СУЩЕСТВОВАНИЕ ДРЕВНЕРУССКОЙ НАРОДНОСТИ И ВОСПРИЯТИЕ НАСЛЕДИЯ ДРЕВНЕЙ РУСИ КАК ОБЩЕГО ФУНДАМЕНТА ИСТОРИИ РОССИИ, УКРАИНЫ И БЕЛАРУСИ

В советское время (а точнее, после 1945 г.) в нашей науке утвердилось мнение о том, что в Древней Руси сформировался этнос, который историки назвали древнерусской народностью. Сформировался он в результате слияния всех 12 восточнославянских племенных союзов — словен (ильменских), кривичей (включая полочан), вятичей, радимичей, дреговичей, северян, полян, древлян, волынян, тиверцев, уличей и белых хорватов. Сформировался — и стал общим предком трех современных восточнославянских этносов — русских, украинцев и белорусов.

Складыванию единого восточнославянского этноса способствовали:

  • — языковое единство тогдашних восточных славян (формирование единого, общерусского разговорного языка и единого литературного языка, именуемого в науке древнерусским);
  • — единство материальной культуры;
  • — единство традиций, обычаев, духовной культуры;
  • — достигнутое в конце IX—X вв. политическое единство (объединение всех восточнославянских союзов и племен в границах Древнерусского государства);
  • — появление в конце X в. единой религии — христианства в форме православия;
  • — наличие торговых связей между различными областями.

Все это привело к формированию у восточных славян единого общерусского этнического самосознания. На складывание такого самосознания указывают:

  • — постепенная замена племенных этнонимов общим этнонимом «русь» (для полян факт этой замены зафиксирован в летописи ок. 1043 г., для словен (ильменских) — ок. 1061 г.);
  • — наличие в XII — начале XIII вв. единого (русского) этнического самосознания у князей, бояр, духовенства и горожан. Так, черниговский игумен Даниил, приехавший в 1106 г. в Палестину, позиционирует себя как представителя не черниговцев, а «всей Русской земли». На княжеском съезде 1167 г. князья — главы суверенных государств, образовавшихся после распада Древнерусского государства, провозглашают своей целью защитить «всю Русскую землю». Новгородский летописец при описании событий 1234 г. исходит из того, что Новгород — это часть «Русской земли».

Однако против приведенных выше тезисов сегодня находится много возражений, которые имеют еще давние корни.

Чрезвычайно резонансной в XIX в. оказалась концепция М. Я. Погодина, согласно которой единственным правопреемником киеворуского прошлого объявлялся русский народ, якобы ушедший из Среднего Под- непровья под давлением монголо-татар на северо-восток и уступивший, таким образом, эти земли новым насельникам— украинцам. Не остались в долгу и украинские историки, так, М. С. Грушевский еще в начале XX в. отстаивал тезис об обособленности славянского населения на территории нынешней Украины начиная с середины 1-го тысячелетия н. э. Он постулировал концепцию неразрывного этнокультурного развития в регионе, которое, по его мнению, в конечном итоге привело к формированию особого этноса, отличного от других восточных славян. Согласно концепции М. С. Грушевского, Русь рассматривалась как форма украинской государственности, то есть как «Украина-Русь». Опираясь на данное историографическое допущение, М. С. Грушевский, с одной стороны, провозглашал этногенетическое различие украинского и русского народов и принципиальное расхождение векторов их развития, а с другой стороны, постулировал государственную преемственность украинцев как гегемона в отношении Киевской Руси.

В историографии советского периода, несмотря на существование определенных различий во взглядах на этническую историю времен Киевской Руси, в целом определилась единая концепция общности происхождения ныне существующих восточнославянских народов. Ни украинцев, ни русских, ни белорусов тогда еще не было, а была древнерусская народность, на базе которой во второй половине XIII— XTV вв. происходило формирование трех родственных народов.

Сегодня политические разногласия породили ряд сторонников концепции М. С. Грушевского. Этот взгляд стал доминирующим в историографии украинской диаспоры. Сегодня идеи диаспорной историографии стали чуть ли не официальной доктриной этногенетических конструкций на Украине. Теперь уже крамольным считается утверждать существование единой древнерусской народности. Учебники по истории Украины наполнились дефинициями «Украина-Русь, «украинские князья», «украинская земля, а содержание понятия «Киевская Русь» сузилось до территориальных пределов современной Украины. И это при том, что территория Черниговского княжества простиралась практически до Подмосковья, а составной частью Переяславского вплоть до середины XII в. была Ростово-Суздальская земля. Междукня- жеская борьба даже в академических (чаще, правда, в университетских) исследованиях излагается как межэтнические и межземельные столкновения. Тем самым в сознание учащейся молодежи внедряется ложная мысль не только о различии украинцев, русских и белорусов уже в киево-руское время, но и об их этническом антагонизме.

