Действия по предупреждению валютно-финансовых кризисов

Согласно рекомендациям МВФ эти действия включали следующие меры:

  • • укрепление регулярной аналитической базы проводимых МВФ инспекций, постоянное соответствие режимов обменных курсов происходящим изменениям;
  • • постоянное обеспечение рынка точной, полной и четкой финансовой информацией по государственному и частному секторам, сводящее к минимуму возможность неприятных сюрпризов;
  • • усиление регулирующего и контролирующего режимов во всех странах — членах МВФ;
  • • адаптация финансовых институтов и правил в странах-кредиторах для более совершенной системы предоставления гарантий и соответствующей платы за риск;
  • • проведение мероприятий с целью сокращения системного риска, возникшего по причине нестабильности финансового рынка путем, помимо прочего, усиления требований к открытости для всех инвесторов, включая высшие уровни использования кредита, для биржевой игры.

Действия, относящиеся к разработке программы и ее внедрению

Эти действия были сгруппированы в программы, предполагающие усиление элемента взаимодействия рыночных агентов, и включали:

  • • разработку основных программ макроэкономического проектирования, которые в полной мере учитывают возможные региональные избытки, возникшие в результате кризиса, а также влияние кризиса за счет сокращения доступа в страны частного внешнего финансирования;
  • • осуществление более тщательного анализа конкретных вопросов, возникающих в стране-дебиторе в связи с наличием серьезных уязвимых мест в банковском и финансовом секторах в контексте кризиса, включая закрытие банков, правительственные страховые гарантии, этические аспекты риска, расширение и формирование регулирующих несудебных мер в этих ситуациях;
  • • поощрение властей стран на принятие "решительных действий" по демонстрации адекватного права собственности на программы и общественное руководство программами;
  • • взаимодействие с рынком и разъяснительные мероприятия среди рыночной и нерыночной публики, в теснейшей по возможности координации с властями относительно содержания программы для того, чтобы избежать нереалистичных ожиданий, которые могут возникнуть;
  • • бо́льшую степень гибкости в адаптировании программ к изменяющимся обстоятельствам в странах-донорах;
  • • при обсуждении помощи странам — обеспечение ранней договоренности с их властями и другими международными финансовыми институтами по поводу всеобъемлющей стратегии в области проведения структурных реформ, в особенности это касается финансовой и корпоративной реструктуризации с уделением должного внимания своевременности и соблюдению очередности необходимых этапов и эффективных мер и действий.

Требования, связанные с финансированием программ. Данная группа требований направлена на расширение сферы рынка исходя из традиционного догматического постулата его всесилия, она включал следующие меры:

  • • поощрение большей степени вовлеченности частного сектора в предупреждение и разрешение финансовых кризисов;
  • • исследование вопросов о необходимом уровне официального финансирования программ помощи и т.д.;
  • • рационализация финансирования по линии программ МВФ[1].

Вся проблема, однако, заключалась в том, что МВФ, во-первых, не добивался выполнения сформулированных требований от стран-участников; во-вторых, всячески стимулировал либерализацию режима движения международных финансов, игнорируя опыт азиатского кризиса и адекватные выводы, сделанные из него азиатскими странами. Таким образом, уже в 1998 г. МВФ проявил себя как догматический, крайне консервативный международный институт, не способный обеспечить позитивное воздействие на международную валютную систему.

Рекомендации для развивающихся стран и стран с переходной экономикой

Одно из главных следствий экономической теории и экономической политики, осуществляемой ведущими капиталистическими державами в 1990-х гг., — это крах основополагающих концептуальных идей, связанных с надеждами на "автоматическое регулирование" мирохозяйственных процессов на базе тотальной приватизации, либерализации, сокращения "присутствия" государства на экономической сцене, попыток рассматривать монетарные концепции в качестве философского камня, способного на путях саморегуляции решать возникающие экономические противоречия.

Хотя азиатский кризис выявил слабую эффективность всех этих методологических, теоретических и практических подходов, применявшихся как правительствами в национальной политике, так и международными организациями, они продолжали придерживаться своих порочных подходов и жестко отвергали попытки некоторых развивающихся стран вернуться к политике государственного регулирования, в том числе в сфере оттока и притока капитала. В частности, ими категорично отвергался популярный тезис о необходимости "возвращения" государства в экономику, делались попытки теоретически обосновать идею о полной неэффективности вмешательства государства в движении капитала и в целом в сферу финансового рынка. Вот что писали аналитики Всемирного банка, нехотя признавая экономическую роль государства: "...Государство непрерывно развивалось на всем протяжении XX столетия различными путями, сформированными двумя мировыми войнами, русской революцией, депрессией 1930-х гг. и деколонизацией. В конце 1990-х гг. государственное вмешательство в экономическую деятельность колеблется от 0 (Сомали) до 100% (Народно-Демократическая Республика Корея). Вряд ли сегодня кто-либо решится отрицать, что устойчивое развитие, как экономическое, так и социальное, невозможно без эффективного государства"[2]. Но далее в том же документе Всемирного банка подчеркивалась мысль, что "...из-за многообразия опыта довольно сложно сделать вывод о том, что конкретно превращают государства и рынки в эффективные системы и какой величины государственное вмешательство может быть “подходящим” (адекватным) для любых социальных и экономических обстоятельств и целей"[3].

  • [1] IMF. World Economic Outlook, 1999. P. 27.
  • [2] World Development Indicators, 1998. Р. 246—247.
  • [3] Ibid. Р. 247.
 
< Пред   СОДЕРЖАНИЕ     След >