Разработка программы обследования и обоснование выборки по смертности населения

Используя данные статистики, оценить эти сдвиги возможно по показателям смертности, дифференцированным по возрасту, а также по данным о среднем возрасте умерших от отдельных заболеваний и травм, рассчитанном на основании таблиц смертности по причинам, т. е. показателе, не зависящем от возрастной структуры населения. Среди мер по снижению смертности можно выделить два блока. Первый — формирование здорового образа жизни — направлен на предотвращение возникновения заболеваний и травм, второй — повышение доступности и улучшение качества оказания медицинской помощи — направлен на профилактику летальных исходов и продление жизни лиц с хроническими заболеваниями и последствиями травм. Если первый блок мер должен способствовать увеличению продолжительности здоровой жизни без болезней и инвалидности, то второй — росту длительности жизни хронических больных и улучшению качества жизни этих групп населения.

Существующая статистика не позволяет оценивать ни один из перечисленных показателей, что связано с отсутствием повозрастных данных о заболеваемости по основным видам патологии и травматизму, а также с недоступностью данных о повозрастной инвалидности с дифференциацией по причинам инвалидности, под которыми понимается заболевание или травма, приведшая к инвалидности. Регистры пациентов, созданные в отношении онкологических больных, отчасти больных с сахарным диабетом и инфарктами, носят отрывочный характер и не могут использоваться для мониторинга результативности мер в целом по стране и по регионам. Попытка ввести данные о длительности болезни в свидетельство о смерти с указанием возраста начала заболевания, также пока является малоинформативной, поскольку в подавляющем большинстве случаев эта информация в свидетельстве о смерти не заполняется. Эта проблема связана не только с отсутствием должного контроля за заполнением свидетельства, но также с тем, что зачастую лицо, выписывающее свидетельство о смерти, не располагает необходимой информацией.

Таким образом, в настоящее время с использованием данных статистики невозможно разделить результативность мер, направленных на предотвращение заболевания (продолжительность здоровой жизни) и мер, ориентированных на повышение доступности и качества медицинской помощи (продолжительность и качество жизни хронических больных и инвалидов). Однако можно оценить суммарный итог этих мер в показателях смертности и среднего возраста умерших от конкретных причин. Действительно, сокращение смертности и сдвиг среднего возраста смерти на более поздний возраст возможен как в результате эффективной профилактики поведенческих факторов риска, так и вследствие своевременного и качественного оказания медицинской помощи пациентам с основными заболеваниями и последствиями травм.

Дополнительную информацию о результативности мер политики могут дать результаты социологического исследования. Можно выделить несколько групп показателей, каждая из которых несет важную информацию.

Во-первых, это показатели, характеризующие установки на продолжительность жизни. Так, показатель желаемой продолжительности жизни характеризует число лет, которое респондент хотел бы прожить при наличии всех необходимых для этого условий. В свою очередь, показатель ожидаемой продолжительности жизни по аналогии с показателем ожидаемого числа детей, характеризует влияние реальных условий жизни, в том числе и состояния здоровья респондента, на степень реализации потребности в желаемой продолжительности жизни. Таким образом, разница между этими показателями — это результат суммарного влияния факторов, определяющих реальную продолжительность жизни населения.

Если оценивать меры по снижению смертности с точки зрения целеполагания, то они направлены, прежде всего, на создание условий для достижения людьми желаемой продолжительности жизни, т. е. на сокращение разрыва между желаемой и ожидаемой продолжительностью жизни. Практически ни одна из мер не направлена прямо на формирование потребности населения в долголетии. Пожалуй, лишь меры по оздоровлению образа жизни косвенно апеллируют к мотивации долголетия, но и то скорее с точки зрения сохранения здоровья на протяжении жизни, чем с точки зрения собственно потребности жить долго.

Таким образом, в исследовании результативности мер политики по снижению смертности целесообразно использовать все три показателя: желаемая продолжительность жизни, ожидаемая продолжительность жизни и разница желаемой и ожидаемой продолжительности жизни.

