Роль ученого в политике

Как было отмечено, научная и образовательная система в Турции довольно сильно централизована. В результате большинство вузов и научных организации утратили свои независимый характер, а их деятельность сводится к выполнению указаний государственных органов, что фактически исключило высшие учебные заведения из внутриполитической борьбы.

Тем не менее это не означает, что сами члены профессорско-преподавательского состава, которые являются наиболее яркими представителями турецкой интеллигенции, не участвуют в политической жизни страны.

Операция против курдских группировок на юго-востоке страны и попытка военного переворота летом 2016 г. стали наглядным примером сказанного. В начале 2016 г. свое развитие получило движение «Я не стану участником преступления», представлявшее собой петицию, которую подписали 1128 ученых: 900 турецких и 400 иностранных профессоров. Цель петиции заключалась в призыве к правительству о прекращении кровопролитных действий на юго-востоке страны: «Очевидны разрушительные и непоправимые результаты конфликта, который продолжается на юго-востоке нашей страны уже многие месяцы. В этой ситуации необходимо призвать к мирному и справедливому разрешению конфликта. Мы также чувствуем ответственность каждого деятеля науки в этой стране за обеспечение свободы слова, являющейся базовым принципом международного права и закрепленной в международных соглашениях».

Участниками петиции критически оценили подход турецкой власти к данной проблеме: «Нельзя забывать, что неотъемлемой частью свободы слова является право на критику власти. Также надо помнить, что первоочередной задачей власти является создание в стране условий, гарантирующих гражданам право на жизнь, чего нынешнее правительство не делает[1]».

Данная акция продемонстрировала, что активное сотрудничество турецких ученых на мировом уровне позволило им создать довольно обширную сеть контактов, которая в трудный момент оказала им поддержку. Свои подписи под документом поставили американский политолог Ноам Хомский и словенский философ Славой Жижек.

Акция не прошла бесследно с точки зрения международного сообщества и привлекла особое внимание видных политических деятелей Соединенных Штатов Америки. Вице-президент США Джо Байден сделал тогда заявил, что Америка поддерживает документ под названием «Я не стану участником преступления» и будет защищать такие общечеловеческие ценности, как право на свободу слова, право «критиковать и дышать свободно»[2].

Проведенная акция стала в каком-то смысле символом единства ученых и сотрудников университетов Турции, подчеркнув, что интеллигенция представляет собой единую социальную и политическую группу, которая имеет свои собственные интересы и определенное количество ресурсов, чтобы отстоять их.

Выступление ученых было серьезно воспринято руководством Турции, для которого это было явным сигналом об опасной активизации интеллигенции. Масштабность акции привлекла внимание прокуратуры, и было возбуждено 109 уголовных дел[3]. В связи с этим, когда в результате неудачной попытки переворота в стране был введен режим военного положения и началась борьба со всеми, кто не согласен с политикой правящей партии, члены профессорско-преподавательского состава университетов оказались одними из первых, кто попал под удар.

По данным доклада, который в конце сентября 2016 г. подготовила оппозиционная Народно-республиканская партия, с июля того же года в Турции были закрыты 15 университетов (учитывая, что, как было сказано выше, всего в Турции насчитывается около 200 вузов, после попытки переворота было закрыто каждое тринадцатое заведение). Общее же количество профессоров, которые были отстранены от работы по распоряжению руководства вуза или уволены в соответствии с решениями государственных органов, превысило 6 тыс. чел.

Теперь остается большой вопрос: сохранится ли после этих событий тот же уровень свободы слова среди работников университетов, или политика правящей Партии справедливости и развития приведет к снижению до минимума политической активности ученых в стране?

к к к

Изучение внутриполитической системы Турецкой республики без учета позиций турецких университетов в настоящее время не представляется невозможным, поскольку именно они на протяжении всей истории государства играли важнейшую роль в политических процессах страны.

Сегодня изучать университеты как самостоятельный объект в контексте турецкой политики также крайне сложно. Как правило, он подразделяется на две составляющие: студенты и профессорско-преподавательский состав. Каждый из элементов имеет свои политические интересы, и на него оказывается особенное влияние.

Студентам, например, свойственны оппозиционные воззрения по отношению к правящей Партии справедливости и развития, благодаря различным международным программам они постоянно находятся под влиянием США и Европы. Ученые, в свою очередь, также имеют широкую поддержку за рубежом, хотя далеко не все они негативно настроены против действующей власти.

Современная система образования Турции (в том числе и руководство вузов), как и многие другие элементы внутриполитических процессов, сегодня находится под сильным давлением государства, иными словами — в прямой зависимости, поэтому настроена достаточно лояльно по отношению к нему.

Известно, что государство контролирует образовательную деятельность в стране, а несоответствие государственным нормам или чрезмерная активность каких-либо учебных заведений или научных сотрудников достаточно жестко санкционируется.

Турция имеет неплохую систему образования, однако в настоящее время государство уделяет недостаточно внимания ее развитию, что говорит о нехватке как научных сотрудников, так и квалифицированных специалистов. Именно поэтому важно понимать, что развитие страны, ее экономический и внешнеполитический потенциалы напрямую зависят от уровня развития науки и образования, а при разработке прогнозов будущего Турции без тщательного изучения вопросов науки и образования также не обойтись.

Вопросы

  • 1. Когда была создана современная система образования Турции?
  • 2. В чем проявляется схожесть турецкой системы образования с американской?
  • 3. Каковы основные проблемы турецкой образовательной системы?
  • 4. С какой целью была создана Организация по научным и технологическим исследованиям
  • 5. Какова взаимосвязь науки и политики в Турции?

Литература

  • 1. Аватков В. А., Касаткин П. И. Высшее образование в Турции и Болонский процесс [Электронный ресурс] // Вестник МГИМО-Уни- верситета. — 2012. — № 6. — Режим доступа http://www.vestnik. mgimo.ru/sites/default/files/pdf/avatkov_0.pdf.
  • 2. Закон Турецкой Республики «О высшем образовании» 1981 года [Электронный ресурс]. — Режим доступа: http://www.mevzuat.gov.tr/ MevzuatMetin/1.5.2547.pdf.
  • 3. Турция. Современные проблемы экономики и политики. — М. Институт востоковедения РАН. 1997.

  • [1] 1402’liklerden 1128’е Destek. URL: http://bianet.org/bianet/insan-haklari/171149-1402-liklerden-1128-e-destek.
  • [2] ABD Ba§kan Yardimcisi Biden’den akademisyenlere destek: Ozgurce ele§tirebilmek,ozgiirce nefes aimak kadar degerli. URL: http://t24.com.tr/haber/abd-baskan-yardimcisi-biden-ozgurce-elestirebilmek-ozgurce-nefes-almak-kadar-degerli,325215.
  • [3] Bohannon J. Turkish academics pay price for speaking out on Kurds. URL: http://www.sciencemag.org/news/2016/01/turkish-academics-pay-price-speaking-out-kurds.
 
Посмотреть оригинал
< Пред   СОДЕРЖАНИЕ   ОРИГИНАЛ     След >