Чтобы лучше разобраться в понятии «древнерусская народность» и понять истоки ее формирования, следует обратиться к истории происхождения славян.

Славяне впервые упоминаются в исторических произведениях начала нашей эры. В сочинениях римских авторов славяне именуются венедами/венетами. Во второй половине 1-го тысячелетия н. э. славяне расселились на широких пространствах Европы — от побережья Балтийского моря на севере до Пелопоннеса на юге и от Эльбы на западе до среднего течения Волги на востоке. По данным готского историка Иордана и ряда византийских авторов VI в., собственно славяне («скла- вины» в греческой и латинской огласовке) известны от Нижнего Дуная до Вислы, а родственные им и близкие по культуре анты — от Днестра до Днепра или Дона. Многие византийские источники VI—VIII вв. сообщают о набегах славян на Византию, их расселении на Балканах. Германские раннесредневековые хроники фиксируют славян на территориях к востоку от Эльбы. Таким образом оказывается, что занимаемые во второй половине 1-е тысячелетие н. э. славянами земли простирались от Балтийского моря до Балкан и от Днепра до верхнего Дуная и Одера.

В «Повести временных лет» (начало XII в.) Нестор начинает историю славян с Вавилонского столпотворения, расчленившего человечество на 72 народа и вызвавшего расселение их в разных направлениях. Среди этих народов были и славяне. Первоначально они поселились на Дунае, «где есть ныне Угорьска земля и Болгарска. И от техъ сло- венъ разидошася по земле и прозвашася имены своими, где седше на котором месте». Этот рассказ о расселении всех славян с Дуная стал основой так называемой дунайской (или балканской) теории их происхождения, излагавшейся во многих средневековых хрониках и сочинениях и остававшейся популярной вплоть до середины XX в., когда ее опроверг чешский славист Л. Нидерле. Согласно Нидерле, область славянского расселения в начале нашей эры на востоке достигала верховьев Днепра и отдельных районов бассейна Дона, на севере подходила к Нареву и левым притокам Припяти, на западе — к Эльбе.

Оригинальная теория славянского этногенеза принадлежит А. А. Шахматову: в 1-м тысячелетии до н. э. в результате распада балто-славянского единства образовались славяне и балты. Славяне, по А. А. Шахматову, жили в низовьях Западной Двины и Немана, а во II в. н. э. они продвинулись на запад, на территорию современной Польши, и оттуда уже позднее расселились в те области Европы, где они известны по средневековым источникам.

Польские исследователи, а вслед за ними и ряд советских российских ученых полагали, что прародина славян находилась в междуречье

Вислы и Одера. С ранними славянами связывали лужицкую культуру, распространенную в период позднего бронзового века и раннего железного века в бассейнах Одера и Вислы и в верховьях Эльбы. М. И. Артамонов полагал, что ранние славяне оставили лужицкую, поморскую и пшеворскую культуры, однако территория славян ими не исчерпывалась, а с глубокой древности распространялась на восток вплоть до Поднепровья. Невры, гелоны и будины Геродота, по М. И. Артамонову, были славянами. Позднее славянскими в Поднепровье были зарубинецкая и Черняховская культуры. В настоящее время эти этноге- нетические построения пересмотрены, поскольку большинство археологических культур Восточной Европы раннего железного века имели очевидно смешанный полиэтнический характер.

Б. А. Рыбаков начинает праславянский период с XV в. до н. э. и намечает пять этапов его эволюции: 1) тшинецко-комаровская культура (XV—XII вв. до н. э.); 2) лужицко-скифский этап (XI—III вв. до н. э.);

  • 3) пшеворская и зарубинецкая культуры (II в. до н. э. — II в. н. э.);
  • 4) пшеворская и Черняховская культуры (И—IV вв. н. э.) 5) пражская культура (V—VII вв. н. э.).

Вторая половина XX — начало XXI вв. отмечены работами по славянскому этногенезу и ранней истории славян В. В. Седова, который является в целом сторонником висло-одерской теории происхождения славян, предполагая появление славянских групп населения в 1-м тысячелетии до н. э. на территории бассейна Вислы (культура подклешевых погребений) и дальнейшее их распространение к Одеру.

