Полная версия

Главная arrow Агропромышленность arrow ЛУГОВОДСТВО И КОРМОВАЯ ПЛОЩАДЬ

  • Увеличить шрифт
  • Уменьшить шрифт


<<   СОДЕРЖАНИЕ ПОСМОТРЕТЬ ОРИГИНАЛ   >>

Удобрение лугов

Первоначальные способы удобрения лугов вследствие недостатка в продаже искусственных удобрений, производство которых еще не достигло необходимой степени развития, ограничивались удобрениями, приготовленными в самом производстве. Но здесь луга встречали сильного соперника в полевой культуре, которая лишала луга наиболее ценных удобрений.

Сказанное в особенно сильной степени отразилось на применении наиболее универсального навозного удобрения. В Западной Европе навоз как удобрение для лугов применяется исключительно в областях, где полеводство по природным или экономическим причинам должно уступить место животноводству. В этих условиях создается избыток навоза и недостаток подстилки. Таково положение в альпийских хозяйствах Швейцарии и Баварии и в некоторых частях северного побережья Франции. В том и другом случае при единоличных хозяйствах и пастбищном кормлении скота при ночном стойловом содержании вывозка навоза происходит на только что вытравленные участки пастбищ. Летом навоз вывозится один раз в неделю из стойл прямо на пастбище и немедленно разбрасывается. По прошествии не более недели солома разбросанного навоза оказывается совершенно промытой почти ежедневными дождями этих областей. Солома сгребается и свозится обратно в стойла на смену вывезенной. На северном побережье Франции так продолжается почти круглый год; зимний период, прерываемый безморозными промежутками, тянется всего около месяца.

В Швейцарии во время зимы навоз хранится под ногами скота, и солома не успевает разложиться в условиях анаэроби- озиса. Ранней весной по не вполне сошедшему снегу соломистый навоз вывозится на все пастбище, через неделю обмытая солома сгребается и вновь служит подстилкой.

Кроме таких исключительных кустарных случаев, применение навоза для удобрения природных лугов вряд ли может найти экономическое оправдание.

Вторым удобрением, применение которого на лугах усиленно рекомендовалось, был компост. Нужно различать два различных вида компоста. Первый состоит из всевозможных отбросов домашнего хозяйства или производства, которые не могут быть использованы в крупном или мелком животноводстве. Эти отбросы складываются в правильные кучи, и для лучшего разложения в их кучи вносятся вещества, обогащающие отбросы азотом и зольными элементами, — «ночное золото», зола, сметки, помои, отбросы убоя, трупы животных, павших от неэпизоотических заболеваний, и т. д. Такие ком- посты служат для поддержания санитарных условий хуторов, отдельных усадеб и общественных поселков в случае удаленности их от помещений для скота и, следовательно, от навозохранилищ.

Но и в навозохранилище можно вносить далеко не все отбросы вследствие того, что многие из них требуют часто продолжительного времени для разложения, без пользы пропадут в быстро разлагающемся навозе и могут сильно мешать при механизации нагрузки и распределения навоза. Поэтому обыкновенно приходится наряду с навозохранилищем закладывать невдалеке от жилых поселков и компостные кучи. Иногда приходится закладывать компостные кучи вдали от жилых поселков, на окраинах полей, для обезвреживания отбросов полеводства или в случае неудобства их использования иным путем.

Компост этого рода мало отличается по своим качествам и удобрительному значению от навоза, и местом его применения будут преимущественно поля.

Другой род компоста состоит преимущественно из отбросов ухода за лугами. К этому роду принадлежит компост, складываемый из кочек, задернованных муравьиных куч и кротороин, луговых сорняков и т. п. Компост этого рода представляет временное явление, почти непременный спутник начального периода обращения природных лугов в культурное состояние и уже несовместимое с понятием о культурном луге.

Более постоянное явление могут представлять кучи ила и сорной растительности, выкидываемые при чистке канав, остожье и другие отбросы эксплуатации лугов, особенно орошаемых. Все эти отбросы представляют серьезное препятствие для механизации приемов ухода и использования лугов, представляют опасность как очаги распространения сорняков и вредных насекомых и должны быть закомпостированы.

