«Дело о срытии Замковой горы в Витебске» (1897)

Несмотря на то, что наука о древностях к концу XIX в. достигла впечатляющих результатов, и в это время не обходилось без целенаправленного уничтожения уникальных памятников. Таким было срытие Замковой горы в Витебске в 1897 г. На этом эпизоде следует остановиться особо как на обратной стороне развития русской археологии.

Витебск, как мы знаем, — один из самых старинных городов Белоруссии, первое упоминание о котором относится к 1021 г. Его древнейшая часть состояла из детинца («Верхний замок»), окольного города («Нижний замок»); кроме них существовала еще так называемая Замковая гора — самое древнее укрепленное городище в Витебске. Скандальное срытие Замковой горы в 1897 г. — потрясающий пример [1]

вандализма в эпоху, когда как профессиональными историками, так и широкой общественностью уже осознавалось значение археологических памятников. Поразительно, но это сделано было образованными людьми, витебчанами, наверняка знавшими историю своего города хотя бы по многочисленным работам А. М. Сементовского и А. П. Сапунова предыдущих лет. Сравнить это варварство можно лишь с уничтожением в Витебске знаменитой церкви Благовещения XII в. в 1961 г. и срытием без исследования культурных напластований в городе, насыщенных остатками построек древних горожан.

«Дело о срытии Замковой горы в Витебске» обнаружено Л. В. Алексеевым в начале 1960-х годов в архиве Императорской археологической комиссии в Петербурге [Алексеев, 1964]1. Упоминания об этой горе можно найти уже во второй половине XIX в. [Город Витебск, 1876. С. 156—157]. В 1890-х годах в прессе промелькнули сообщения о ее «раскопках» и о тех находках, которые были обнаружены [Раскопки..., 1895; Нижегородские губернские ведомости, 1895]. Любопытна статья известного фольклориста Витебщины Н. Я. Никифоровского, заинтересовавшегося находками, поступившими в Витебский музей. Сообщив, что для Заручавской II (на Малой Могилёвской ул.) и Задунавской дамб «потребный земляной материал брали на Замковой горе» (часть которой пошла на «замощение давнего Ручавья»), автор остановился на находках древностей, на древней керамике. Он был поражен «тождеством гончарной посуды Киева и Витебска» [Никифоровский, 1897а]. Итак, Замковая гора Витебска, находившаяся во дворе нового здания мужской гимназии, была разрушена уже в 1890-х годах (и в большой степени!).

Из копии предварительной записки при отношении министра народного просвещения И. А. Делянова к министру внутренних дел следует, что работы по срытию Замковой горы в Витебске начались с разрешения И. А. Делянова еще в 1883 г. В 1895 г. там были найдены «каменные фундаменты, нижний этаж здания с окнами до половины, каменная лестница и отчасти плитяной, а отчасти булыжный пол». Возникло предположение, что это остатки княжеского замка, работы приостановили, а А. П. Сапунову было предложено собрать исторические сведения о Замковой горе. Год спустя, в 1896 г., «сделана в одном месте горы небольшая поверхностная раскопка, показавшая довольно отчетливо и ясно, что здесь, по хребту горы, шла каменная стена в прямом направлении». «Таким образом, — утверждалось в “отношении”, — были здесь какие-нибудь постройки, вроде упоминаемой в хрониках церкви Архангела Михаила, стоял ли тут замок — ничего... ни в положительном, ни в отрицательном смысле сказать нельзя». По-видимому, «на Замковой горе существовали только крепостные укрепления с башнями». «Дальнейшие изыскания, — говорилось далее в этом документе, — едва ли приведут к раскрытию данных несомненно исторической ценности, до- [2]

называющих существование в нем замка основателя Витебска... А потому нет, кажется, достаточных оснований заботиться местной государственной администрации о сохранении Замковой горы». К отношению приложена справка А. П. Сапунова о Витебских замках и дополнительная записка исполняющего дела губернатора вице-губернатора Витебской губернии Мамчича, гневно требующего сохранить в неприкосновенности «уникальный памятник старины». Об отношении к этому делу А. П. Сапунова мы говорили выше, он писал: «Эта гора имела некоторое историческое значение в прошлом Витебска». Мамчич указывал, что «гора до середины 70-х годов сохранялась в своем естественном виде... Окончательная раскопка ее началась только с постройкой гимназии и городского суда. Пологой стороной входя в набережную Витьбы, гора эта представляет собой усеченную пирамиду, покрытую травой с ровной площадкой наверху». «Я признаю, — продолжал он, — что остатки Замковой горы заслуживают полного внимания, и считаю долгом ходатайствовать о сохранении этого единственного остатка исторических памятников (города), свидетельствующего о том, что город Витебск — издревле русский». Слабой стороной этого последнего утверждения Мамчича было то, что археологические признаки «русскости» того или иного памятника тогда еще не были разработаны. Все документы послали Археологической комиссии, ответ которой после двух специальных заседаний поразителен: «Разрешить срывать гору, но наблюдать особой комиссии»1. Была ли создана такая комиссия, из кого она состояла и что могла «наблюдать», — неизвестно. Факт налицо: большая часть горы, мешавшая «прекрасному виду гимназии», срыта. По остаткам горы, существовавшим еще при А. Н. Лявданском (1928 г.), этот исследователь заключил, что это городище (вероятно, одной родопатриархальной семьи) IX в., на основе которого в X—XI вв. вырос город [.Ляуданст, 1930. С. 93—94].

Замковой горы, ее остатков, которые изучал А. Н. Лявданский, слабые следы которой еще видны (без следов культурного слоя) в наши дни, больше не существует. Она была окончательно и бездумно уничтожена в 1960—1970-х годах, именуемых теперь «эпохой застоя».

  • [1] РГИА. Ф. 970 (И. П. Корнилов). On. 1. № 109. Л. 1.
  • [2] Архив ИИМК. Ф. 1 (Императорская археологическая комиссия). On. 1 (1897). № 8.
 
Посмотреть оригинал
< Пред   СОДЕРЖАНИЕ   ОРИГИНАЛ     След >