Экскурсии И. И. Горностаева и Д. М. Струкова

Насильственная русификация Западнорусского края привела к тому, что при политически ангажированном выявлении «русских корней» страны, исследователи впервые обратили пристальное внимание на ее памятники древности. Правда, надо сказать, что искусство русской древности тогда было еще известно мало и приблизительно, за «корни» принималось многое, что к ним не имело отношения, но все-таки древностью начали интересоваться, ее стали выявлять.

В 1864 г. к этому обратилось Русское археологическое общество в Петербурге, деятельность которого, по неимению у государства средств после Крымской войны, крайне захирела. Желая ее оживить, князь Г. Г. Гагарин, сменивший на посту председателя общества умершего Д. Н. Блудова (1864 г.), добился у М. Н. Муравьева средств для изучения русских древностей в Западном крае[1] [2]. Специально избранная обществом комиссия (В. В. Вельяминов-Зернов, А. А. Куник, И. И. Срезневский и др.) в особой записке представила программу изучения памятников в этом регионе. В ней указывалось на необходимость организации экскурсий по Белоруссии и разрабатывалась их цель: «1) разыскать русские и православные достопримечательности Западного края; 2) снять с них точные виды, рисунки и снимки; 3) составить верное описание настоящего положения памятников с приложением... основательных исторических исследований об их происхождении и прежнем состоянии» [Веселовский Н. И., 1900. С. 14А—146]. Записку эту конкретизировал И. И. Срезневский, наметив два маршрута по «Краю»: 1) Дрисса, Полоцк, Витебск, Орша, Мстиславль, Могилёв, Слуцк, Минск, окрестности; 2) Гродно, Белосток, Брянск, Дрогичин, Брест, Кобрин, Каменец и окрестности. («Другие пути, например в Пинск, Туров, Сло- ним и т. п., обозначались бы легче потом», — писал И. И. Срезневский [Веселовский Н. И., 1900. 146—147]. По его рекомендации в экскурсии следовало посылать двух человек, один из которых выявлял бы и фиксировал памятники, другой же занимался находимыми древними предметами, делал бы с них снимки, слепки, рисунки. Согласие выехать по этим маршрутам выразили член общества, архитектор, профессор Академии художеств Иван Иванович Горностаев (1821—1874), бывший одновременно заведующим Музеем православного иконописания в Петербурге (при Академии художеств) и много ездивший по древним церквам и монастырям [Вздорнов, 1986. С. 117], и известный художник Московской оружейной палаты Дмитрий Михайлович Струков (1828— 1899). Струков многократно бывал в Белоруссии и обследовал большое количество памятников. Первый раз он был там, по-видимому, летом 1864 г., когда ездил туда за собственный счет. В том же году в сентябре его в сопровождении художника-помощника С. А. Покровского направило в Белоруссию Русское археологическое общество [Веселовский Н. К., 1900. С. 147, 148].

Вместо предполагаемых двух месяцев Струков с разрешения общества пробыл там более трех и осмотрел восточную часть Виленской губернии, западную часть Могилёвской и Минской губерний. И. И. Горностаев пробыл в Белоруссии всего месяц. Его чертежи церквей Северо- Западного края демонстрировались в 1872 г. на выставке в Московском политехническом музее, но изданы не были. Альбом Д. М. Струкова, приложенный к его отчету, на 200 листах, по просьбе Виленской комиссии по устройству публичной библиотеки общество выслало в Вильну с просьбой вернуть (1875 г.), однако альбом возвращен не был и так и хранится в Виленской публичной библиотеке [Веселовский Н. И., 1900. С. 149]. По свидетельству Е. Р. Романова, Д. М. Струков зарисовывал не только церкви, но и археологические памятники, например «доисторические овальной формы и находящиеся у его подножья курганы» у Старого Села на Западной Двине. В Полоцке он разрисовал и вычертил 31 лист ватмана (виды города, план Кадетского корпуса, Никольского собора, Евфросиньевской церкви и церквей Бельчицкого монастыря, также «планы, фасады и разрезы тех же церквей и монастырей»). Только одному Спас-Евфросиньевскому монастырю было посвящено 12 рисунков, Витебску — 27 (из них 6 — церкви Благовещения [Романов, 1912. С. 248—249]).

От поездок Д. М. Струкова в Западный край в последующие годы, вплоть до 1896 г., сохранились архивные материалы1. В «Воспоминаниях» о поездке в 1867 г. художник живо рассказывает, как 1 августа к нему на дачу в Нескучном подкатила коляска, запряженная четверкой, — П. Н. Батюшков увез его в Николо-Угрешский монастырь под Москвой и уговаривал по дороге ехать с ним в Западный край. В Петербурге условились о гонораре (200 рублей плюс оплата каждого отдельного белового рисунка) и, получив высочайшее разрешение, 13 сентября отбыли в Двинск, затем в Ригу и Вильну. «Русификаторские» поступки П. Н. Батюшкова в пути часто вгоняли художника в краску[3] [4]. Основная работа началась в Вильне, далее путешественники были в Варшаве, вернувшись в Белоруссию, посетили Могилёв, Витебск и т. д. В Петербурге П. Н. Батюшков посадил его в своей квартире, так как, по свидетельству Д. М. Струкова, все время опасался, что заплатил ему деньги даром, и заставил писать «чистовики» [Головацкий, 1871. С. 149—150]. Для проверки рисунков и «их окончательной отделки» было «высочайше поведено» пригласить академика Ф. Г. Солнцева, после сего предполагалось издать их хромолитографическим способом. Однако далеко не все рисунки были признаны подходящими: большая часть их, оказалось, «шла вразрез с идеей экспедиции» и была забракована, по-видимому, как не способствовавшая русификации края [Романов, 1912. С. 239]. Рисунки Д. М. Струкова были положены П. Н. Батюшковым в основание следующих книг: «Замечательное™ Северо-Западного края» [Вильна, 1868]; «Памятники старины в западных губерниях империи» [СПб., 1874 г.].

  • [1] Вероятно, при поездке 1868 г. А. С. Уваров узнал о существовании под СмоленскомГнёздовского могильника.
  • [2] Видимо, это была линия, начатая самим Д. Н. Блудовым. Так, известно, что онпомогал Виленской Археологической комиссии и пожертвовал ей «почти все изданияИмператорской академии наук» [Заседание..., 1865].
  • [3] ОР РГБ. Ф. 293 СД. М. Струкова), № 17/5; 19/13, 17, 27, 35; 20/25; 22/6, 7, 36.
  • [4] Например, во всех гостиницах, ресторанах Прибалтики и Польши П. Н. Батюшковсо скавдалом требовал меню, счета только по-русски и т. д.: ОР РГБ. Ф. 293 (Д. М. Струкова), № 19/1. Струков Д. М. Записки о поездке в Западный край по предложению[П. Н.] Батюшкова.
 
Посмотреть оригинал
< Пред   СОДЕРЖАНИЕ   ОРИГИНАЛ     След >