Вторая группа показателей характеризует собственно поведение населения по сохранению здоровья. Это потребление алкоголя, курение, характер питания, физическая активность, отдых, медицинская активность и пр. Как известно из многочисленных исследований, респонденты склонны преуменьшать приверженность тем формам поведения, которые являются социально неодобряемыми, поэтому данные о частоте и масштабах потребления алкоголя, а также частоте курения и числе выкуренных сигарет, как правило, занижены. Но, поскольку нас интересует не столько распространенность данных явлений, а сравнительная оценка по этим параметрам групп респондентов, имеющее место преуменьшение масштабов саморазрушительного поведения не имеет существенного значения.

Кроме показателей, характеризующих поведение, необходимо учитывать индикаторы, характеризующие самооценку респондентами своего образа жизни с точки зрения влияния на здоровье, и готовность респондентов изменить свой образ жизни. Исследования, проведенные в отношении самосохранительного поведения молодежи, показали, что в целом респонденты достаточно адекватно оценивают свой образ жизни и ущерб здоровью, который они наносят саморазрушительными формами поведения. И только при наиболее высоких уровнях потребления алкоголя (вдвое превышающих среднюю величину по выборке) и частоты курения (более пачки ежедневно) респонденты не осознают или не считают нужным признавать вред, который они наносят здоровью подобным образом жизни. Соответственного, готовность изменить образ жизни прямо зависит от осознания ущерба. В этой ситуации роль политики по формированию здорового образа жизни заключается в том, чтобы повысить информированность населения об ущербе здоровью, наносимого образом жизни, и укрепить готовность изменить формы поведения, наносящие здоровью ущерб.

Таким образом, в исследовании результативности мер политики по снижению смертности целесообразно также использовать показатели, характеризующие информированность респондентов об ущербе здоровью, наносимого образом жизни, и готовность изменить формы поведения, наносящие здоровью ущерб. Очевидно, они должны быть дифференцированы в зависимости от масштабов потребления респондентами алкоголя, курения, характера питания, отдыха, физической активности, приверженности медицинской профилактики.

Третья группа показателей характеризует мнение респондентов в отношении мер демографической политики, направленных на снижение смертности. Прежде всего, речь идет об оценке респондентами того, как повлияли меры на формирование самосохранительного поведения или изменение его в направлении оздоровления образа жизни.

В качестве отдельной группы в данном блоке можно рассматривать характеристики поведения респондентов в отношении новых организационных и медицинских технологий, направленных на повышение доступности и качества оказания помощи при хронических заболеваниях. В качестве индикаторов целесообразно использовать показатели информированности о новых технологиях, доступность их для респондентов, как в территориальном, так и в экономическом отношении, использование технологий, если они доступны, а также оценка респондентами результативности этих технологий с точки зрения предотвращения летальных исходов при хронических заболеваниях.

Критерии оценки результативности различных мер зависят от характера самих мер.

Так, в отношении мер, связанных с формированием здорового образа жизни, результативность возможно оценить путем сравнительного анализа поведения респондентов, воспользовавшихся услугами ЦЗ и тех, кто игнорировал посещение этой структуры, зная о ее существовании. Признак посещения ЦЗ выбран не случайно, поскольку эта сеть учреждений специально предназначена для работы со здоровым населением, имеющим факторы риска. Таким образом, наличие контрольной группы с сопоставимыми социально-демографическими характеристиками позволяет выявить влияние (если оно есть) деятельности Центров здоровья на: самооценку респондентами своего образа жизни с точки зрения влияния на здоровье; информированность респондентов об ущербе здоровью, наносимом образом жизни; готовность респондентов изменить свой образ жизни; результаты изменения образа жизни в показателях потребления алкоголя, курения, организации досуга, физической активности и пр.; оценку респондентами того, как повлияли меры политики на формирование самосохранительного поведения или изменение его в направлении оздоровления образа жизни.

Набор показателей описывает факторную цепочку, в начале которой самооценка респондентами своего образа жизни. Восприятие своего образа жизни, соотнесенное с показателями потребления алкоголя, курения, характера питания, двигательной активности позволяет оценить адекватность самооценки респондентами своего образа жизни. Она зависит, в том числе, и от информированности респондентов об ущербе здоровью, наносимом образом жизни.

