ОЦЕНКА РЕЗУЛЬТАТИВНОСТИ МЕР ПО ФОРМИРОВАНИЮ ЗДОРОВОГО ОБРАЗА ЖИЗНИ

В соответствии с обоснованным в Приложении 2 набором индикаторов вначале рассмотрим ценностные ориентации в отношении продолжительной жизни у респондентов, обращавшихся в Центр здоровья и не имевших контактов с этой организацией.

Наиболее значимой целью для респондентов обеих групп является обладание крепким здоровьем — подавляющее большинство опрошенных придали этой цели максимальную пятибалльную значимость, а в целом по выборке она составила 4,8 ± 0,2 балла, как в основной, так и в контрольной группах. Но далее между основной и контрольной группой выявляются различия, хотя они и не очень велики. В основной группе второе по значимости место занимает цель «Прожить долгую жизнь, а также иметь внуков» — 4,5 ± 0,2 балла, тогда как в контрольной группе на втором месте оказывается цель «Достижение материального достатка» — 4,7 ± 0,2 балла, продолжительная жизнь отходит на третье место (4,6 ± 0,2 балла), а желание иметь внуков даже на четвертую позицию (4,5 ± 0,2 балла). Абсолютная значимость этих целей в основной и контрольной группой, оцененная в баллах, не выявляет существенных различий, но относительная значимость, определяемая местом в структуре ценностей, четко определяет приоритетность в контрольной группе материального достатка в сравнении ценностями продолжительной и семейной жизни.

Следующая по значимости группа целей заключается в профессиональной реализации — «Получить образование, постоянно повышать квалификацию» и «Иметь успех, продвижение на работе», которые оказались в одинаковой степени важны для респондентов основной и контрольной групп — 4,3 ± 0,2 балла. При этом для опрошенных из контрольной группы столь же значим интересный досуг, тогда как в основной группе досуг, общение с друзьями и особенно ощущение независимости и возможность «делать то, что хочу» существенно уступают значимости этих целей в контрольной группе.

Итак, между респондентами основной и контрольной групп присутствуют отчетливые различия в системе жизненных ценностей. В основнои группе приоритет отдан долголетию и семейным ценностям, в контрольной — материальному достатку. В основной группе образование и профессиональный успех рассматриваются как условие (ближе по значимости) материального достатка, в контрольной — интересного досуга, общения с друзьями и личной независимости.

Существенно, что гендерная специфика системы ценностей в основной и контрольной группах оказывается практически одинаковой. Так, и в основной, и в контрольной группе для женщин большей ценностью обладают цели обладания крепким здоровьем, долголетия, наличия внуков. Вместе с тем также для женщин более значимы ценности образования и повышения квалификации, тогда как для мужчин большей значимостью обладает результат, который может быть достигнут в том числе с помощью образования и квалификации, а именно: успех, карьерный рост, материальный достаток. Для мужчин также более значимы ценности досуга, общения с друзьями и личной независимости (табл. 11.1).

Таблица 11.1

Оценка респондентами по пятибалльной шкале значимости для них достижения жизненных

целей,баллов

Люди обычно хотят достичь в своей жизни определен- ных целей. Отметьте, пожалуйста, по пятибалльной шкале, насколько эти цели важны для вас лично

Респонденты, посетившие ЦЗ*

Респонденты, не обращавшиеся в ЦЗ

жен

щины

муж

чины

оба

пола

жен

щины

муж

чины

оба

пола

Материальный достаток

4,4 ± 0,2

4,5 ± 0,3

4,4 ± 0,2

4,6 ± 0,2

4,7 ± 0,3

4,7 ± 0,2

Получить образование, постоянно повышать квалификацию

4,4 ± 0,2

4,1 ± 0,3

4,3 ± 0,2

4,3 ± 0,2

4,1 ± 0,3

4,3 ± 0,2

Иметь успех, карьерный рост

4,3 ± 0,2

4,3 ± 0,3

4,3 ± 0,2

4,3 ± 0,2

4,4 ± 0,3

4,3 ± 0,2

Интересно проводить досуг

4,2 ± 0,2

4,2 ± 0,3

4,2 ± 0,2

4,3 ± 0,2

4,3 ± 0,3

4,3 ± 0,2

Много общаться с друзьями

3,8 ± 0,2

4,1 ± 0,3

3,9 ± 0,2

4,1 ± 0,2

4,2 ± 0,3

4,1 ± 0,2

Прожить долгую жизнь

4,6 ± 0,2

4,3 ± 0,3

4,5 ± 0,2

4,6 ± 0,2

4,5 ± 0,3

4,6 ± 0,2

Иметь внуков

4,6 ± 0,2

4,3 ± 0,3

4,5 ± 0,2

4,6 ± 0,2

4,4 ± 0,3

4,5 ± 0,2

Обладать крепким здоровьем

4,8 ± 0,2

4,7 ± 0,3

4,8 ± 0,2

4,8 ± 0,2

4,7 ± 0,3

4,8 ± 0,2

Быть свободным (-ой), независимым (-ой) и делать то, что хочу только я

3,5 ± 0,2

3,8 ± 0,3

3,7 ± 0,2

3,8 ± 0,2

4,0 ± 0,3

3,9 ± 0,2

Центр здоровья (ЦЗ).

С учетом полученных результатов рассмотрим далее установки респондентов на продолжительность жизни.

По результатам опроса у респондентов контрольной группы оказались более высокие, чем в основной группе, установки желаемой продолжительности жизни, т. е. того числа лет, которое, если бы у них была возможность выбора, они предпочли бы прожить при самых благоприятных условиях: 89,9 года и 83,8 года соответственно, причем превышение примерно одинакового масштаба отмечается и для мужчин (87,4 года против 80,8 года) и для женщин (91,0 года против 85,1 года). Вместе с тем ожидаемая продолжительность жизни, т. е. оценка респондентами числа лет, которое, как они полагают, им удастся прожить, если учесть состояние здоровья, условия и образ жизни, оказалась существенно выше у респондентов основной группы: 79,7 года против 74,1 года. При этом у женщин масштабы превышения оказались существенно больше (83,7 года против 75,3 года), чем у мужчин (72,5 года против 71,5 года). Таким образом, в основной группе оценки желаемой и ожидаемой продолжительности жизни существенно ближе, чем в контрольной (табл. 11.2).