Эти «луговые» компосты состоят в очень значительной мере из почвы и поэтому отличаются большим объемным весом. Вместе с тем содержание в них элементов пищи растений обыкновенно лишь немногим превышает содержание их в хорошей луговой почве, и, по-видимому, правильнее рассматривать этого рода компост как неизбежное зло, сопутствующее культуре луговой площади, а не как удобрение для лугов. Вероятно, этим нужно объяснить их редкую встречаемость в практике больших луговых хозяйств, несмотря на горячую их рекомендацию как «специального» лугового удобрения.

Эта специализация компоста как лугового удобрения основана на том, что первоначальный материал для приготовления компоста не имеет цены и поэтому стоимость его приготовления может окупиться и невысокой стоимостью прироста урожая дешевого продукта луговодства — сена. При этом, однако, забывают учесть стоимость доставки тяжелого землистого материала к компостной куче и развозку тяжелого и неконцентрированного удобрения по лугу. Кроме того, и приведенный принцип повышения окупаемости луговых удобрений не верен; на чем придется остановиться в дальнейшем.

Участь компоста разделило и еще одно «специально луговое» удобрение — навозная жижа. Навозная жижа может получаться двух родов, в зависимости от способа приготовления навоза. При анаэробном способе приготовления навоза, господствующем при паровой системе земледелия, когда навоз сохраняется в бескислородной среде — под ногами животных или на гноище без поливки, из него стекает навозная жижа и обыкновенно собирается в особые хранилища — колодцы. Когда навоз хранится на гноище, в колодец для навозной жижи проводится со скотного двора и моча животных. Такая навозная жижа очень богата зольной пищей растений, поступающей или прямо с мочой животных, или вымываемой из каловых масс навоза мочой, переносимой с навозом на гноище. Под ногами скота навоз беспрерывно промывается мочой, и, кроме того, верхние, еще рыхлые слои навоза разлагаются при доступе кислорода воздуха. При этом разложении из органического вещества навоза образуется вода, которая растворяет как перегнойные вещества, так и минеральные соли, образующиеся в навозе. Растворенные в навозной жиже вещества не задерживаются в массе навоза, составные части которого очень слабо разлагаются при анаэробном хранении, и поэтому поглотительная способность такого навоза невелика. Поэтому навозная жижа, получаемая при таком способе хранения навоза, богата элементами пищи растений. Азотсодержащие вещества мочи и те, которые вымываются из навоза при хранении навозной жижи, отчасти разрушаются с выделением свободного газообразного азота, отчасти переходят в нерастворимые в воде перегнойные вещества, придающие жиже темный цвет и характер вязкой жидкости.

После вывозки такого навоза остается значительное количество навозной жижи. Употребление этой жижи для удобрения полей встречает два возражения. Жижа, как и моча травоядных животных, содержит мало фосфорной кислоты. Содержащиеся в жиже перегнойные вещества быстро разлагаются в почве, образуя при этом легкоусвояемые минеральные соединения азота. Таким образом, на поле создаются условия обильного азотного питания растений при одновременном относительном недостатке фосфора.

Одностороннее азотное питание вызывает обильное развитие листьев в ущерб плодам и влияет на значительное удлинение вегетационного периода растений. Оба явления вызывают сильное увеличение потребности растений в воде, что, особенно в условиях паровой системы земледелия, легко вызывает явления «захвата» хлебов и недозревание корне- и клубнеплодов и их непрочность в лежке.

С этим односторонним азотным питанием можно было бы бороться одновременным внесением фосфатов, но здесь выступает второе свойство навозной жижи, препятствующее применению навозной жижи на полевой почве.