Таким образом ранняя история восточных славян не может быть изучена и понята в отрыве от процессов формирования и развития других этнических групп Европы. Неслучайно, что проблема происхождения восточных славян обычно рассматривается на материалах археологических культур начала 1-го тысячелетия до н. э. — первой половины 1-го тысячелетия н. э., памятники которых оставлены населением, обитавшим на территории современных России, Польши, Украины, Белоруссии и Молдовы.

Археологические культуры раннего железного века — пшеворская (II в. до н. э. — начало V в. н. э.), зарубинецкая (II в. до н. э. — середина I в. н. э.), Черняховская (середина III — начало V вв. н. э.) отличаются этнической неоднородностью, население каждой из них было неоднородным и состояло из различных этнических компонентов, автохтонных и пришлых. Сложный разнохарактерный состав материалов, находимых на памятниках, объясняется смешением разных групп населения и частым его передвижением. В рамках вышеуказанных культур прослеживается несколько культурных традиций, в том числе соотносимых с древнейшими славянами. В материальной культуре пшеворской и зарубинецкой культур формируются основные характерные черты культуры славянского населения: неукрепленные селища с наземными жилищами столбовой конструкции и полуземлянками; грунтовые могильники с обрядом кремации умерших, в том числе с помещением праха в глиняный сосуд — урну; инвентарь — керамика (включая гончарную), оружие, орудия труда, украшения. Носители указанных культур занимались плужным земледелием и придомным скотоводством, большое значение имели ремесла — металлургия и кузнечное дело, гончарство, ювелирное дело и т. д.

Более определенно вопрос о происхождении восточнославянских племен, названия и территория расселения которых хорошо известны по сообщениям «Повести временных лет», решается по материалам археологических культур второй половины 1-го тысячелетия н. э. Так, на территории от Эльбы до Днепра и от Поморья до Дуная в V в. складывается пражская культура, чья принадлежность ранним славянам является общепризнанной.

В V—VII вв., т. е. в период, непосредственно предшествующий образованию Древнерусского государства, на территории лесных и лесостепных областей Поднепровья были распространены пражско-кор- чакская и Пеньковская культура, для которых характерны небольшие селища с полуземлянками, грунтовые могильники с обрядом трупосож- жения на стороне; уже с VI—VII вв. получает распространение курганный обряд. В материальной культуре население сопровождает лепная керамика, украшения, бытовые предметы из железа. Памятники Пеньковской культуры занимают территорию, совпадающую с той, которую, по сообщению Иордана, занимали анты, — на землях от Днестра до Днепра на излучине Черного моря. По мнению ряда лингвистов, этноним «анты» имеет иранское происхождение. Так, видимо, ираноязычное население Северного Причерноморья назвало славян, расселившихся на юго-восточной окраине славянского мира.

Непосредственное складывание древнерусской народности ознаменовано объединением известных по «Повести временны х лет» восточнославянских племенных союзов. Их расселение по летописным источникам было уточнено с учетом археологических материалов, начиная с работ А. А. Спицына. Было замечено, что широко распространившийся с XI в. славянский женский убор, включающий височные и нагрудные украшения, браслеты и перстни, имеет определенные этнографические особенности форм и сочетаний. Границы распространения таких характерных украшений, как височные кольца, позволили наметить территории расселения отдельных восточнославянских племен. Так, для южных территорий (поляне, волыняне, дреговичи) характерны простые проволочные кольца с сомкнутыми концами, небольшого размера височные кольца с тремя бусинами из металла. Для северянских курганов типичны проволочные спиральные височные кольца. Вятиче- ские погребения ознаменованы присутствием от двух до восьми семилопастных колец, в радимических комплексах — семилучевые кольца. Обилие металлических украшений (помимо височных колец, представлены браслеты, подвески, перстни, лунницы и т. д.) часто связывают с влиянием со стороны финно-угорского и балтского населения. Инвентарь кривических погребений включал височные проволочные

зо браслетообразные кольца с завязанными концами, а в курганах самых северных из восточнославянских племен — новгородских (ильменских) словен — широко представлены ромбощитковые височные кольца.

