Полная версия

Главная arrow Социология arrow ДЕМОГРАФИЧЕСКАЯ ПОЛИТИКА. ОЦЕНКА РЕЗУЛЬТАТИВНОСТИ

  • Увеличить шрифт
  • Уменьшить шрифт


<<   СОДЕРЖАНИЕ ПОСМОТРЕТЬ ОРИГИНАЛ   >>

ОЦЕНКА РЕЗУЛЬТАТИВНОСТИ ФЕДЕРАЛЬНОГО И РЕГИОНАЛЬНОГО МАТЕРИНСКОГО (СЕМЕЙНОГО) КАПИТАЛА

Федеральный материнский (семейный) капитал.

В предыдущей главе при сравнительной оценке результативности различных мер государственной помощи семьям с детьми выявлено наибольшее среди всех мер влияние федерального материнского (семейного) капитала на принятие решения о рождении младшего ребенка в 2007—2013 гг., по крайней мере применительно ко вторым и последующим рождениям.

На вопрос: «Помогло ли вам принять решение о рождении ребенка[1] то, что начал предоставляться федеральный материнский (семейный) капитал?», ответили в ходе социологического опроса 2013 г. 564 женщины, у которых младший ребенок родился в 2007—2013 гг. и которые отвечали на вопросы анкет для женщин, родивших младшего ребенка в 2007—2013 гг., для матерей с детьми дошкольного возраста и для матерей трех и более детей.

Среди них 23,8 % женщин ответили, что федеральный материнский (семейный) капитал помог им, и появился ребенок, рождение которого до этого откладывалось, 11,3 % — что это помогло принять решение о рождении ребенка, которого без этого не могли себе позволить,

23,9 % — что федеральный материнский (семейный) капитал не помог им в принятии решения о рождении младшего ребенка, 41,0 % респон- денток затруднились ответить. Однако из этого не следует, что 35,1 % (сумма ответов на первые два варианта) женщин, родивших младшего ребенка в 2007—2013 гг., считают, что предоставление федерального материнского (семейного) капитала так или иначе помогло в принятии решения о рождении этого ребенка. Дело в том, что по условиям анкет на этот вопрос не отвечали те, кто ранее ответил, что начало реализации дополнительных мер государственной помощи семьям с детьми не помогло им в принятии решения о рождении младшего ребенка. Таким образом, приведенные выше проценты рассчитаны только по отношению к тем, кто не отрицает влияния помощи реализуемых мер помощи семьям с детьми в принятии ими решения о рождении младшего ребенка.

Общее же число ответивших, что родили младшего ребенка в 2007— 2013 гг., среди тех, кто отвечал на вопросы анкет для женщин, родивших младшего ребенка в 2007—2013 гг., для матерей с детьми дошкольного возраста и для матерей трех и более детей составляет 1581. Подчеркнем, что это число женщин, родивших младшего ребенка в 2007—2013 гг., а не число рожденных детей в этот период. Последнее явно больше, так как у части женщин в 2007—2013 гг. родились двое и более детей.

Если считать по отношению к ним, то доля ответивших, что федеральный материнский (семейный) капитал помог им, и появился ребенок, рождение которого до этого откладывалось, равна 8,5 %; считающих, что это помогло им принять решение о рождении ребенка, которого без этого не могли себе позволить, — 4,0 %; затруднившихся ответить на этот вопрос — 14,6 %.

Если представленные выше доли женщин, отметивших эти варианты ответов, явно завышали оценку результативности федерального материнского (семейного) капитала, то эти проценты ее занижают. Так, как этот капитал предоставляется лишь при рождении второго или последующего ребенка, то и рассматривать доли женщин, отметивших его помощь в принятии решения о рождении ребенка, целесообразно, прежде всего, для тех, у кого в 2007—2013 гг. родился второй или последующий ребенок.

У 575 женщин младший ребенок был первым, у 595 — вторым, у 397 — третьим или последующим. По отношению к ним и рассчитаны приведенные ниже проценты давших тот или иной ответ о помощи федерального материнского (семейного) капитала в принятии решения о рождении младшего ребенка. Среди женщин, у которых младший ребенок, родившийся в 2007—2013 гг., является первым, доля отметивших, что федеральный материнский (семейный) капитал помог в принятии решения о рождении этого ребенка, как и ожидалось, мала: полагающих, что он помог, и появился ребенок, рождение которого до этого откладывалось, оказалось 1,9 %; считающих, что это помогло принять решение о рождении ребенка, которого без этого не могли себе позволить, — 0,3 %; затруднившихся ответить — 13,4 %.