Таблица 11.2

Оценка респондентами желаемой и ожидаемой продолжительности жизни, лет

Показатели продолжитель- ности жизни

Респонденты, посетившие ЦЗ

Респонденты, не обращавшиеся в ЦЗ

жен

щины

муж

чины

оба

пола

жен

щины

муж

чины

оба

пола

Средняя желаемая продолжительность жизни

85,1

80,8

83,8

91,0

87,4

89,9

Средняя ожидаемая продолжительность жизни

83,7

72,5

79,7

75,3

71,5

74,1

Разница между желаемой и ожидаемой продолжительностью жизни

1,4

8,3

4,1

15,7

15,9

15,8

Полученные результаты в отношении высоких ориентиров желаемой продолжительности жизни соответствуют значимости ценностей долголетия в системе ценностей населения активного возраста. При этом, как было показано выше, абсолютная значимость ценностей долголетия несколько выше в контрольной группе (4,6 ± 0,2 балла против 4,5 ± 0,2 балла). Можно возразить, что различия в балльных оценках невелики и находятся в пределах статистической ошибки, но если их анализировать не изолировано, а в связи с установками на желаемую продолжительность жизни, то направленность различий в балльных оценках объясняет более высокие установки желаемой длительности жизни у респондентов контрольной группы.

Вместе с тем значимость ценностей долголетия в контрольной группе уступает по важности ценностям материального достатка, что и определяет существенно более низкие ожидания продолжительной жизни в этой группе в сравнении с основной. Так, в основной группе разница между желаемой и ожидаемой продолжительностью жизни составляет 4,1 года, тогда как в контрольной — 15,8 года.

Аналогично система ценностей мужчин с более значимыми, в сравнении с женщинами, ценностями успеха, карьерного роста, материального достатка и особенно досуга, общения с друзьями и личной независимости определяет более низкие установки и на желаемую, и на ожидаемую продолжительность жизни. В целом для всей совокупности мужчин (суммарно по основной и контрольной группам) желаемая продолжительность жизни меньше чем у женщин на четыре года (84,1 года против 88,1 года), а ожидаемая — на 7,5 года (72,0 года против 79,5 года) (табл. 11.3).

Таблица 7 7.3

Оценка респондентами по пятибалльной шкале значимости мотивов длительной жизни, баллов

Почему вы хотели бы про- жить указанное число лет?

Респонденты, посетившие ЦЗ

Респонденты, не обращавшиеся в ЦЗ

жен

щины

муж

чины

оба

пола

жен

щины

муж

чины

оба

пола

Хотелось бы еще пожить и для себя, не работая

4,0 ± 0,2

4,0 ± 0,3

4,0 ± 0,2

4,0 ± 0,2

3,9 ± 0,3

3,9 ± 0,2

Не хочу терять свои пенсионные накопления и полностью их использовать

3,0 ± 0,2

2,8 ± 0,3

2,9 ± 0,2

3,0 ± 0,2

3,0 ± 0,3

3,0 ± 0,2

Пожилые люди пользуются уважением в обществе

2,4 ± 0,2

2,6 ± 0,3

2,5 ± 0,2

2,6 ± 0,2

2,6 ± 0,3

2,6 ± 0,2

Хочу подольше поработать и в пенсионном возрасте

2,7 ± 0,2

2,7 ± 0,3

2,7 ± 0,2

2,6 ± 0,2

2,6 ± 0,3

2,6 ± 0,2

Хочу помогать моим взрослым детям

4Д ± 0,2

3,9 ± 0,3

4,0 ± 0,2

3,8 ± 0,2

3,8 ± 0,3

3,8 ± 0,2

Не хочу оставить супруга (-у) одного (-у) без моей помощи и поддержки

3,9 ± 0,2

4,0 ± 0,3

3,9 ± 0,2

3,9 ± 0,2

3,9 ± 0,3

3,9 ± 0,2

Хочу долго жить, чтобы увидеть внуков

4,6 ± 0,2

4,3 ± 0,3

4,5 ± 0,2

4,6 ± 0,2

4,5 ± 0,3

4,6 ± 0,2

Мотивация долголетия существенно не различается в основной и контрольной группой и является вполне традиционной. На первом месте с существенным отрывом лидирует мотив «Хочу долго жить, чтобы увидеть внуков» — 4,5—4,6 балла. Затем следуют практически с равным весом еще два семейных («Не хочу оставить супруга (-у) одного (-у) без моей помощи и поддержки»; «Хочу помогать моим взрослым детям») и личный («Хотелось бы еще пожить и для себя, не работая») мотивы. Впервые в сравнении с ранее проведенными исследованиями довольно высокую значимость обнаружил мотив использования пенсионных накоплений (2,9—3,0 балла), который опередил традиционно малозначимые мотивы — желание поработать в пенсионном возрасте из-за интереса к работе, а также мотив, связанный с уважением в обществе к пожилым.

Приступая к обсуждению «помех», которые мешают респондентам прожить желаемое число лет, стоит вспомнить, что наибольшая разница между желаемой и ожидаемой продолжительностью жизни отмечалась в контрольной группе, а при гендерном сравнении — у мужчин. Поэтому можно было ожидать, что удельный вес тех, кому те или иные обстоятельства мешают прожить желаемое число лет, окажется также выше среди респондентов контрольной группы, прежде всего, среди мужчин.

По результатам опроса различия оказались существенными по следующим темам. Материальные и жилищные трудности являются существенной помехой для желаемого долголетия для 13,6 % респондентов основной и 20,6 % контрольной групп, в том числе для мужчин в 12,3 % и 28,7 % случаях соответственно. Если учесть, что самооценка уровня жизни и жилищных условий у мужчин и женщин в основной и контрольной группах не различается, то восприятие материальных и жилищных условий как помехи к желаемому долголетию исходит из оценки значимости этой цели в системе жизненных ценностей. В контрольной группе и в целом для мужчин эта цель — материальный достаток — обладает более высоким приоритетом, чем в основной группе и в целом для женщин. Аналогично в контрольной группе, прежде всего, среди мужчин существенно выше доля тех, кому на пути к достижению желаемого долголетия «очень мешает» большая занятость, отсутствие времени для заботы о здоровье. Очевидным образом это становится помехой, если ценности карьеры, досуга и общения с друзьями обладают большей значимостью, чем в основной группе и в целом для женщин.