Особую роль в выявлении прародины восточных славян играет антропология. Так, Т И. Алексеева говорит об определенной антропологической общности славян, географически приуроченной к зоне контакта с балто- и финноугорскими народами. По мнению антропологов, зона относительной широколицести локализуется в пределах обширной территории, ограниченной верхним течением Западной Двины на севере, верхним и средним течением Вислы на западе, левыми притоками Дуная в среднем его течении, правыми притоками Днепра в среднем и нижнем его течении на востоке. По современным археологическим данным, территория возможной прародины славян вписывается в этот регион, независимо от того, с какой культурой ассоциируется древнее славянство. Данные антропологии таким образом позволяют сделать заключение о существовании исходного антропологического единства славян и, следовательно, их прародины, очертить примерные ее границы, понять причины антропологического разнообразия славян на разных этапах их этнической истории.

В свете археологического материала и летописных источников наиболее дискуссионным является вопрос о том, что представляли собой восточнославянские племена «Повести временных лет», и как они соотносятся с понятием древнерусской народности. В XIX — начале XX в. довольно распространенной была точка зрения о том, что летописные племена восточных славян являлись исключительно территориальными объединениями. Большинство лингвистов и археологов, а также историков, основывающих свои умозаключения на применении комплекса методов специальных исторических дисциплин, археологии, сравнительного языкознания, рассматривали летописные племена восточного славянства в качестве этнических групп. В летописях сообщается, что первыми поселенцами в Новгороде были словене, в Полоцке — кривичи, в Ростове — меря, в Белоозере — весь и т. д., то есть кривичи и словене приравнены к бесспорно этническим образованиям. Б. А. Рыбаков полагал, что названные в летописи поляне, древляне, радимичи и т. д. были союзами, политическими образованиями, объединившими несколько отдельных племен, что прослежено по материалам археологии и языкознания. В. В. Седов, резюмируя различные подходы к проблеме, утверждал, что большинство летописных союзов изначально были прежде всего территориальными новообразованиями, но в дальнейшем у каждой локальной группы складывается свой жизненный уклад, начинают формироваться некоторые этнографические особенности, что находит отражение в деталях погребальной обрядности. Сложению этих племенных групп способствовало политическое объединение каждой из них. Особое значение имело формирование племенных союзов древлян, полян, дреговичей и волынян, находившихся в эпицентре создания Древнерусского государства.

Особо следует отметить, что, согласно археологическим материалам, летописные племена в XI—XII вв. были еще устойчивыми этнографическими единицами, и в полном соответствии с этим территориальное дробление Древнерусского государства в XII в. в значительной степени соответствует их ареалам. Географические границы отдельных княжеств XII в. определялись самой жизнью и прежней племенной структурой восточного славянства.

По В. В. Седову, славянские племена Восточной Европы в VIII—IX вв. образуют древнерусскую (или восточнославянскую) народность. Русский, белорусский и украинский языки сохранили в своей фонетике, грамматическом строе и словаре ряд общих черт, свидетельствующих о том, что после распада общеславянского языка они составляли один язык — язык древнерусской народности, сложившийся, по мнению известного советского лингвиста Ф. П. Филина, на обширной территории Восточной Европы примерно в VIII—IX вв.

Б. А. Рыбаков доказал, что сознание единства Русской земли, да и само понятие «Русская земля», сохранялось как в эпоху Киевского государства, так и в период феодальной раздробленности. «Русская земля» от Ладоги на севере до Черного моря на юге и от Буга на западе до Волго-Окского междуречья на востоке и была территорией восточнославянской народности. Вместе с тем имелось и узкое значение термина «Русь», соответствовавшее Среднему Поднепровью (Киевская, Черниговская и Северская земли) и унаследованное от названия племенного союза под лидерством племени русов. Население Русского племенного союза в IX—X вв. послужило ядром для образования древнерусской народности, в которую вошли славянские племена Восточной Европы и часть ославяненных финских племен.

По В. В. Седову, древнерусская народность сформировалась на обширных пространствах Восточной Европы в VT—VIII вв. и имела в своей основе славянское население, объединенное не на этнодиалектной, а на территориальной почве. В то же время «некоторые грамматические инновации, сдвиги в области лексики образовали особую зону на востоке славянского мира с более или менее совпадающими границами. Эта зона и составила язык восточных славян, или древнерусский». По данным этнолингвистики, формирование древнерусского языкового единства является результатом нивелировки и интеграции диалектов восточнославянских племенных группировок.