Совсем иная ситуация у тех, чей младший ребенок, родившийся в этот период, был вторым или последующим: полагающих, что капитал помог, и появился ребенок, рождение которого до этого откладывалось, оказалось 12,2 %; считающих, что он помог принять решение о рождении ребенка, которого без этого не могли себе позволить, — 6,1 %; затруднившихся ответить — 15,4 %. Таким образом, треть (33,7 %) женщин, родивших второго или последующего ребенка, не отрицают помощи федерального материнского (семейного) капитала в принятии решения о его рождении в 2007—2013 гг.

При этом те, у кого младший родившийся в этот период ребенок был вторым, несколько чаще отмечали, что федеральный материнский (семейный) капитал помог им не откладывать рождение этого ребенка, а те, у кого он был третьим или последующим, — что он помог им принять решение о рождении ребенка, которого без этого не могли себе позволить.

Среди тех, у кого младший ребенок, родившийся в 2007—2013 гг., является вторым, доля полагающих, что федеральный материнский (семейный) капитал помог им, и появился ребенок, рождение которого до этого откладывалось, равна 13,8 %, а считающих, что он помог принять решение о рождении ребенка, которого без этого не могли себе позволить, — 4,4 %. Затруднившихся ответить оказалось 16,0 %. Таким образом, 34,2 % женщин, родивших второго ребенка, не отрицают помощи федерального материнского (семейного) капитала в принятии решения о его рождении.

Среди тех, у кого младший ребенок, родившийся в 2007—2013 гг., является третьим или последующим, доля считающих, что федеральный материнский (семейный) капитал помог, и появился ребенок, рождение которого до этого откладывалось, равна 9,8 %, а считающих, что он помог принять решение о рождении ребенка, которого без этого не могли себе позволить, — 8,8 %. Затруднились ответить 14,6 %. Таким образом, 33,2 % женщин, родивших третьего или последующего ребенка, не отрицают помощи федерального материнского (семейного) капитала в принятии решения о его рождении.

Нужно иметь в виду, что вопрос задавался о помощи в принятии решения о рождении только младшего ребенка, и если в этот период у женщины родились и второй, и третий ребенок, то ответ относился только к третьему ребенку, а федеральный материнский (семейный) капитал мог повлиять на рождение второго ребенка. Случаев рождения у респонденток в 2007—2013 гг. и второго, и третьего ребенка было 149 (20,0 % среди всех вторых рождений в этот период), и это может несколько занижать оценку результативности федерального материнского (семейного) капитала.

Если предположить, что у респонденток, родивших второго ребенка в 2007—2013 гг., который не является младшим из рожденных в этот период детей, распределение ответов о помощи федерального материнского (семейного) капитала в принятии решения о его рождении было бы таким же, как у тех, у кого этот второй ребенок был младшим, то с учетом этих 20 % рождений и второго, и третьего ребенка в 2007— 2013 гг. можно сделать скорректированный расчет оценки помощи федерального материнского (семейного) капитала в принятии решения о рождении всех вторых детей в этот период (независимо от того, является ли второй ребенок младшим или нет) и, соответственно, вторых и последующих детей.

В этом случае среди родивших в 2007—2013 гг. второго ребенка доля тех, кто считал бы, что федеральный материнский (семейный) капитал помог, и появился ребенок, рождение которого до этого откладывалось, могла бы составить 16,5 %, а тех, кто считал бы, что он помог принять решение о рождении ребенка, которого без этого не могли себе позволить, — 5,2 %. Затруднившихся ответить оказалось бы 19,2 %. Таким образом, 40,9 % женщин, родивших второго ребенка, не отрицали бы помощи федерального материнского (семейного) капитала в принятии решения о его рождении.

Соответственно, увеличились бы эти показатели и среди родивших второго или последующего ребенка. Доля тех, кто считал бы, что федеральный материнский (семейный) капитал помог, и появился ребенок, рождение которого до этого откладывалось, могла бы составить

13,9 %, а тех, кто считал бы, что он помог принять решение о рождении ребенка, которого без этого не могли себе позволить, — 6,7 %. Затруднившихся ответить оказалось бы 17,3 %. Таким образом, 37,9 % женщин, родивших второго или последующего ребенка, не отрицали бы помощи федерального материнского (семейного) капитала в принятии решения о его рождении в 2007—2013 гг. Однако к этим скорректированным данным, безусловно, нужно относиться только как к оценке, расчет которой основан на определенных условиях, в отличие от приведенных выше результатов, основанных непосредственно на ответах женщин.