Несколько особняком стоит помеха, связанная с неудовлетворительной медицинской помощью: доля тех, для кого это является препятствием к достижению желаемого долголетия, составляет 31,4 % в контрольной и 20,4 % в основной группах, в том числе у мужчин 30,2 % и 11,3 % соответственно. Поскольку и в основной, и в контрольной группах опрашивались респонденты в возрасте от 20 до 40 лет, не имеющие хронических заболеваний, объективные основания для подобных различий отсутствуют. Однако следует отметить, что именно те респонденты, которые игнорируют центр здоровья как элемент системы здравоохранения, чаще склонны считать качество медицинской помощи помехой к достижению желаемой продолжительности жизни (табл. 11.4).

Оценка респондентами помех к достижению желаемой длительности жизни (удельный вес тех, кому данная причина «очень мешает»), %

Если вы хотите прожить дольше, чем предполагаете, то, что и в какой степени мешает вам прожить желаемое число лет?

Респонденты, посетившие ЦЗ

Респонденты, не обращавшиеся в ЦЗ

женщины

мужчины

оба

пола

женщины

мужчины

оба

пола

Материальные и жилищные трудности

14,2

12,3

13,6

16,8

28,7

20,6

Желание жить в свое удовольствие, ни в чем себе не отказывая

5,7

12,9

7,9

5,4

6,9

5,9

Неуверенность в завтрашнем дне

26,9

20,3

24,8

24,6

32,2

27,0

Боязнь одиночества в старости

23,6

20,8

22,7

22,7

18,4

21,3

Боязнь бедности в старости

34,8

29,7

33,2

31,9

32,9

32,2

Неудовлетворительная медицинская помощь

24,5

11,3

20,4

31,9

30,2

31,4

Недостаточная социальная поддержка в старости

41,1

38,4

40,3

43,5

40,0

42,4

Недостаточно возможностей для занятий физкультурой, оздоровительными видами спорта

14,5

11,1

13,4

18,8

13,6

17,2

Большая занятость, отсутствие времени для заботы о здоровье

26,8

13,9

22,7

33,0

28,7

31,6

В целом следует констатировать, что набор помех достижению желаемого долголетия тесно связан с системой ценностей: помех тем больше и встречаются они тем чаще, чем ниже приоритет долголетия в сравнении с другими ценностями (материальный достаток, карьера, успех, досуг и пр.).

Таким образом, характеризуя такой маркер результативности мер по формированию здорового образа жизни, как ценность долголетия и его мотивация, следует отметить следующее.

Между респондентами основной и контрольной групп присутствуют отчетливые различия в системе жизненных ценностей. В основной группе приоритет отдан долголетию и семейным ценностям, в контрольной — материальному достатку. В основной группе образование и профессиональный успех рассматриваются как условие (ближе по значимости) материального достатка, в контрольной — интересного досуга, общения с друзьями и личной независимости.

Для женщин большей ценностью обладают цели обладания крепким здоровьем, долголетия, наличия внуков. Вместе с тем для женщин также более значимы ценности образования и повышения квалификации, тогда как для мужчин большей значимостью обладает результат, который может быть достигнут в том числе с помощью образования и квалификации, а именно: успех, карьерный рост, материальный достаток. Для мужчин также более значимы ценности досуга, общения с друзьями и личной независимости.

Полученные результаты в отношении высоких ориентиров желаемой продолжительности жизни соответствуют значимости ценностей долголетия в системе ценностей населения активного возраста. Вместе с тем более низкая ожидаемая продолжительность жизни в контрольной группе, а также у мужчин в сравнении с женщинами корреспондируют с различиями в системе ценностей сравниваемых групп.

Мотивация долголетия существенно не отличается в основной и контрольной группах и является вполне традиционной с преобладанием значимости семейных и личных мотивов. Вместе с тем впервые в сравнении с ранее проведенными исследованиями довольно высокую значимость обнаружил мотив использования пенсионных накоплений (2,9—3,0 балла), что отражает новые экономические реалии.

Набор помех достижению желаемого долголетия тесно связан с системой ценностей: помех тем больше и встречаются они тем чаще, чем ниже приоритет долголетия в сравнении с другими ценностями (материальный достаток, карьера, успех, досуг и пр.).

Далее рассмотрим особенности поведения респондентов в вопросах сохранения здоровья. По данным о весоростовых характеристиках респондентов рассчитан индекс массы тела (ИМТ), на основании которого в таблицах приведена группировка респондентов. В диапазоне величины ИМТ от 20 до 25 выделена группа с «нормой», ниже 20 — с пониженной массой тела, от 26 до 30 — с ожирением I степени, от 31 до 35 — с ожирением II степени, выше 35 — с ожирением III степени.

Итак, на момент опроса распределение респондентов по ИМТ не обнаружило принципиальных отличий. Отклонения в границах статистической достоверности касаются несколько большей доли респондентов в основной группе с нормальным ИМТ и в контрольной — с ожирением I степени. Направленность этих различий характерна и для мужчин, и для женщин. Вместе с тем в основной группе присутствуют респонденты с ожирением III степени, чего нет в контроле, а в контроле, напротив, чаще встречается пониженный вес. И тот и другой полюсный варианты характерны только для женщин (табл. 11.5).

Распределение респондентов основной группы по ИМТ за время после посещения ЦЗ заметно изменилось. Изменения не коснулись только респондентов с пониженным весом. Во всех остальных категориях отмечена как позитивная, так и негативная динамика. Причем, чем хуже была ситуация на момент посещения ЦЗ, тем более позитивные изменения произошли. Так, среди женщин, посетивших ЦЗ с нормальным ИМТ или I степенью ожирения, большая часть опрошенных сохранила позиции, но у 3,1—6,8 % отмечена негативная динамика, и у 1,0—17,2 % — позитивная. Тогда как у респонденток, посетивших Центр здоровья со II или с III степенью ожирения, негативная динамика отсутствует, а значительная часть их (с III степенью — более половины) добились позитивных результатов по нормализации ИМТ. У мужчин позитивная динамика за время с посещения ЦЗ еще более выражена, а негативная — отсутствует (табл. 11.6).