Ареал восточнославянской народности совпадает с территорией Древнерусского государства, начало формирования народности совпадает по времени с процессом образования Киевской Руси, — а значит, ведущая роль в сложении народности принадлежала государству. Возникновение раннефеодального государства с центром в Киеве активно содействовало консолидации славянских племен, составивших древнерусскую народность. Территорию древнерусского государства стали называть Русской землей, или Русью, — и это название логически стало самоназванием восточных славян, употребляемым в летописях и иных источниках, в том числе византийских и западноевропейских. В IX— XII вв. термин «Русь» употребляется в двояком смысле — в этническом и в значении государства, и если изначально этот термин применялся только для киевских полян, то в процессе создания древнерусской государственности он быстро распространился на всей территории древней Руси.

Древнерусское государство объединило всех восточных славян в единый организм, связало их общностью политической жизни и, безусловно, способствовало укреплению понятия о единстве Руси. Сложение древнерусской государственности и народности сопровождалось бурным развитием культуры и экономики. Строительство древнерусских городов, подъем ремесленного производства, развитие торговых связей благоприятствовали консолидации славянства Восточной Европы в единую народность. В результате складывается единая материальная и духовная культура. Важную роль в этом процессе играла христианская церковь, и неслучайно довольно скоро понятия «русский» и «христианин» начали отождествляться. Церковь способствовала усилению русской государственности.

Еще одним важным моментом в рамках рассмотрения существования древнерусской народности является вопрос о местоположении Руси. Этническое определение этого народа является предметом дискуссий, поскольку в одних источниках Русь отождествляется с германцами, в других — с иранцами, в третьих — со славянами. Существует несколько гипотез об этнической принадлежности Руси: норманская, славянская, индо-иранская и другие, которые не рассматриваются в этой главе пособия.

По мнению ряда историков, начальная Русь (Русский каганат восточных авторов) находилась на юге восточнославянского мира, в Среднеднепровском регионе, и была западным соседом Хазарского каганата. Образовалась она на основе Полянского и северянского союзов племен с последующим включением территории древлян, а ее административно-политическим средоточием изначально был Киев. Название «Русь», ставшее впоследствии политонимом и этнонимом для всех восточных славян, имеет южное происхождение. Его бытование засвидетельствовано со времен проживания здесь ираноязычных сарматских племен. Что касается скандинавов, то не они принесли в Среднее Поднепровье название «Русь», но обрели его здесь сами, причем лишь тогда, когда поступали на службу к киевским князьям и интегрировались в административно-политические структуры Киевского государства.

Таким образом Древней Русью, Русью или Русской землей называется государственное образование, которое существовало в IX—XIII вв. в Восточной Европе. Этому государству были подчинены многие земли и племена от Ладожского и Белого озера до Верхней Волги, Среднего Днепра и Тамани. После объединения князьями славянских племен они составили единый древнерусский народ. В результате слияния восточнославянских племен в период Древней Руси постепенно образовалась древнерусская народность, для которой были характерны известная общность языка, территории и психического склада, проявлявшегося в общности культуры. В славянских землях возникли многие древние города, которые существуют до сих пор: Новгород, Смоленск, Полоцк, Чернигов, Ростов, Владимир, а на окраине Владимирской земли возникла Москва, но главным городом считался Киев. Сегодня Киев — столица Украины, Полоцк — город в Белоруссии, Москва стала столицей России, областными центрами которой остаются Новгород, Смоленск, Владимир. Недавно эти страны были республиками, входившими в состав Советского Союза, в 1991 г. они стали независимыми, но в древности составляли единое государство.

Монгольское завоевание разрушило политическое единство Руси. Процессы интеграции, прежде имевшие место в условиях единства экономики, быта и культурной жизни восточного славянства, были полностью приостановлены. Яркая древнерусская культура, развитие которой во многом определялось высокоразвитым городским ремеслом, прекращает свое функционирование. Наступившее резкое сокращение связей между северо-западными и северо-восточными землями Древней Руси, с одной стороны, и южными и юго-западными, с другой, а также начавшееся во второй половине XIII в. включение сначала западных, а затем и юго-западных и южных земель Древней Руси в состав Великого княжества Литовского привело к распаду древнерусской народности и началу формирования на ее основе трех современных восточнославянских этносов. В результате из древнерусской народности выделилось три отдельных народа — русские, украинцы и белорусы.