Среди считающих федеральный материнский (семейный) капитал значимым для себя 61,1 % женщин связывают его значимость с тем, что он помогает решить важные для семьи проблемы. Около половины (48,6 %) отметили, что без него невозможно улучшить жилищные условия, дать хорошее образование детям. Этот капитал, вероятно, значим не только сам по себе, но и благодаря тому, что явился знаковым индикатором изменения отношения государства к семьям с детьми. Об этом свидетельствует то, что 42,9 % респонденток указали, что при такой помощи можно надеяться и на дальнейшую поддержу государства1.

С точки зрения дальнейшего развития и совершенствования этой формы государственной помощи семьям с детьми важнее, видимо, не столько выяснить, чем важен для людей федеральный материнский (семейный) капитал, сколько понять, с чем они связывают его недостаточную значимость. 68,8 % женщин, считающих федеральный материнский (семейный) капитал не значимым, указали, что его размер слишком мал. При существующих финансовых ограничениях вряд ли можно ориентироваться на повышение его привлекательности за счет значительного увеличения размера.

Более перспективным представляется повышение его значимости за счет расширения возможных направлений использования. В этой связи важно отметить, что 37,1 % женщин связывают недостаточную значимость капитала с тем, что то, на что можно его использовать, для их семьи не значимо[2] [2]. Около половины респонденток (47,7 %) считают, что федеральный материнский (семейный) капитал стал бы для них более значим, если бы его можно было использовать не только на предусмотренные сейчас цели. Для 19,8 % значимость его в этом случае не повысилась бы, а 32,5 % затруднились с ответом на этот вопрос. При этом женщины, как правило, не связывали это с какими-то конкретными целями использования федерального материнского (семейного) капитала, а отмечали лишь желательность их расширения.

Среди родивших второго или последующего ребенка в 2007— 2013 гг. 86,5 % уже получили сертификат на федеральный материнский (семейный) капитал. Из них полностью использовали его 35,8 %, частично — 14,7 %, не использовали — 49,5 %. Среди уже использовавших капитал полностью или частично, 63,4 % использовали его на приобретение (строительство) жилья (см. табл. 4.1).

Также связано с жильем и второе по распространенности направление использования этого капитала — погашение основного долга или кредита, включая ипотечный. Этим воспользовались 23,8 %, причем в городских поселениях доля таковых почти вдвое выше, чем на селе (28,0 % против 14,7 %). Наоборот, доля полностью или частично использовавших капитал на образование детей на селе в два с лишним раза выше, чем в городе (7,8 % против 3,4 %). В целом по совокупности она составила 4,8 %. Доля воспользовавшихся своим правом на получение из средств капитала 12 000 рублей наличными в год составила

22,9 %, но нужно иметь в виду, что такая возможность была только в 2009 и 2010 гг.

Таблица 4.1

Цели, на которые полностью или частично был использован федеральный материнский

(семейный) капитал (%)[4]

На какие цели вы использовали (полностью или частично) федеральный материнский (семейный) капитал

Все женщины (N = 336)

Городские женщины (N = 232)

Сельские женщины (N = 102)

На приобретение (строительство) жилья

63,4

62,1

66,7

На образование детей

4,8

3,4

7,8

На оплату детского сада

1,5

0,9

2,9

На увеличение накопительной части своей пенсии

1,8

2,6

0,0

На погашение основного долга или кредита, включая ипотечный

23,8

28,0

14,7

На получение наличными деньгами 12 000 рублей в год

22,9

22,4

23,5

3/4 женщин предполагают полностью или частично использовать полагающийся им федеральный материнский (семейный) капитал на приобретение (строительство) жилья (табл. 4.2). Доля предполагающих потратить его на образование детей равна 29,7 %, и в отличие от уже использовавших полностью или частично на эту цель не различается между городом и селом (соответственно 30,0 % и 29,6 %). Почти нет межпоселенческих различий (в отличие от уже использовавших капитал полностью или частично на эту цель) по доле предполагающих использовать этот капитал на погашение основного долга или кредита, включая ипотечный (12,7 %; город — 13,0 %, село — 11,2 %). Использовать федеральный материнский (семейный) капитал на увеличение накопительной части пенсии предполагают 4,8 % респонденток.

  • [1] Из контекста анкет было понятно, что речь идет о рождении младшего ребенка.
  • [2] Сумма превышает 100 %, так как можно было отметить несколько вариантовответа.
  • [3] Сумма превышает 100 %, так как можно было отметить несколько вариантовответа.
  • [4] Сумма превышает 100 %, так как можно было отметить несколько вариантовответа.
 
<<   СОДЕРЖАНИЕ ПОСМОТРЕТЬ ОРИГИНАЛ   >>