Таблица 7 7.5

Распределение респондентов по ИМТ на момент опроса, %

ИМТ

Респонденты, посетившие ЦЗ

Респонденты не обращавшиеся в ЦЗ

женщины

мужчины

женщины

мужчины

Пониженный вес

6,6

5,6

15,3

4,5

Норма

64,1

61,1

55,2

54,5

Ожирение I степени

19,2

29,2

24,0

34,1

Ожирение II степени

6,0

4,2

5,5

6,8

Ожирение III степени

4,2

Итого

100,0

100,0

100,0

100,0

Таблица 7 7.6

Распределение респондентов по ИМТ до первого посещения ЦЗ и на момент опроса, %

ИМТ на момент опроса

ИМТ до первого посещения ЦЗ

пониженный вес

норма

ожирение I степени

ожирение II степени

ожирение III степени

Женщины

Пониженный вес

100,0

1,0

Норма

95,8

17,2

Ожирение I степени

3,1

75,9

16,7

14,3

Ожирение II степени

3,4

83,3

42,9

Ожирение III степени

3,4

42,9

Общий итог

100,0

100,0

100,0

100,0

100,0

Мужчины

Пониженный вес

100,0

Норма

100,0

25,0

Ожирение I степени

75,0

66,7

Ожирение II степени

33,3

100,0

Ожирение III степени

Общий итог

100,0

100,0

100,0

100,0

100,0

Ситуация с ИМТ существенно зависит и от характера питания, и от двигательной активности.

Среди респондентов основной группы руководствуются рекомендациями о здоровом питании более 40 % мужчин и женщин, тогда как в контроле —18,3 % женщин и вдвое меньше мужчин. При этом не задумываются о своем рационе только 7,9—4,5 % респондентов основной и 17,2—24,4 % контрольной групп. Кроме того, оказалось, что в контрольной группе существенно выше доля тех, чей рацион питания ограничен доходами: 20,6—24,4 % против 10,8—7,6 % в основной группе. Вместе с тем важно учитывать, что самооценка уровня жизни респондентов основной и контрольных групп была практически идентичной, так что использование доходного фактора в качестве аргумента характера питания является своеобразным социально приемлемым оправданием сложившегося рациона (табл. 11.7).

Таблица 11.7

Распределение респондентов по характеру питания на момент опроса, %

Характер питания

Респонденты, посетившие ЦЗ

Респонденты, не обращавшиеся в ЦЗ

жен

щины

муж

чины

жен

щины

муж

чины

Рекомендации о здоровом питании

46,0

43,9

18,3

8,5

Ем все, что вкусно

20,1

37,9

26,7

30,5

Стараюсь похудеть

15,1

6,1

17,2

12,2

Ем то, что доступно по доходам

10,8

7,6

20,6

24,4

Не думаю об этом

7,9

4,5

17,2

24,4

Итого

100,0

100,0

100,0

100,0

В основной группе отмечены существенные перемены в характере питания после посещения ЦЗ. Среди тех, чей рацион питания изменился, большая часть стала руководствоваться рекомендациями о здоровом питании. Так, среди респондентов, которые до посещения ЦЗ руководствовались вкусовыми предпочтениями, изменили привычки 65,2 % женщин и 35,7 % мужчин, в том числе 43,5—32,1 % стали руководствоваться рекомендациями о здоровом питании. Среди респондентов, которые старались похудеть, после посещения ЦЗ изменили свой рацион питания 66,7 %, в том числе 53,3—33,3 % женщин и мужчин стали руководствоваться рекомендациями о здоровом питании. Но самые большие перемены произошли с теми, кто до посещения ЦЗ не задумывался о характере питания: среди них более половины женщин и 80 % мужчин изменили характер питания, в том числе 45,5—70 % стали руководствоваться рекомендациями о здоровом питании (табл. 11.8).

Распределение респондентов по характеру питания до первого посещения ЦЗ и на момент

опроса, %

Характер питания на момент опроса

Характер питания до первого посещения ЦЗ

рекомендации о здоровом питании

ем все, что вкусно

стараюсь

похудеть

ем то, что доступно по доходам

не думаю об этом

Женщины

Рекомендации о здоровом питании

84,2

43,5

53,3

28,6

45,5

Ем все, что вкусно

5,3

34,8

13,3

4,8

4,5

Стараюсь похудеть

10,5

21,7

33,3

4,5

Ем то, что доступно по доходам

66,7

Не думаю об этом

45,5

Общий итог

100,0

100,0

100,0

100,0

100,0

Мужчины

Рекомендации о здоровом питании

80,0

32,1

33,3

16,7

70,0

Ем все, что вкусно

10,0

64,3

33,3

10,0

Стараюсь похудеть

10,0

3,6

33,3

Ем то, что доступно по доходам

83,3

Не думаю об этом

20,0

Общий итог

100,0

100,0

100,0

100,0

100,0

Что касается физкультурно-оздоровительных занятий, то в основной группе четверть женщин и почти треть мужчин (23,1—31,6 %) не имеют никаких регулярных форм оздоровительной и двигательной активности, тогда как в контроле таких в 1,5 раза меньше среди женщин и почти втрое — среди мужчин (16,1—11,2 %) (табл. 11.9).

Среди респондентов, имеющих различные формы физкультурно- оздоровительных занятий, в основной группе более чем вдвое по сравнению с контролем выше доля занимающихся утренней зарядкой или оздоровительным бегом: 22,5—25,0 % против 9,9—10,1 % соответственно. При этом в контрольной группе вдвое чаще респонденты посещают сауну или русскую баню: 36,5—33,7 % против 19,7—17,1 % в основной группе.

Распределение респондентов по частоте и формам физкультурно-оздоровительных занятий

на момент опроса, %

Формы физкультурно-оздоровитель- ных занятий

Респонденты, посетившие ЦЗ

Респонденты, не обращавшиеся в ЦЗ

женщины

мужчины

женщины

мужчины

Утренняя зарядка, оздоровительный бег

22,5

25,0

9,9

10,1

Занятия спортом на стадионе, на спортплощадке

2,9

9,2

4,7

16,9

Посещение спортивно-оздоровительных секций, бассейна, фитнес-центра

17,9

9,2

19,3

11,2

Принятие контрастного душа

13,9

7,9

13,5

16,9

Посещение сауны, русской бани

19,7

17,1

36,5

33,7

Не занимаюсь ничем

23,1

31,6

16,1

11,2

Итого

100,0

100,0

100,0

100,0

За время, прошедшее с момента посещения ЦЗ, лишь треть респондентов изменили образ жизни, а две трети по-прежнему не занимаются никакими физкультурно-оздоровительными процедурами. Среди тех, кто изменил образ жизни, практически половина стала заниматься утренней зарядкой или оздоровительным бегом, второе по частоте — принятие контрастного душа. Таким образом, среди рассмотренных элементов образа жизни посещение ЦЗ минимальным образом повлияло на формирование физически активного образа жизни (табл. 11.10).

