов на реализацию морально-этических правил и нравственных норм. Так, п. 1 ст. 7, формулируя обязанности адвоката, закрепляет, что он обязан честно, разумно и добросовестно отстаивать права и законные интересы доверителя всеми не запрещенными законодательством Российской Федерации средствами.

Согласно п. 1 ст. 8 Кодекса профессиональной этики адвоката, при осуществлении профессиональной деятельности адвокат обязан честно, разумно, добросовестно, квалифицированно, принципиально и своевременно исполнять свои обязанности, активно защищать права, свободы и интересы доверителей всеми не запрещенными законодательством средствами, руководствуясь Конституцией РФ, законом и Кодексом профессиональной этики адвоката.

Категории «честность» и «добросовестность» содержатся и в ст. 13 Закона об адвокатуре, в соответствии с которой претендент на присвоение статуса адвоката, успешно сдавший квалификационный экзамен, приносит присягу, где есть слова: «Торжественно клянусь честно и добросовестно исполнять обязанности адвоката, защищать права, свободы и интересы доверителей, руководствуясь Конституцией Российской Федерации, законом и кодексом профессиональной этики адвоката».

Дореволюционный российский адвокат, вступая в сословие, также клялся «не писать и не говорить на суде ничего, что могло бы клониться к ослаблению... доброй нравственности, но честно и добросовестно исполнять обязанности принимаемого на себя звания».

Преемственность данных основополагающих этических принципов очевидна.

Честность в деятельности адвоката заключается в том, чтобы при защите прав клиента не нарушать закон и использовать все законные способы защиты.

Под компетентностью следует понимать как собственно глубокие знания о правовом регулировании, умение правильно разобраться в ситуации, так и наличие навыков, необходимых для применения соответствующих правовых норм. В том случае, если адвокат недостаточно компетентен в правовой проблеме, он должен прямо предупредить об этом клиента. При этом адвокат может порекомендовать клиенту конкретного специалиста в соответствующей области права или с согласия клиента привлечь такого специалиста к совместной работе.

Добросовестность предполагает, что адвокат, оказывая клиенту юридическую помощь, использует все известные ему законные способы для разрешения проблемы, действуя при этом настойчиво, смело, проявляя должную выдержку.

Рассматривая вопросы этического поведения адвоката, следует особо выделить этические нормы, заложенные в присяге адвоката. Принесение присяги — не простая формальность: только с момента ее принесения претендент получает статус адвоката и становится членом адвокатской палаты.

В тексте присяги соединены два важнейших принципа адвокатской работы: законность и профессиональная нравственность. Одно немыслимо без другого, и оба находятся в постоянном единстве.

Необходимость соблюдения норм адвокатской этики закреплена в п. 1 и 4 ст. 7 Закона об адвокатуре, согласно которым адвокат обязан соблюдать кодекс профессиональной этики. В случае нарушения моральных норм вмешательство каких-либо юрисдикционных органов, государственных или негосударственных, недопустимо. За нарушение норм адвокатской этики законодатель установил дисциплинарные санкции. Так, п. 1 и 5 ст. 17 Закона закрепляет, что совершение поступка, порочащего честь и достоинство адвоката или умаляющего авторитет адвокатуры, является основанием для прекращения статуса адвоката. В Кодексе профессиональной этики адвоката целый раздел (разд. 2) посвящен вопросам регулирования процедурных основ дисциплинарного производства.

Правила профессиональной этики имеют огромное практическое значение. При их наличии адвокат уже не терзается сомнениями «что такое хорошо и что такое плохо», а следует предписанным нормам поведения. И это является для него дополнительной гарантией собственной безопасности: соблюдение правил этики позволит избежать возможности быть привлеченным к ответственности. Все это является правовой основой этического поведения адвоката (нормативноправовое регулирование)[2].

Одним из первых отечественных юристов, обративших внимание на проблему взаимодействия права и морали, был А.Ф. Кони. Его перу принадлежит труд под названием «Нравственные начала в уголовном процессе»[3].

Сегодня в России при осуществлении профессиональной деятельности адвокаты руководствуются положениями Федерального закона об адвокатуре[4] и Кодекса профессиональной этики адвоката.

В основу последнего были положены работы специалистов современной российской адвокатуры М.А. Гофштейна (проект кодекса Гильдии российских адвокатов), М.Ю. Барщевского (проект Кодекса адвокатской этики[5]) и др.