Что касается мер по снижению смертности при хронических заболеваниях и травмах, то по самой сути этих мер для них невозможно подобрать контрольную группу, поскольку они адресованы лицам с хроническими заболеваниями и последствиями травм, и касаются улучшения доступности и качества оказания медицинской помощи. В этом случае критериями оценки результативности мер служат, во-первых, показатели информированности о новых организационных и медицинских технологиях. Оценка мер проводится в отношении трех групп респондентов: лиц, страдающих сердечно-сосудистой патологией, имеющих диагноз онкологического заболевания, и получивших травму в результате ДТП. Для каждой группы респондентов дается перечень реализуемых мер, связанных с улучшением доступности и качества медицинской помощи.

Следующий показатель оценки результативности мер — это доступность квалифицированной медицинской помощи для респондентов, как в территориальном, так и в экономическом отношении. Территориальная доступность оценивается на основании сравнения ответов респондентов, живущих в разных типах поселений: областном центре, городе областного подчинения, районном центре, сельском поселении. Экономическая доступность оценивается по показателям фактической платности отдельных видов медицинской помощи, которая должна оказываться бесплатно. Оценка территориальной доступности медицинской помощи проведена на примере респондентов, страдающих сердечно-сосудистыми и онкологическими заболеваниями, поскольку эти виды помощи не являются экстренными и оказываются по месту жительства респондента. Оценка экономической доступности медицинской помощи проведена на примере респондентов, страдающих онкологическими заболеваниями, поскольку это наиболее дорогостоящая медицинская помощь и в отсутствие достаточных средств в региональном бюджете именно онкологическая помощь наиболее часто оказывается недоступна для пациентов, нуждающихся в ней.

Важным показателем результативности мер является оценка респондентами изменений в доступности и качестве оказания медицинской помощи, произошедших за год. Очевидно, что один год — это слишком маленький промежуток времени, для того чтобы все реализуемые меры дали ожидаемый эффект, однако оценить основные сдвиги за этот период возможно, особенно если речь идет о хронических больных, которые регулярно обращаются за различными видами медицинской помощи.

Для оценки результативности мер по снижению сердечно-сосудистой смертности опрошены лица, имеющие установленный врачом диагноз болезней системы кровообращения. Опыт предыдущих опросов показывает, что для контроля наличия диагноза целесообразно задавать вопрос о дате (календарный год) его установления. Совокупность двух вопросов — о наличии диагноза, установленного врачом, и о дате установления диагноза позволяет однозначно идентифицировать группу респондентов с заболеванием сердечно-сосудистой системы. В противном случае, без дополнительных вопросов, любой респондент, у которого бывают боли в сердце, или повышенное давление, рискует быть отнесенным к данной группе.

Еще один фильтр — это место проведения опроса. Исследование проводилось среди пациентов, ожидающих приема кардиолога, именно кардиолога, а не терапевта, несмотря на то что в связи с отсутствием специалистов в ряде поликлиник кардиологических больных там ведет участковый терапевт. И, поскольку проблема специалистов более остро стоит в малых городах и поселках городского типа, исследование не ограничивается опросом лишь в областном центре, но проводилось и в городах районного подчинения.

Опрашивались респонденты в возрасте от 40 до 60 лет, мужчины и женщины. Возрастные ограничения введены с целью формирования однородной возрастной группы, с тем чтобы при обработке результатов не вводить дополнительную группировку по возрасту и не дробить совокупность опрошенных с целью получения более надежных в статистическом отношении результатов. Выбор именно трудоспособного населения обусловлен тем, что в этих возрастах смертность от большинства болезней системы кровообращения относится к предотвратимой как мерами профилактики, так и путем повышения доступности и качества медицинской помощи, включая реабилитацию.

Для оценки результативности мер по снижению онкологической смертности опрашивались лица, имеющие установленный врачом диагноз злокачественного новообразования. Так, же как и в отношении лиц, страдающих сердечно-сосудистым заболеваниями, ключевыми признаками для вхождения в группу являются: наличие диагноза, установленного врачом, и дата установления диагноза (календарный год). В связи со специфической организацией онкологической помощи, сосредоточенной, как правило, в областном (краевом, республиканском) диспансере, респонденты опрашивались в одном месте — в ожидании приема онколога, специалиста по соответствующей локализации новообразования. Опрос проводился в поликлинике диспансера, где сконцентрированы больные до и после хирургического лечения. Так, же как и в отношении лиц с сердечно-сосудистыми заболеваниями, группа опрашиваемых ограничена рамками трудоспособного возраста в интервале от 40 до 60 лет. Это возрастной период, когда, с одной стороны, риск онкологических заболеваний становится статистически значимым, с другой — когда значительная часть новообразований, специфических для данных возрастов, относится к предотвратимым.