Таблица 11.10

Распределение респондентов по частоте и формам физкультурно-оздоровительных занятий до первого посещения ЦЗ и на момент опроса, %

Частота и формы физкультурно-оздоровительных занятий на момент опроса

Не занимавшиеся физкультурно-оздоровительными процедурами до первого посещения ЦЗ

женщины

мужчины

Утренняя зарядка, оздоровительный бег

17,9

15,2

Занятия спортом на стадионе, на спортплощадке

1,8

3,0

Посещение спортивно-оздоровительных секций, бассейна, фитнес-центра

3,6

3,0

Принятие контрастного душа

7,1

6,1

Посещение сауны, русской бани

5,4

3,0

Не занимаюсь ничем

64,3

69,7

Общий итог

100,0

100,0

Среди поведенческих стереотипов, наносящих максимальный ущерб здоровью, курение становится все более значимым фактором из-за растущей распространенности данной привычки.

Распределение респондентов по частоте курения на момент опроса, %

Таблица 11.11

Частота курения

Респонденты

Ц

посетившие

3

Респонденты, не обращавшиеся в ЦЗ

женщины

мужчины

женщины

мужчины

Не курю

86,2

45,3

81,2

51,2

До пяти сигарет

3,0

12,0

3,9

10,7

5—9 сигарет

4,8

13,3

7,7

7,1

10—20 сигарет

6,0

26,7

7,2

26,2

Больше пачки

2,7

4,8

Итого

100,0

100,0

100,0

100,0

По распространенности и частоте курения респонденты основной и контрольной групп принципиально не отличаются. Так, не курят 86,2—45,3 % женщин и мужчин в основной и 81,2—51,2 % в контрольной группах, при этом группа повышенного риска — выкуривающие ежедневно более пачки — составляет 2,7 % в основной и 4,8 % в контрольной группе (табл. 11.12).

Таблица 11.12

Распределение респондентов по частоте курения до первого посещения ЦЗ и на момент

опроса, %

Частота куре- ния на момент опроса

Частота курения до первого посещения ЦЗ

не курю

до пяти сигарет

5—9

сигарет

10—20

сигарет

больше

пачки

Женщины

Не курю

100,0

40,0

20,0

До пяти сигарет

40,0

25,0

10,0

5—9 сигарет

20,0

50,0

30,0

10—20 сигарет

25,0

40,0

100,0

Больше пачки

Общий итог

100,0

100,0

100,0

100,0

100,0

Мужчины

Не курю

100,0

50,0

14,3

До пяти сигарет

33,3

44,4

9,5

14,3

5—9 сигарет

55,6

19,0

14,3

10—20 сигарет

16,7

71,4

28,6

Частота куре- ния на момент опроса

Частота курения до первого посещения ЦЗ

не курю

до пяти сигарет

5—9

сигарет

10—20

сигарет

больше

пачки

Больше пачки

28,6

Общий итог

100,0

100,0

100,0

100,0

100,0

У респондентов основной группы за время, прошедшее с момента посещения ЦЗ, произошли преимущественно позитивные изменения в отношении стереотипов курения. В основном они коснулись много курящих. Так, среди женщин, выкуривавших ежедневно от 10 до 20 сигарет, 40 % уменьшили количество сигарет, еще 20 % бросили курить; среди мужчин с такой же частотой курения уменьшили число ежедневно выкуриваемых сигарет 28,6 %. Среди женщин, куривших ежедневно больше пачки, все уменьшили число выкуриваемых ежедневно сигарет, среди мужчин в этой категории позитивные изменения коснулись более чем 70 %, в том числе 14,3 % — бросили курить (табл. 11.12).

В отношении потребления алкоголя между респондентами основной и контрольной групп на момент опроса отмечена существенная разница. Так, в основной группе среднедушевое потребление женщин составило 0,8 л в пересчете на абсолютный алкоголь, мужчин — 3,5 л, тогда как в контроле — 2,5 и 7,7 л соответственно. Такие различия обусловлены, с одной стороны, существенно большей долей непьющих мужчин и женщин (78,0—55,3 %) в основной группе в сравнении с контролем (47,9—33,7 %), с другой — значимо меньшей долей много пьющих (более 4 л женщинами и 8 л мужчинами среднедушевого потребления в год в пересчете на абсолютный алкоголь), которая в основной группе составляет 5,2—14,5 %, в контроле 20,8—37,1 % соответственно женщин и мужчин (табл. 11.13).

За время, прошедшее с посещения ЦЗ, в алкогольном поведении респондентов основной группы произошли противоречивые, но в целом позитивные перемены. В среднедушевом исчислении потребление алкоголя женщинами сократилось с 0,8 л до 0,7 л, а мужчинами — с 3,9 до 3,5 л. Вместе с тем среди непьющих на момент посещения ЦЗ 3,5 % женщин и 5 % мужчин начали употреблять алкоголь, среди женщин, кто на момент опроса употреблял от 2 до 4 л алкоголя в год в пересчете на абсолютный алкоголь, 14,3 % респонденток увеличили потребление, а среди мужчин с уровнем потребления до 4 л в год увеличили потребление 8,3 % респондентов. Вместе с тем в большем числе случаев произошли позитивные перемены, особенно среди много пьющих. Так, среди много пьющих женщин сократила потребление треть, а среди много пьющих мужчин — более 40 % респондентов; среди среднепьющих (2—3,9 л женщины и А—7,9 л мужчины) — 21,4 % женщин и 30 % мужчин (табл. 11.14).