Навозная жижа, получаемая при анаэробном хранении навоза, содержит много мочи травоядных животных, непосредственно в нее притекающей. Эта моча содержит много солей калия. Попадая на полевую почву в растворе, соли калия вытесняют из перегноя поверхностных слоев почвы поглощенный кальций, становясь на его место. Перегной, содержащий поглощенный калий, приобретает способность рассеиваться в воде, и поверхностный слой почвы теряет свою прочность. После первого дождя, даже после самой поливки жижей, почва «заплывает», покрывается толстой бесструктурной коркой.

По этим причинам навозная жижа считается специально луговым удобрением. Одностороннее содержание азота не Может принести на лугу вреда, так как луговые злаки возделываются ради их листьев и стеблей, которые усиленно развиваются после поливки луга навозной жижей. Избыток калийных солей также не может принести того вреда, которым сопровождается применение навозной жижи на полевых почвах. Поверхность почвы луга защищена плотным сплетено нием живых и мертвых корней, и жижа лишь в небольшом количестве проникает в минеральную воду, поглощаясь почти целиком поверхностным слоем органического вещества.

Трудность проникновения навозной жижи в почву природных лугов в особенно сильной степени касается ее азотсодержащих составных частей. Эти вещества в навозной жиже почти целиком состоят из нерастворимых в воде соединений — коллоидального перегноя — и полностью остаются на поверхности почвы луга, образуя тонкую черную пленку во всех углублениях поверхности луга, куда собирается жижа при поливке. Образовавшаяся пленка не пропускает жидкости, и скопляющаяся в углублениях жижа в большей мере высыхает, а не впитывается в почву.

Остающиеся на поверхности почвы азотсодержащие вещества быстро подвергаются разложению при свободном доступе воздуха, причем образуются легко усвояемые растением минеральные соли азота. Таким образом, на поверхности почвы луга скопляется обильное количество пищи растений, как азотной, так и зольной, скопляющейся вследствие испарения жижи в углублениях почвы луга. Поэтому концентрация раствора пищи растений на поверхности луга может легко оказаться вредной для растений, которые питаются только из очень слабых растворов, содержащих в среднем около трех частей солей на одну тысячу частей воды. В присутствии же более густых растворов растения погибают — «выгорают».

Для избежания такого действия жижи ее при вывозке на луга разбавляют, по крайней мере, тройным по объему количеством воды и поливают луга в несколько приемов небольшими порциями, начиная каждый раз с полосы луга, политой раньше других. Понятно, что количество вывозимой жижи измеряется сотнями бочек на гектар. Огромная затрата крайне неприятного и негигиеничного труда по поливке лугов навозной жижей не окупается приростом урожая травы, который хотя и достигает значительной величины — 8—10 ц на гектар, но состоит преимущественно из однолетних сорняков, разнотравья и малоценных злаков с неглубокими корнями и поверхностными корневищами.

Навозная жижа, получающаяся при приготовлении навоза по способу аэробного брожения, обладает совсем иными качествами. При аэробном разложении органического вещества образуется значительное количество воды, вследствие чего не только увеличивается количество навозной жижи, но и уменьшается ее концентрация. При частых повторных поливках навоза жижей образующиеся в ней нерастворимые вещества задерживаются в массе навоза. При аэробном разложении навоза он быстро приходит в состояние влажной землистой массы, которая и вывозится. В таком состоянии навоз обладает очень большой поглотительной способностью, и вещества пищи растений задерживаются в нем. Ко времени вывозки навоза, когда для ухода за навозом минует надобность в поливке навозной жижей, она содержит в растворенном со стоянии главным образом две соли: хлористый натрий (поваренную соль) и сернокислый натрий. Из этих солей поваренная соль может иметь значение только как косвенное удобрение на полевых почвах и то при ее применении не в форме раствора Если ее применяют в форме раствора, то в результате получается утрата поверхностью почвы структурного состояния и заплывание ее в виде плотной корки, как от применения растворенных солей калия, но в еще более сильной степени. Применение же косвенных удобрений на природных лугах, в почве которых пища растений переходит в формы органического вещества, совсем не имеет значения.