Для оценки результативности мер по снижению смертности от транспортных травм опрашивались респонденты, получившие в ДТП травму, потребовавшую госпитализации. Эта группа выбрана исходя из следующих оснований. Во-первых, травмы, потребовавшие госпитализации, — сравнительно тяжелые с потенциально инвалиди- зирующим и (или) летальным исходом. Таким образом, данная группа может рассматриваться в качестве модели по предотвращению смертности в ДТП. Во-вторых, она включает три основные категории пострадавших в ДТП: водителей, пассажиров и пешеходов, т. е. все основные факторы риска ДТП с тяжелым исходом. Возрастной интервал пострадавших в ДТП (от 20 до 60 лет) шире, чем в опросе хронических больных. Он охватывает молодежь, т. е. категории потенциальных велосипедистов и мотоциклистов, лиц средних трудоспособных возрастов, т. е. категории потенциальных водителей и пассажиров и лиц старших возрастов, т. е. категории потенциальных пешеходов.

Поскольку через все три субъекта федерации, участвующие в опросе, проходят федеральные трассы, часть пострадавших в ДТП госпитализирована в областные (краевые) учреждения здравоохранения, за которыми закреплена ответственность по оказанию медицинской помощи, независимо от административно-территориального деления. Поэтому опрос проводился не только в областных (краевых) и городских больницах, но и в ЦРБ. Соответственно в областных (краевых) и городских больницах опрос проводился в травматологических отделениях, а в ЦРБ, где специализированные отделения, как правило, отсутствуют, или в хирургических отделениях, или на травматологических койках в структуре хирургических отделений. Это позволило охватить в исследовании разные категории пострадавших, а следовательно, оценить различия в оказании помощи пострадавшим на федеральных трассах и на внутрирегиональных дорогах.

Для оценки результативности мер по формированию здорового образа жизни предстояло организовать исследование в основной группе и контроле. Методически такой подход связан с оценкой деятельности ЦЗ, в задачи которых и входит формирование здорового образа жизни. Основную группу составляют молодые люди в возрасте от 20 до 40 лет, обратившиеся в ЦЗ, контрольную — население, относящееся к такой же возрастной группе, сопоставимое с основной по соотношению мужчин и женщин, а также основным социальным характеристикам, прежде всего, месту жительства, уровню образования, характеру занятий. Возрастные границы группы определяются тем, что в опросе должны участвовать молодые люди, у которых еще нет хронических заболеваний.

Опрос основной группы проводился в ЦЗ для взрослых. С учетом распределения Центров здоровья по территории субъекта Федерации, опрос проводится в областном (краевом) ЦЗ и в одном-двух районных. После завершения опроса в основной группе и определения ее возрастно-полового, социального состава и структуры по месту жительства сформировано задание на опрос контрольной группы. Это задание определялось тем, в каких населенных пунктах и где, т. е. в каких учебных учреждениях, предприятиях и организациях проводить опрос в контрольной группе.

Независимо от численности населения каждого субъекта федерации предусмотрено равное распределение объема выборки, что позволило учесть в одинаковой мере особенности каждой территории. Исходя из этого принципа, объем исследования по проблемам смертности в каждом субъекте федерации составляет 500 респондентов. Между категориями респондентов объем выборки распределен равномерно, т. е. каждая группа респондентов в субъекте федерации составляет 100 человек, и суммарно по всем регионам, участвующим в исследовании — 300 респондентов.