Распределение респондентов по потреблению алкоголя на момент опроса, %

Таблица 11.13

Среднедушевое потребление в год, литров в пересчете на абсолютный алкоголь

Респонденты, посетившие ЦЗ

Респонденты, не обращавшиеся в ЦЗ

Женщины

Не пьющие

78,0

47,9

До 2 л

9,8

16,7

2,0—3,9 л

6,9

14,6

4 л и более

5,2

20,8

Общий итог

100,0

100,0

Мужчины

Не пьющие

55,3

33,7

До 4 л

15,8

21,3

4—7,9 л

14,5

7,9

8 л и более

14,5

37,1

Общий итог

100,0

100,0

Таблица 11.14

Распределение респондентов по среднедушевому потреблению алкоголя до первого посещения ЦЗ и на момент опроса (литров, в пересчете на абсолютный алкоголь), %

Потребление

алкоголя

на момент опроса

Потребление алкоголя до первого посещения ЦЗ

не пьющие

до 2 л

2,0—3,9 л

4 л и более

Женщины

Не пьющие

96,3

25,0

До 2 л

0,7

75,0

14,3

37,5

2,0—3,9 л

1,5

64,3

4 л и более

1,5

14,3

62,5

Общий итог

100,0

100,0

100,0

100,0

Мужчины

Не пьющие

95,0

16,7

10,0

До 4 л

75,0

20,0

4—7,9 л

70,0

28,6

8 л и более

5,0

8,3

57,1

Общий итог

100,0

100,0

100,0

100,0

Таким образом, характеризуя такой маркер результативности мер по формированию здорового образа жизни, как самосохранительное поведение, следует отметить следующее.

В отношении потребления алкоголя между респондентами основной и контрольной групп на момент опроса отмечена существенная разница. Так, в основной группе среднедушевое потребление женщин составило 0,8 л годового потребления в пересчете на абсолютный алкоголь, мужчин — 3,5 л, тогда как в контроле — 2,5 и 7,7 л соответственно. Такие различия обусловлены, с одной стороны, существенно большей долей не пьющих мужчин и женщин (78,0 и 55,3 %) в основной группе в сравнении с контролем (47,9 и 33,7 %), с другой — значимо меньшей долей много пьющих, которая в основной группе составляет 5,2 и 14,5 %, в контроле 20,8 и 37,1 % соответственно женщин и мужчин.

Вместе с тем по распространенности и частоте курения респонденты основной и контрольной групп принципиально не отличаются. Так, не курят 86,2 и 45,3 % женщин и мужчин в основной и 81,2 и 51,2 % в контрольной группах, при этом группа повышенного риска — выкуривающие ежедневно более пачки — составляет 2,7 % в основной и 4,8 % в контрольной группе.

Распределение респондентов основной и контрольной групп по ИМТ также не обнаружило принципиальных отличий. При этом характер питания респондентов основной группы является более здоровым. Среди респондентов основной группы руководствуются рекомендациями о здоровом питании более 40 % мужчин и женщин, тогда как в контроле — 18,3 % женщин и еще вдвое меньше мужчин. При этом не задумываются о своем рационе только 7,9 и 4,5 % респондентов основной и 17,2 и 24,4 % контрольной групп.

Однако, что касается физкультурно-оздоровительных занятий, то в основной группе четверть женщин и почти треть мужчин (23,1 и 31,6 %) не имеют никаких регулярных форм оздоровительной и двигательной активности, тогда как в контроле таких в 1,5 раза меньше среди женщин и почти втрое — среди мужчин (16,1 и 11,2 %). При этом среди респондентов, имеющих различные формы физкультурно-оздоровительных занятий, в основной группе более чем вдвое, в сравнении с контролем, выше доля занимающихся утренней зарядкой или оздоровительным бегом: 22,5 и 25,0 % против 9,9 и 10,1 % соответственно.

Существенно, что после посещения ЦЗ в самосохранительном поведении респондентов произошли в целом позитивные перемены, причем в наибольшей степени они коснулись групп риска по ИМТ, курению и потреблению алкоголя. Минимальные перемены произошли в образе жизни респондентов, не включенных в физкультурно-оздоровительные занятия.

В завершение рассмотрим самооценку респондентами своего образа жизни и готовность его изменить. В основной группе оценивают свой образ жизни как здоровый 48,5 % женщин и 38,6 % мужчин, тогда как в контроле 28,4 и 24,1 % соответственно. Считают, что до здорового образа жизни им далеко всего 1,8 и 7,1 % респондентов основной и 10,5 и 14,9 % контрольной групп. При этом, как показал анализ самосохранительного поведения респондентов, между основной и контрольной группами отсутствуют принципиальные различия по поведенческим характеристикам, кроме алкогольного поведения и формирования рациона питания. Возможно, что оценивая свой образ жизни, респонденты учитывают не только его современные особенности, но и усилия, которые были приложены для его изменения (табл. 11.15).

Таблица 11.15

Распределение респондентов по самооценке образа жизни на момент опроса, %

Самооценка образа жизни на момент опроса

Респонденты, посетившие ЦЗ

Респонденты не обращавшиеся в ЦЗ

женщины

мужчины

женщины

мужчины

Его можно назвать здоровым

48,5

38,6

28,4

24,1

Он не совсем здоровый

49,7

54,3

61,1

60,9

До здорового образа жизни мне далеко

1,8

7,1

10,5

14,9

Итого

100,0

100,0

100,0

100,0

Действительно, до посещения ЦЗ значительная часть респондентов куда более критично оценивала свой образ жизни, но многое сделала, чтобы его изменить. Так, из числа респондентов, которые до посещения ЦЗ считали свой образ жизни не совсем здоровым, 18,7 % женщин и 15,6 % мужчин добились его более позитивной самооценки, а из числа тех, кому, по их мнению, до здорового образа жизни было далеко, более позитивной самооценки добились 72,7 % женщин и 60,0 % мужчин. Таким образом, эта динамика соответствует полученным выше результатам, в соответствии с которыми более существенного прогресса добились респонденты, входившие в группу риска (табл. 11.16).

Итак, полученные результаты констатируют в целом меньшую распространенность факторов риска и более здоровый образ жизни в основной группе в сравнении с контрольной, а также позитивную динамику самосохранительного поведения после посещения ЦЗ.

Однако означает ли это, что «После посещения» можно приравнять к «Вследствие посещения». Как оценивают сами респонденты влияние ЦЗ на изменение своего поведения? Рассмотрим этот вопрос более подробно.

Важным фактором принятия рекомендаций является мотивация посещения ЦЗ. В этом отношении более половины респондентов (54,2 %) обратились в ЦЗ целенаправленно с тем, чтобы пройти обследование и получить рекомендации, пятая часть посетивших ЦЗ была направлена из поликлиники, 14,6 % сообщили, что ими руководило любопытство, поскольку «об этом много говорят». Женщины чаще обращались целенаправленно (59,9 % против 41,1 %), а мужчины — из любопытства (23,3 % против 10,8 %) и за компанию (11,0 % против 4,8 %) (табл. 11.17).