Сернокислый натрий содержит серу, необходимую растениям в качестве пищи. Но недостаток соединений серы в почвах, особенно луговых, встречается редко и, следовательно, также редко встречается надобность в сернокислых удобрениях. В случае же необходимости сернокислого удобрения было бы большим промахом внесение его в форме солей натрия или калия, в особенности в форме жидкого раствора, о чем мы уже говорили выше.

Вследствие вышесказанного и так как навозная жижа, получаемая при правильном аэробном приготовлении навоза (не по способу «благородного» навоза Кранца), содержит лишь ничтожное количество санитарно вредных веществ; такую навозную жижу после вывозки спелого навоза можно безбоязненно спустить в природные проточные водоемы, в крайнем случае, с окончательным обезвреживанием ее на биологических окислителях. Для удобрения как полей, так и лугов такая жижа совершенно бесполезна, так как все содержавшиеся в ней элементы пищи растений она оставила в навозе.

Вследствие всего вышесказанного становится понятным, что применение навозной жижи для улучшения природных лугов оставлено в правильно организованных крупных хозяйствах Западной Европы, в которых природные луга заменены искусственными, и сохранилось в отсталых единоличных крестьянских хозяйствах, например в Швейцарии.

Непроизводительность труда, затрачиваемого на применение в отдельности приемов поверхностного улучшения и удобрения лугов, вызвала попытки одновременного их применения. В продаже появились искусственные, или минеральные, удобрения, у которых отсутствовал главный недостаток «специальных» луговых удобрений — малая концентрация элементов пищи растений, разбавленных непомерным количеством почвы или воды.

Применение искусственных удобрений на лугу всегда вынуждает необходимость усиленной механической обработки, необходимой для смешения удобрений с луговой почвой. Отсутствие такой обработки или недостаточная степень ее проведения создают опасность слишком большой концентрации почвенного раствора в поверхностном слое дернины природного луга в случае недостатка дождей после высева удобрения; это особенно часто встречается при наличии почвы, обладающей трудной водопроницаемостью, что наблюдается на природных лугах, в дерновом слое которых накопилось много органического вещества.

Результаты применения минеральных удобрений на природных лугах были двояки в зависимости от того, применялось ли азотное удобрение, безразлично в чистом ли виде или в смеси с фосфорными и калийными удобрениями, или же применялось одно фосфорное и калийное удобрение в смеси или поодиночке, но без одновременного внесения азотного удобрения.

В первом случае обыкновенно наблюдается более или менее значительное повышение урожая, обязанное главным образом сильному развитию разнотравья, сорняков и малоценных злаков с поверхностными корневищами и корневой системой, т. е. связанное с несомненным ухудшением качества урожая. Повышение урожая природных лугов под влиянием указанного характера удобрения не отличается продолжительностью. Уже на третий год после удобрения урожай удобряемого луга не отличается от урожая неудобренного. Такой результат совершенно понятен. На лугу, нуждающемся в обновлении, лучшие злаки большей частью уже отсутствуют, и на нем господствуют худшие в кормовом отношении плотнокустовые — щучка и овечья овсяница. Промежутки между кустами этих злаков заняты корневищевыми и рыхлокустовыми злаками невысокого хозяйственного значения — обыкновенной и белой полевицами, трясункой, душистым колоском, многоплодным и сплюснутым мятликами, гребенником, слабо развитыми клеверами (кроме красного и шведского), луговой чиной, многолетними винами и многочисленными видами разнотравья.

Мы уже видели выше, что плотнокустовые злаки слабо отзываются на минеральные формы пищи. Поэтому повышение урожая происходит под влиянием остальных групп растений. Из этих групп разнотравье отзывается на азотное удобрение обильным развитием своих широких листьев, второстепенные злаки занимают второе место, и эти две группы своим развитием угнетают бобовые растения. Все указанные группы растений при лучшем развитии своих надземных частей развивают соответственно и более обильные подземные части, которые в условиях почвы луга не разлагаются после отмирания, и все количество усвоенной ими минеральной пищи удобрений остается в недоступной растениям форме органического вещества. Урожай луга быстро падает до своего прежнего уровня.

