Политическая литература и проекты реформ Речи Посполитой.

Первым явлением в этом роде был памфлет короля Станислава Лещинского «Вольный голос, вольность обеспечивающий». Лещинский хвалил в нем и вольную элекцию, и liberum veto, требовал даже еще большего ограничения королевской власти, предлагая лишить короля права раздавать уряды и староства, но наряду с этим он предлагал возвратить хлопам личную свободу, заменить барщину натуральным оброком, предоставить им право апелляции от суда владельца к судам грод- ским и земским. Воевода Мазовецкий Станислав Понятовский, отец будущего короля, в брошюре под заглавием «Письмо одного земянина к своему приятелю из другого воеводства» усматривал будущее Польши в увеличении войска. Для этого он рекомендовал улучшение финансовой администрации, развитие торговли и промышленности, увеличение народонаселения путем запрещения вступать в монастырь, привлечение духовенства и шляхты к платежу податей. Наряду с этим он требовал возвращения прежних прав мещанам, религиозной свободы для диссидентов и ограничения liberum veto. Станислав Конарский в четырехтомном труде «О целесообразном способе совещаний» развивал план реформы сейма и высказывал мысль о наследственном престоле. Но смелее всех был француз де Варил, воспитатель князей Сан- гушков. В книге «Compendium politicum» (1760) все поражения и унижения Польши он приписывал слабости королевской власти, элекциям и liberum veto. В общем, можно сказать, подвергнуты были критике все существенные стороны польского государственного и общественного строя и поставлены на очередь все капитальные вопросы, касающиеся будущих преобразований.

Стремления Чарторыйских и препятствия со стороны России и Пруссии.

За дело преобразований на практике взялась могущественная партия магнатов. Эту партию составляли князья Чарторыйские, их многочисленная родня и приятели, вследствие чего и сама партия получила у своих противников прозвище «фамилии». Благоприятный случай для проведения реформ представила смерть Августа III (в 1763 г.) и последовавшее затем бескоролевье, когда у поляков вошло в обычай образовывать генеральную конфедерацию, превращать в нее сеймы и решать все дела на них по большинству голосов. «Фамилия» употребила все средства и старания к тому, чтобы приобрести большинство голосов для своих проектов, с которыми она выступила на конвокаци- онном сейме. Намерения ее шли далеко. Партия мечтала об уничтожении liberum veto, об улучшении судебной части, упорядочении финансов и войска, об экономическом поднятии мест и т. д., хотела превратить Речь Посполитую в сильное и благоустроенное государство. Вместе с тем «фамилия» хлопотала о возведении на королевский престол своего кандидата. Но в своих стремлениях Чарторыйские и их сторонники натолкнулись на противодействие соседних государств. Русский посланник Кайзерлинг и прусский Бенуа сообщили им по секрету, что хотя они и будут поддерживать их кандидата на королевский престол, но не согласятся на уничтожение liberum veto. Не имея возможности провести целиком план своих реформ, Чарторыйские стали проводить их в части, насколько позволяли Пруссия и Россия. Но эта неполнота реформ и лишила их значения.

 
Посмотреть оригинал
< Пред   СОДЕРЖАНИЕ   ОРИГИНАЛ     След >