Таблица 11.16

Распределение респондентов по самооценке образа жизни до первого посещения ЦЗ и на момент опроса, %

Самооценка образа жизни на момент опроса

Самооценка образа жизни до первого посещения ЦЗ

образ жизни можно назвать здоровым

он не совсем здоровый

до здорового образа жизни мне далеко

Женщины

Его можно назвать здоровым

93,4

18,7

9,1

Он не совсем здоровый

6,6

81,3

63,6

До здорового образа жизни мне далеко

27,3

Общий итог

100,0

100,0

100,0

Мужчины

Его можно назвать здоровым

82,6

15,6

20,0

Он не совсем здоровый

17,4

84,4

40,0

До здорового образа жизни мне далеко

40,0

Общий итог

100,0

100,0

100,0

Таблица 11.17

Распределение респондентов основной группы по причинам, побудившим обратиться в ЦЗ, %

Почему вы обратились в Центр здоровья

Женщины

Мужчины

Всего

Пошел (-ла) за кампанию

4,8

11,0

6,7

Было интересно, об этом много говорят

10,8

23,3

14,6

Направили из поликлиники

19,8

19,2

19,6

Хотел (-а) пройти обследование и получить рекомендации

59,9

41,1

54,2

Другое

4,8

5,5

5,0

Итог

100,0

100,0

100,0

Однократным посещение ЦЗ было для 68 % респондентов, вместе с тем более чем четверть (26,2 %) посещали ЦЗ несколько раз, а 5,6 % делают это регулярно. Таким образом, немногим менее трети респондентов, посетивших ЦЗ, становятся участникам школ по разным направлениям профилактики факторов риска. Характерно, что гендерных различий в частоте посещения ЦЗ не обнаружено, таким образом, пресловутое нежелание мужчин заботиться о здоровье в действительности связано с отсутствием мотивации, которая может быть сформирована, как оказалось, с одинаковым успехом и у мужчин, и у женщин.

Таблица 11.18

Распределение респондентов основной группы по оценке полезности посещения ЦЗ, %

Оценка полезности посещения ЦЗ

В результате посещения ЦЗ получили полезную для себя информацию

Посещение ЦЗ и полученные рекомендации повлияли на вашу самооценку образа жизни

жен

щины

муж

чины

оба

пола

жен

щины

муж

чины

оба

пола

Нет

2,4

4,2

2,9

9,9

9,7

9,9

Да

82,4

78,9

81,3

73,1

63,9

70,4

Трудно сказать

15,3

16,9

15,8

17,0

26,4

19,8

Итог

100,0

100,0

100,0

100,0

100,0

100,0

Подавляющее большинство респондентов (81,3 %), получили, как они сами считают, полезную для них информацию в ходе посещения ЦЗ, 15,8 % — затруднились с оценкой и лишь единицы (2,9 %) ответили отрицательно. Статистически значимых отличий в оценке полезности посещения ЦЗ мужчинами и женщинами не обнаружено. Несколько меньшее число респондентов (однако не менее 70 %) отметили, что посещение ЦЗ и полученные рекомендации повлияли на их самооценку образа жизни, при этом возросло число не только скептиков (до 9,9 %), но и тех, кто затруднился определиться с оценкой. В отличие от оценки полезности информации оценка влияния этой информации у мужчин отличается несколько большим скепсисом, но среди них возрастает не столько очевидный негативизм, но неопределенность оценок (табл. 11.19).

И, наконец, следующий уровень — оценка респондентами влияния посещения ЦЗ и полученных рекомендаций на готовность изменить образ жизни.

На первый взгляд, полученные результаты не дают оснований говорить о влиянии ЦЗ на формирование поведения. Действительно, лишь треть респондентов отметили, что посещение ЦЗ и полученные рекомендации повлияли на готовность снизить потребление алкоголя и число выкуриваемых сигарет, при этом столько же участников опроса отметили, что стереотипы их поведения не наносят ущерба здоровью. В отношении оздоровления рациона питания получены более оптимистичные результаты: 2/3 респондентов отметили влияние ЦЗ на готовность изменить образ жизни, но и в этом случае 16,4 % опрошенных не готовы к изменению рациона питания, а еще 18,7 % не считают, что их характер питания наносит ущерб здоровью.

Таблица 11.19

Распределение респондентов основной группы по самооценке влияния посещения ЦЗ и полученных рекомендаций на готовность изменить образ жизни, %

Посещение Центра здоровья и полученные рекомендации повлияли на вашу готовность изменить образ жизни?

Женщины

Мужчины

Всего

Снизить потребление алкоголя

Да

27,9

45,2

33,2

Нет

25,7

32,3

27,7

Это не наносит ущерба моему здоровью

46,4

22,6

39,1

Итог

100,0

100,0

100,0

Снизить число выкуриваемых сигарет

Да

29,6

58,5

39,0

Нет

27,4

23,1

26,0

Это не наносит ущерба моему здоровью

43,0

18,5

35,0

Итог

100,0

100,0

100,0

Уменьшить потребление соли, сахара, мучных изделий и т. д.

Да

71,0

50,0

64,8

Нет

14,8

20,3

16,4

Это не наносит ущерба моему здоровью

14,2

29,7

18,7

Итог

100,0

100,0

100,0

Полученные результаты показывают, что, во-первых, распространенность факторов риска среди опрошенных не велика, а во-вторых, что наиболее позитивные изменения произошли именно в группах риска.

В отношении потребления алкоголя: если в целом для всех респондентов позитивное влияние рекомендаций ЦЗ отметили 33,2 % опрошенных, в том числе 27,9 % женщин и 45,2 % мужчин, то в группе много пивших (в среднедушевом исчислении более 4 л в год для женщин и 8 л для мужчин в пересчете на абсолютный алкоголь) — 50 % женщин и 61,5 % мужчин. В отношении курения — позитивное влияние рекомендаций ЦЗ отметили 39,0 % респондентов в целом по выборке, в том числе 29,6 % женщин и 58,5 % мужчин, тогда как среди много куривших (выкуривавших ежедневно 10—20 сигарет для женщин и более 10 сигарет, включая тех, кто выкуривал больше пачки, — для мужчин) — 55,6 % женщин и 67,3 % мужчин. В отношении оздоровления характера питания — позитивное влияние рекомендаций ЦЗ отметили 64,8 % респондентов в целом по выборке, в том числе 71,0 % женщин и 50 % мужчин, тогда как среди респондентов со II и с III стадией ожирения — 82,0 % женщин и 100 % мужчин.