Для оценки результативности мер демографической политики в отношении снижения смертности от сердечно-сосудистых заболеваний опрашивались респонденты в возрасте от 40 до 60 лет, средний возраст респондентов составил 55 ± 0,7 года для мужчин и 53 ± 0,5 года для женщин. Мужчины составили 36 % от общего числа респондентов, женщины — 64 %. В областных центрах живут 44,4 % респондентов, 17,7 % — в городах областного подчинения и 22,2 % — в районных центрах, соответственно сельскими жителями являются 15,6 % респондентов. Такая структура расселения соответствует распределению населения по типам поселений в регионах, где проводился опрос. По соотношению жителей крупных и средних городов с одной стороны, малых городов, ПГТ и сел, с другой, мужчины и женщины практически не различаются. Это позволяет далее не учитывать этот признак при анализе гендерной дифференциации мнений респондентов.

Вид

анкеты

Категории

респондентов

Общая численность респондентов данной категории (в целом по всем регионам)

Численность респондентов данной категории в регионе и их распределение по типам поселения

Места проведения опроса и поиска респондентов

Анкета для опроса пациентов кардиолога

Мужчины и женщины в возрасте от 40 до 60 лет, имеющие установленный врачом диагноз сердечно-сосудистого заболевания

300

100 (областной (краевой) центр — 50; прочие городские поселения — 30; сельские поселения — 20)

Муниципальные поликлиники, в очереди на прием к кардиологу

Анкета

ДЛЯ

опроса пациентов онкологического диспансера

Мужчины и женщины в возрасте от 40 до 60 лет, имеющие установленный врачом диагноз онкологического заболевания

300

100 (областной (краевой) центр — 50; прочие городские поселения — 30; сельские поселения — 20)

Онкологический диспансер, в очереди на прием к специали- стам-онкологам в поликлиническом отделении

Анкета для опроса госпитализированных в связи с последствиями ДТП

Мужчины и женщины в возрасте от 40 до 60 лет, госпитализированные в связи с последствиями ДТП

300

100 (областной (краевой) центр — 50; прочие городские поселения — 30; сельские поселения — 20)

Областная (краевая) и городская больница (травматологическое отделение); 1—2 ЦРБ (хирургическое отделение, или травматологические койки хирургического отделения)

Анкета для опроса молодых людей, обратившихся в ЦЗ

Мужчины и женщины в возрасте от 20 до 40 лет, обратившиеся в ЦЗ

300

100 (областной (краевой) центр — 50; прочие городские поселения — 30; сельские поселения — 20)

ЦЗ, на приеме у специалиста или в ожидании функционального исследования

Вид

анкеты

Категории

респондентов

Общая численность респондентов данной категории (в целом по всем регионам)

Численность респондентов данной категории в регионе и их распределение по типам поселения

Места проведения опроса и поиска респондентов

Анкета для опроса молодых людей, никогда не обращавшихся в ЦЗ

Мужчины и женщины в возрасте от 20 до 40 лет, никогда не обращавшихся в ЦЗ

300

100 (областной (краевой) центр — 50; прочие городские поселения — 30; сельские поселения — 20)

После завершения опроса в основной группе и определения ее возрастнополового, социального состава и структуры по месту жительства, формируется задание на опрос контрольной группы. Это задание определяется тем, в каких населенных пунктах и где, т. е. в каких учебных учреждениях, предприятиях и организациях проводить опрос в контрольной группе

По уровню образования опрошенные распределились следующим образом: с неполным средним образованием —5,8 %, со средним общим — 12,4 %, со средним специальным — 47,9 %, с высшим, включая незаконченное и послевузовское образование — 33,9 %. Как и в отношении места жительства отсутствие существенных гендерных различий по уровню образования позволяет далее не учитывать этот признак при анализе дифференциации мнений респондентов по полу.

Особенности видов занятости мужчин и женщин столь велики, что в данном случае не имеет смысла использовать усредненный показатель. Так, в бюджетных организациях работают 47,0 % опрошенных женщин и только 13,0 % мужчин, тогда как во внебюджетных, напротив, 15,9 % женщин и 40,2 % мужчин. Только среди женщин встречаются домохозяйки, никогда не работавшие и не ищущие работу (2,0 %), в основном среди мужчин встречаются индивидуальные предприниматели (7,6 % против 1,3 % среди женщин). Вместе с тем доля безработных лиц практически одинакова и гендерные различия связаны лишь с соотношением тех, кто ищет постоянную работу, и тех, кто в отсутствие работы перебивается случайными заработками: среди женщин 4,6 % и 2,0 % соответственно, среди мужчин 1,1 % и 5,4 % соответственно.