Как указывают сами авторы, данные документы были созданы в дополнение к действующим правилам, установленным законодательством об адвокатской деятельности и адвокатуре, в развитие требований, предусмотренных ст. 7 Закона об адвокатуре, в целях соблюдения профессиональной чести и нравственной ответственности перед обществом, развивая традиции российской присяжной адвокатуры.

Кодекс устанавливает обязательные для каждого адвоката правила и принципы его поведения при осуществлении адвокатской деятельности на основе нравственных критериев и традиций адвокатуры.

Кодексы адвокатской этики существуют практически во всех адвокатских сообществах цивилизованных стран. Так, в частности, в США еще в 1908 г. были приняты Правила профессиональной этики, содержавшие 70 параграфов и дававшие достаточно полный перечень установлений по вопросам взаимоотношений с судом и коллегами, добросовестного отношения к обязанностям, честности и откровенности, умеренности в вопросах назначения гонорара.

В настоящее время в США действуют различные кодексы адвокатской профессиональной этики: есть этические кодексы адвокатских фирм, штатов, а также федеральный кодекс адвокатской этики. При этом все американские кодексы основаны на прецедентах.

Нравственные кодексы адвокатской профессии разрабатывались во многих странах: в Польше — в 1970 г., в Венгрии — в 1972 г., в Литве (когда она еще входила в состав СССР) — в 1974 г. В 1985 г. такие же Правила были приняты в Минской городской коллегии адвокатов. В октябре 1999 г. утверждены Правила адвокатской этики адвокатов Украины.

Интеграционные процессы в странах Европейского Сообщества обусловили принятие Общего кодекса правил для адвокатов стран ЕС.

На конференции, которая состоялась в сентябре 1990 г. в Нью-Йорке, Международной ассоциацией юристов был принят правовой документ «Стандарты независимости юридической профессии Международной ассоциации юристов»[6] [7].

Хотя наш профессиональный Кодекс принят в январе 2003 г., в Российской Федерации на тот момент уже существовала обширная практика применения норм адвокатской этики. Так, 4 сентября 1997 г. президиумом Межрегиональной коллегии адвокатов помощи предпринимателям и граждан были утверждены Правила профессиональной этики этой коллегии.

Кодексы адвокатской этики существовали в Международном союзе (Содружестве) адвокатов и в Гильдии российских адвокатов.

Кроме того, ряд этических правил профессионального поведения адвоката был закреплен в процессуальном законодательстве (ст. 49, 51, 53, 72 УПК РФ)2.

Как известно, в Положении об адвокатуре 1980 г. (ст. 16) были также сформулированы основные требования, предъявляемые к адвокату:

«Адвокат должен быть образцом моральной чистоты и безукоризненного поведения, обязан постоянно совершенствовать свои знания, повышать свой идейно-политический уровень и деловую квалификацию, активно участвовать в пропаганде права».

  • [1] URL: http://real-voice.info/modules/myarticles/article.php7storyid=64
  • [2] Как мы знаем из теории права, этическая норма приобретает юридически общеобязательную силу лишь тогда, когда она закреплена в правовой норме. Вместе с тем,говоря о нормативном регулировании профессиональных этических взаимоотношений,нужно понимать, что большинство этических норм находится за пределами правовогорегулирования (и могут возникнуть ситуации, требующие применения нравственныхоценок), а следовательно, их исполнение обеспечивается не государственным принуждением, а средствами самого адвокатского сообщества.
  • [3] Кони А.Ф. Нравственные начала в уголовном процессе (общие черты судебнойэтики) // Кони А.Ф. Собр. соч. : в 8 т. Т. 4. М., 1967.
  • [4] Подпункт 4 п. 1 ст. 7, п. 2 ст. 4.
  • [5] Барщевский М.Ю. Адвокатская этика. М., 2000. С. 5.
  • [6] URL: http://www.5rik.ru/clear/list-233-str-41.html
  • [7] Прямой запрет осуществления защиты двух обвиняемых с противоречивымиинтересами одним адвокатом; запрет разглашения сведений, полученных адвокатомот обвиняемого в доверительном порядке; запрет отказа от принятой защиты в ходесудебного разбирательства.
 
Посмотреть оригинал
< Пред   СОДЕРЖАНИЕ   ОРИГИНАЛ     След >