В XIV—XV вв. получают все большее распространение лингвистические особенности, которые со временем стали характерными для отдельных языков — русского, украинского и белорусского. Дифференциация древнерусского языка и становление русского, украинского и белорусского языков — продолжительный процесс, растянувшийся на несколько столетий. Названия «Русь» и «Русская земля» сохраняются за Киевской, Владимирской и Галицкой землями и после того, как они попали под власть Литовского и Польского государств. С XIV в. получает распространение термин «Малая Русь», который в дальнейшем закрепляется за украинскими землями: от него и население их стали называть малоросами. Процесс становления великорусской народности охватил обширные области ареала древнерусской народности, не вошедшие в состав Великого княжества Литовского и Польши. Колыбелью становления великорусской народности стала Владимиро-Суздальская Русь, а с середины XIV в. — Московская Русь. Территория великорусской народности в исторических источниках XIV—XV вв. обычно называется Русью, Русской землей. С конца XV в. в русских источниках начинает употребляться название «Россия», постепенно вытесняя прежний термин «Русь». Великорусское население сохранило свое прежнее самоназвание, трансформировав этноним «Русь» в «русский».

Вопросы и задания

  • 1. Перечислите источники по догосударственой истории славян (назовите автора и название источника).
  • 2. Найдите на карте возможные области первоначального проживания и пути расселения славян, о которых говорится в «Повести временных лет».
  • 3. Назовите последствия возникновения раннефеодального государства с центром в Киеве.
  • 4. Каковы современные тенденции развития исторической науки по вопросам этнической истории времен Древнерусского государства в России и за рубежом?
  • 5. Какую роль в выявлении прародины славян играет антропология, археология, лингвистика? Приведите примеры.
  • 6. Охарактеризуйте основные научные подходы к проблеме формирования древнерусской народности.
  • 7. Объясните суть взглядов М. Н. Грушевского.
  • 8. Напишите научное эссе на тему «Происхождение славян как научная проблема и современный политический вопрос».
  • 9. Какой представляется территория «начальной Руси» современным историкам?

Рекомендуемая литература

  • 1. Аванесова, Г. А. Этногенез русских и украинцев в рамках развития государственности державного типа / Г. А. Аванесова, Е. В. Иванова // Власть. 2015. № 4. С. 58—64.
  • 2. Алексеева, Т. И. Восточные славяне. Антропология и этническая история. М., 2002.
  • 3. Болтенкова, Л. Ф. Этнический состав древнерусского государства как связующий элемент современных России, Украины, Белоруссии // Вопросы национальных и федеративных отношений. 2011. № 1. С. 90—108.
  • 4. Голованъ, Н. А. Эволюция религиозной традиции в свете формирования древнерусской народности (X—XIII вв.) // Преподаватель XXI век. 2007. № 1. С. 135—138.
  • 5. Демченко, Т. И. Этнический, территориальный и темпоральный аспекты образования славяно-русского народа // Lex Russica. 2016. №2(111). С. 122—146.
  • 6. Лебедева, А. К. Этнические процессы в древнерусском государстве IX— XIII вв. (к постановке проблемы) // Научный диалог. 2015. № 8 (44). С. 8—22.
  • 7. Лебединский, М. Ю. К вопросу об истории древнерусской народности. М., 1997.
  • 8. Мавродин, В. В. Образование Древнерусского государства и формирование древнерусской народности. М., 1971.
  • 9. Рыбаков, Б. А. Первые века русской истории. М., 1964.
  • 10. Седов, В. В. Восточные славяне в VI—XIII вв. М., 1982.
  • 11. Седов, В. В. Древнерусская народность. Историко-археологическое исследование. М., 1999.
  • 12. Седов, В. В. Славяне в древности. М., 1994.
  • 13. Седов, В. В. Славяне. Историко-археологическое исследование. М., 2002.
  • 14. Толочко, П. Древняя Русь глазами московских историков. URL: http:// www.russdom.ru/node/3143.
  • 15. Толочко, П. П. Древнерусская народность: воображаемая или реальная. СПб, 2005.
  • 16. Филин, Ф. П. Образование языка восточных славян. М., 1962.
  • 17. Филин, Ф. Я. Происхождение русского, украинского и белорусского языков. М., 1972.
  • 18. Юсова, Н. Н. Научная легитимация концепции древнерусской народности: вклад Л. В. Черепнина // Вестник Удмуртского университета. Сер.: История и филология. 2006. № 7. С. 3—25.
 
Посмотреть оригинал
< Пред   СОДЕРЖАНИЕ   ОРИГИНАЛ     След >