Итак, более позитивные изменения коснулись групп риска в отношении поведенческих стереотипов, наносящих ущерб здоровью, и в этих же группах респонденты склонны чаще усматривать влияние рекомендаций ЦЗ на изменение поведения. Казалось бы, эти данные противоречат ранее полученным результатам в ходе опроса молодежи о само- сохранительном поведении, которые показали, что группы риска, в том числе по потреблению психоактивных веществ, в меньшей степени осознают ущерб здоровью, наносимый их поведением, и реже готовы его изменить. Однако это лишь кажущееся противоречие, поскольку в настоящем исследовании опрошены респонденты, уже сделавшие шаг к изменению поведения, а именно посетившие ЦЗ.

Учитывая разницу в стереотипах поведения, а также наличие и отсутствие опыта общения с ЦЗ, рассмотрим оценку респондентов основной и контрольной групп значимости следующих возможных мер с точки зрения их влияния на улучшение здоровья и снижение смертности населения. Респонденты основной группы оценивают оказание ЦЗ услуг по профилактике заболеваний и ведению здорового образа жизни в 4,2 ± 0,2 балла, причем оценка одинакова и у мужчин, и у женщин. В контрольной группе оценка скромнее — 3,6 ± 0,2 балла, причем также не имеет гендерных отличий. Природа различий становится ясна, если проанализировать вариацию оценок в основной группе в зависимости от того, как респонденты оценивают свой образ жизни. Те респонденты, которые считают свой образ жизни здоровым, оценивают роль ЦЗ в 4,1 ± 0,2 балла; респонденты, которые считают свой образ жизни не совсем здоровым, оценивают роль ЦЗ в 4,4 ± 0,2 балла; тогда как опрошенные, полагающие, что до здорового образа жизни им далеко, оценивают роль ЦЗ максимально скромно — 3,6 ± 0,2 балла. Иными словами, более высоко оценивают роль ЦЗ те респонденты, кто с помощью рекомендаций ЦЗ изменил свои стереотипы поведения и добился прогресса в сокращении факторов риска. Респонденты, не добившиеся оздоровления образа жизни после посещения ЦЗ, оценивают его роль так же низко, как и те, кто не обращался в ЦЗ.

Помимо деятельности ЦЗ, респонденты оценивали роль таких мер, как сокращение спроса и ограничение предложения алкоголя и табачных изделий. Надо сказать, что респонденты и в основной, и в контрольной группе оценили эти меры как менее существенные с точки зрения их влияния на улучшение здоровья и снижение смертности населения. Так, в основной группе значимость мер по сокращению спроса и ограничению предложения алкоголя и табака оценена в 3,6 ± 0,2 балла, причем оценка не имеет гендерных отличий. В контрольной группе значимость мер в сфере антиалкогольной политики оценена в 3,4 ± 0,2 балла (3,5 ± 0,2 балла у женщин и 3,3 ± 0,2 балла у мужчин), в сфере анти- табачной политики — 3,3 ± 0,2 балла (3,4 ± 0,2 балла у женщин, 3,3 ± 0,2 балла у мужчин). Вместе с тем, как и в отношении деятельности ЦЗ, присутствует отчетливая вариация оценки мер в зависимости от самооценки образа жизни. Более высоко оценивают значимость мер по ограничению предложения алкоголя и табака и сокращению их спроса те респонденты, которые считают свой образ жизни не совсем здоровым, — 3,8 ± 0,2 балла, несколько ниже оценка тех, кто оценивает свой образ жизни как здоровый, — 3,5 ± 0,2 балла, самая низкая оценка принадлежит респондентам, которые считают, что до здорового образа жизни им далеко, — 2,9 ± 0,2 балла для мер в сфере антиалкогольной политики и 2,5 ± 0,2 балла — для мер по ограничению предложения табака и сокращению его спроса.

Рассматривая маркеры результативности мер по формированию здорового образа жизни, следует отметить следующее. Между респондентами основной и контрольной групп присутствуют отчетливые различия в системе жизненных ценностей. В основной группе приоритет отдан долголетию и семейным ценностям, в контрольной — материальному достатку. В основной группе образование и профессиональный успех рассматриваются как условие материального достатка, в контрольной — как условия интересного досуга, общения с друзьями и личной независимости.

Ценность долголетия высоко значима для респондентов основной и контрольной групп. Вместе с тем более низкая ожидаемая продолжительность жизни в контрольной группе, а также у мужчин в сравнении с женщинами корреспондируют с различиями в системе ценностей сравниваемых групп. Набор помех к достижению желаемого долголетия тесно связан с системой ценностей: помех тем больше и встречаются они тем чаще, чем ниже приоритет ценности долголетия по сравнению с другими ценностями — материальным достатком, карьерой, успехом, досугом и пр.

Установлена в целом меньшая распространенность факторов риска и более здоровый по самооценке образ жизни в основной группе по сравнению с контрольной. Наибольшие различия в распространенности факторов риска касаются потребления алкоголя, тогда как в отношении частоты курения, ИМТ и особенно физкультурно-оздоровительных занятий принципиальные отличия основной и контрольной групп отсутствуют.

Существенным индикатором результативности мер является позитивная динамика самосохранительного поведения респондентов по всем элементам образа жизни (потребления алкоголя, курения, рациона питания, двигательной активности) после посещения ЦЗ, в наибольшей степени затрагивающая группы риска, которую большинство респондентов связывают именно с выполнением рекомендаций, полученных в ЦЗ. Респонденты высоко оценивают роль ЦЗ с точки зрения их влияния на улучшение здоровья и снижение смертности населения. Более высоко оценивают роль ЦЗ те респонденты, кто с помощью рекомендаций ЦЗ изменил свои стереотипы поведения и добился прогресса в сокращении факторов риска. Респонденты, не добившиеся оздоровления образа жизни после посещения ЦЗ, оценивают его роль также низко, как и те, кто не обращался в ЦЗ. Аналогичная вариация касается мер сокращения спроса и ограничения предложения алкоголя и табачных изделий.

 
Посмотреть оригинал
< Пред   СОДЕРЖАНИЕ   ОРИГИНАЛ     След >