Полная версия

Главная arrow Социология arrow ИСТОРИЯ СОЦИАЛИЗМА

  • Увеличить шрифт
  • Уменьшить шрифт


<<   СОДЕРЖАНИЕ ПОСМОТРЕТЬ ОРИГИНАЛ   >>

Заговор Бабефа и Общество «равных»

Первоначально монтаньяры в борьбе с жирондистами опирались на группу «бешеных» и делали им уступки. Так, Робеспьер в своем проекте «Декларация прав» (1793 года) высказался даже за ограничение прав собственности. В феврале произошли беспорядки, вдохновлявшиеся бешеными, и Конвент резко переменил к ним свое отношение. Коммунисты были объявлены сообщниками духовенства и эмигрантов, т. е. контр-революционерами. 18 марта того же 1793 года Конвент декретировал: «смертную казнь тем, кто будет предлагать аграрный закон, нарушающий земельную собственность общинную или личную». Восстать против такого порядка требовало энергии и смелости.

Революционное действие вносит представитель идей коммунизма этой эпохи, «бешеный» Франсуа Ноэлъ Бабеф (1760—1797), прозванный в духе времени «Каем Гракхом» и явившийся представителем эгалитарного социализма или бабувизма. Он — духовный ученик Морелли и Дидро. Трудно отделить Бабефа от его единомышленников и товарищей по борьбе. Не все важные документы заговора 1796 года им написаны, «Манифест Равных», излагающий идеи группы, был отвергнут Бабефом, и написан Сильвеном Марешалем. «Акт восстания», «Анализ» и «Органический декрет» — главнейшие прокламации группы — только отражают его идеи, но все же Бабеф — глава течения и душа заговора.

Бабеф, или, как он был назван в честь римского трибуна, отстаивавшего, как и он, аграрный социализм, Кай Граюс, родился в 1760 году в С.-Кантене. Он происходил из небогатой семьи, обучался землемерному искусству и по окончании учения поступил на службу в местную кадастровую комиссию. Эта работа, связанная с поездками по деревням, дала ему богатое поле для наблюдений над сельскою жизнью и народной нищетою. Он искал поэтому корень зла в неравенстве земельных отношений. Революция увлекла Бабефа; двадцати девяти лет Бабеф берется за перо и пишет о «Вечном кадастре» (1789), а затем небольшое сочинение «О налогах» (1790). В то же время Бабеф начинает сотрудничать с газетами, из которых самая важная «Народный трибун» (с 1794 года).

Здесь им развивались идеи общности и равенства имуществ и выставлялись требования коренного изменения социального устройства. Для этого Бабеф находил необходимым не пропаганду, а применение непосредственного «воздействия».

Бабеф был крайним якобинцем, стоял за диктатуру и террор, но высказывался и за свержение Робеспьера. Вскоре он попал в немилость к правящей группе и очутился в тюрьме. В тюрьме Бабеф, под влиянием, как товарищей по заключению, так и чтения Руссо и Морелли, стал коммунистом; это был «эгалитарный» коммунизм, или коммунизм равенства, вводимый революционным путем группою заговорщиков.

Будучи амнистирован и выйдя из заключения, Бабеф начал уже активную пропаганду социальной революции, вначале в своем журнале «Народный трибун» (с 5 июня 1795 по 24 апреля 1796), где пропагандировал немедленный раздел земельной собственности между трудящимися и полное их экономическое равенство, затем в особой организации: он встал во главе тайного революционного союза «Общество равных (Societe des egaux)».

В организацию вошли: член Конвента дАрте, писатель Филипп Бу- онаротти и др. социалисты. Они выделили из своей среды «военный комитет» и агентов «связи».

Организация подготовила ряд мер и воззваний и решила внезапным нападением ниспровергнуть Директорию и, захватив власть, ввести коммунизм. Предполагалось захватить магазины и склады провианта, конфисковать имения и организовать национальную общность имущества. К участию в «Обществе равных» было привлечено до 17 тысяч заговорщиков, главным образом, в среде недовольных солдат, полиции, жандармов и бывших активных деятелей революции, недовольных падением революционного духа, начавшимся после 9-го термидора, т. е. после свержения Робеспьера. Девизом движения было восстановление истинной конституции — «конституции III года».

Один из участников заговора, капитан Гризель, тайно же предал всю организацию. Заговорщиков арестовали 10 мая 1796 г. почти накануне их выступления. Но общее настроение было в пользу заговорщиков. Верховный суд в Вандоме приговорил к смертной казни только Бабе- фа и д‘Арте. Оба по примеру римлян пытались заколоться кинжалами, но неудачно. Их все же гильотинировали 29 мая 1797 года. Распространение идей бабувизма надолго прекратилось; на сцену выступили более умеренные течения, преимущественно утопического характера. С начала 19 века наступила эпоха «великих утопистов», попытавшихся соединить коммунистические идеалы с критикою существующего строя, но без революционности бабувизма. Тем не менее бабувизм не умер. Он разгорелся в 30-ые годы следующего 19 столетия и в лице револю- ционера-заговорщика Бланки и нашел себе многих подражателей. Идея революционности — бланкизм, — в конце концов, вошла в круг идей социализма и в революционном марксизме нашла себе определенное отражение.

О Великой Французской Революции написано очень много книг и исследований. О новых течениях дает более обстоятельное представление История Вел. Французской Революции Жореса (есть рус. пер.) и П. А. Кропоткина. Специально о социализме в эпоху В. Ф. Революции говорится в книге Лихтенберже.

По-русски о заговоре Бабефа можно прочесть в книгах: Альберт Тома, «Бабеф, учение равных», СПб., 1901, и Поль Луи. «Французские мыслители и деятели XIX в.», СПб., 1905. Лучшие французские сочинения о Бабефе —Адвиэля и Бу- онаротти, к сожалению, еще не переведены на русский язык. О «Жаке Ру» — брошюра Я. Захера. Петроград, 1922. Я. Кареев. Историография Французской Революции. Петроград, 1922.

 
<<   СОДЕРЖАНИЕ ПОСМОТРЕТЬ ОРИГИНАЛ   >>