Во втором случае, т. е. при удобрении природного луга фосфорными и калийными удобрениями без одновременного внесения азотных удобрений, наблюдается иной результат. В первый год после внесения удобрения урожай луга поднимается, хотя по величине обыкновенно уступает урожаю по полному удобрению. Но качество урожая травы значительно выше предыдущего, так как в нем преобладают высокоценные по кормовому достоинству бобовые — преимущественно желтая люцерна (природные расы), луговая чина, многолетние вики и белый клевер. Причина такого преобладания бобовых в этом случае ясна. Бобовые обладают способностью усвоения свободного азота атмосферы и, следовательно, при удобрении фосфатами и калийными солями будут поставлены в лучшие условия развития, чем злаки и разнотравье, имеющие в распоряжении только фосфор и калий, которые они не могут в достаточной мере использовать вследствие недостатка азота. Урожай сена и на второй год после удобрения падает лишь немного, но на третий год урожай луга резко изменяется не только количественно, но и качественно. Роскошно развившиеся после удобрения бобовые хотя и не исчезают вполне, но по степени своего развития возвращаются к тому состоянию, в котором они находились до удобрения. Места, которые раньше были заняты разросшимися после удобрения бобовыми и на которых побеги злаков были заглушены роскошным развитием бобовых, не могут быть сразу заняты побегами окружающих многолетних злаков и покрываются проростками сорняков и разнотравья — дудником, тмином, плюшкой, лебедой, ползучим лютиком, манжеткой (листиком) и др., урожаи луга сильно падают и качество сена резко ухудшается.

Качество сена первого укоса после удобрения тоже далеко не отвечает тому впечатлению, которое производит травостой нескошенного луга. При уборке сена на природных лугах, вследствие условий влажности этих угодий, не удается употребить тех приемов сушки сена, которые применяются на травяных полях, в укосе которых преобладают многолетние бобовые. Необходимость быстрой сушки заставляет прибегать к сеноворошилкам при таком состоянии сухости сена, когда все растение злаков и листья бобовых и разнотравья достигли уже необходимой для метания стогов сухости, а стебли бобовых и разнотравья еще настолько влажны, что послужат причиной согревания, брожения, плесневения и порчи сена в стогах и особенно в сараях.

При работе сеноворошилок и даже при ручном ворошении, а также при последующих работах простых и боковых механических граблей, сенонавивателей, стогометателей и сенных прессов большинство листьев бобовых и разнотравья обламывается и остается на лугу. Той же участи подвергаются и наиболее молодые пересушенные листья злаков, и наиболее ценные в кормовом отношении части урожая сена бесполезно теряются еще на лугу.

При кормлении таким сеном, особенно при развертывании кип прессованного сена, последние остатки листьев обращаются в труху, так как такое сено почти неизбежно бродит в кипах и в стогах и листья делаются очень хрупкими, и до животного доходят почти одни стебли, из которых стебли разнотравья целиком остаются в объедках.

Часто рекомендуемые способы использования сенной трухи в запаренном виде, в виде «сенного чая», стравливание мелкому рогатому скоту и т. п. могут иметь хотя и сомнительное значение только в единоличном кустарном хозяйстве, в котором производительность труда не принимается в соображение и в котором нередко может возникать вопрос о спасении скота от голодной смерти или от ножа.

Применение искусственных удобрений на природных лугах, несомненно, давало технический эффект, т. е. вызывало повышение урожая, иногда значительное. Но если сравнить покупную стоимость искусственных удобрений и учесть затрату труда, необходимого на их распределение, на трудную работу их заделки в почву природного луга, прибавочный труд по уборке излишка урожая и особенно по сушке всего урожая и неизбежное понижение качества всего сена, то всегда оказывается, что производительность затрат на применение искусственных удобрений на природных лугах очень невелика.

 
<<   СОДЕРЖАНИЕ ПОСМОТРЕТЬ ОРИГИНАЛ   >>