Особенности занятости должны сказаться на самооценке условий и уровня жизни. Вместе с тем по отдельным категориям занятости слишком малое число респондентов, а по основным группам — работающих в бюджетных и внебюджетных организациях — оценки различаются незначительно. Поэтому и в целом для совокупности мужчин и женщин практически не различаются ни оценки уровня жизни (48,2 ±1,3 балла для женщин и 49,7 ± 1,5 балла для мужчин), ни жилищных условий (54,5 ± 1,3 балла для женщин и 55,6 ± 1,5 балла для мужчин). Это позволяет, как и в случае других социальных признаков, не учитывать их при оценке гендерных различий во мнениях респондентов.

Для оценки результативности мер демографической политики в отношении снижения смертности от новообразований были также опрошены респонденты в возрасте от 40 до 60 лет, средний возраст респондентов составил 54,6 ± 0,7 года для мужчин и 52,3 ± 0,5 года для женщин. Соответственно, мужчины составили 26 % от общего числа респондентов, женщины — 74 %.

Около половины респондентов составили лица со средним специальным образованием (47,9 %), 13,6 % — со средним общим. Пациенты с неполным средним образованием встречались в единичных случаях (3,4 %). При этом треть всех опрошенных составляли респонденты с высшим образованием (35,1 %), включая незаконченное и послевузовское. Уровень образования женщин в среднем выше, чем мужчин за счет более высокой доли лиц со средним специальным (50,0 % против 42,0 %) и высшим образованием (38,8 % против 24,6 %). Структура занятости респондентов модифицирована, поскольку значительная часть их является инвалидами. Среди работающих выделяются две основные категории: работающие в бюджетных (23,8 %) и внебюджетных (19,5 %) организациях, суммарно составляющие более 40 % всех занятых. Третий по распространенности вид занятости — индивидуальное предпринимательство (5,1 %). Существенная часть респондентов не работает, находясь в поиске работы (3,9 %), перебиваясь случайными заработками (1,2 %) или не собираясь работать (8,2 %). Гендерные различия в структуре занятости носят традиционный характер: среди мужчин выше доля предпринимателей (7,7 % против 4,2 %) и не работающих (21,5 % против 10,5 %).

Треть опрошенных являются жителями областных центров (35,0 %), еще пятая часть живет в городах областного подчинения (19,4 %), сельскими жителями являются 22,1 % опрошенных, и 23,6 % респондентов проживают в районных центрах. Среди мужчин существенны выше доля сельских жителей (34,8 % против 17,5 %), среди женщин соответственно — выше доля городского населения, причем равномерно во всех типах городских поселений.

Самооценка уровня жизни составляет 49,2 ± 1,3 балла по 100-баль- ной шкале у женщин и 50,5 ± 1,4 балла у мужчин, т. е. является средней. Присутствует ожидаемая дифференциация по типам поселений, хотя она и не очень существенная: самооценка уровня жизни выше у городского населения, причем не у жителей областных центров, а городов областного подчинения (55,4 ± 1,4 и 50,3 ± 1,4 балла соответственно), и ниже у сельских жителей (46,7 ± 1,4 балла).

Средний возраст респондентов, пострадавших в ДТП: 36,5 ± 1,4 года — женщины, 34,1 ± 1,2 года мужчины, 59 % опрошенных составили мужчины, 41 % — женщины. Более 40 % имеют среднее общее образование и еще около 11 % — среднее специальное, причем доля лиц со средним образованием и соотношение среднего общего и специального образования у мужчин и женщин не различается. Вместе с тем, как и в других выборках, среди женщин несколько выше доля лиц с высшим образованием, в том числе незаконченным, а среди мужчин — с неполным средним и начальным, что соответствует различиям в образовательном статусе населения.

В структуре занятости главным местом работы является занятость в бюджетных и внебюджетных организациях, причем, как и в других группах опрошенных женщины чаще заняты в бюджетном секторе (39,4 % и 14,0 % соответственно), мужчины во внебюджетном (41,1 % и 28,2 %). Около 10 % опрошенных являются индивидуальными предпринимателями с существенным преобладанием мужчин (14,0 % против 8,5 %), и 18,5 % не заняты, из них 15,2 % — безработные.

Из числа опрошенных 42,9 % являются жителями областных центров, 11 % также относятся к городскому населению: живут в городах областного подчинения, более четверти респондентов (28,8 %) — проживают в районных центрах и 17,3 % — в селах. В отличие от других групп респондентов, сельских жителей больше среди женщин (21,8 % против 14,2 %), а жителей областных центров — среди мужчин (45,1 % против 39,7 %). Респонденты довольно высоко оценивают условия жизни (59,3 ± 1,5 балла женщины и 60,0 ± 1,2 балла мужчины) и жилищные условия (64,1 ±1,6 балла женщины и 63,7 ± 1,6 балла мужчины).

Для оценки результативности мер по формированию здорового образа жизни проведен опрос населения в возрасте от 20 до 40 лет. Основной группой в данном случае являются респонденты, не имеющие хронических заболеваний, обратившиеся в центр здоровья. Контрольную группу составили респонденты, которые не посещали ЦЗ. Для того чтобы элиминировать фактор социально-демографического статуса респондентов, который может влиять на оценку мер в сфере формирования здорового образа жизни, состав респондентов основной и контрольной групп максимально сближен. Так, соотношение мужчин и женщин в основной группе составляет 31 % и 69 %, в контрольной 32 % и 68 %, при среднем возрасте респондентов основной группы 30,5 ± 0,6 года для мужчин и 29,8 ± 0,4 года для женщин и контрольной группы соответственно 30,5 ± 0,6 года для мужчин и 30,2 ± 0,4 года для женщин.

Треть респондентов в основной и в контрольной группах имеют среднее специальное образование и около 40 % — высшее. Соотношение по уровню образования мужчин и женщин в группах также является примерно одинаковым: женщины чаще имеют высшее образование, мужчины — среднее, включая неполное среднее. Несколько человек в каждой выборке получили лишь начальное образование, и немногим больше — послевузовское профессиональное.

По характеру занятости основными видами занятий в основной и контрольной группе является работа в бюджетных и внебюджетных организациях с большим представительством женщин в первых, и мужчин — во вторых. Доля предпринимателей в сравниваемых группах существенно не отличается, так же как и гендерное соотношение этого типа занятости с заметным преимуществом среди мужчин. Общий удельный вес не занятого населения также примерно одинаков, хотя структура этой категории несколько отлична: так, в основной группе несколько больше доля безработных (не работаю, ищу работу), тогда как в контрольной — не работающих (не работаю и не собираюсь). Однако в целом структура основной и контрольной групп по характеру занятости не имеет принципиальных отличий.

По типу расселения состав основной и контрольной групп отличается не существенно: так, доля жителей областных центров несколько выше в контрольной группе, а городов областного подчинения — в основной, аналогичные соотношения касаются жителей районных центров и сельских поселений, при этом доля первых выше в контрольной группе, а вторых — в основной. Вместе с тем отмеченные различия не существенны и находятся в пределах статистической ошибки.

В основной группе самооценка уровня жизни составляет по 100-баль- ной шкале 61,7 ± 1,3 балла у женщин и 60,5 ± 1,5 балла у мужчин. Соответственно самооценка жилищных условий составила 63,5 ± 1,3 балла у женщин и 62,8 ± 1,5 балла у мужчин. Присутствует ожидаемая вариация самооценок уровня жизни и жилищных условий с максимальными показателями для городского населения. В контрольной группе получены близкие самооценки уровня жизни и жилищных условий, а также направление и масштабы их вариации. Так, в контрольной группе самооценка уровня жизни составляет 64,5 ± 1,5 балла у женщин и 63,464,5 ± 1,5 балла у мужчин, самооценка жилищных условий 64,264,5 ± 1,5 балла у женщин и 62,464,5 ± 1,5 балла у мужчин соответственно.

Таким образом, социально-демографический состав респондентов в основной и контрольной группах достаточно близок, а потому не может являться фактором, влияющим на различия в поведении респондентов в отношении здоровья, и в оценке ими результативности мер по формированию здорового образа жизни.

 
Посмотреть оригинал
< Пред   СОДЕРЖАНИЕ   ОРИГИНАЛ     След >