Полная версия

Главная arrow Социология arrow ИСТОРИЯ СОЦИАЛИЗМА

  • Увеличить шрифт
  • Уменьшить шрифт


<<   СОДЕРЖАНИЕ ПОСМОТРЕТЬ ОРИГИНАЛ   >>

РОБЕРТ ОУЭН

Фабричное производство в Англии стало развиваться с конца XVIII столетия, и вместе с тем начало ухудшаться материальное положение английских рабочих. Бедственное положение промышленного пролетариата рано обратило на себя внимание английской интеллигенции. Ряд представителей последней — Остлер, лорд Шефтсбюри, Роберт Оуэн — вмешались в это дело, указывали средства изменения, за что и получили наименование «фабричных реформистов». Впереди других выдвинулся фабрикант Роберт Оуэн (1771—1875), заслуживший вскоре своею деятельностью и сочинениями мировую известность и ставший одним из наиболее выдающихся людей Европы той эпохи. Начав со скромной реформы на своем заводе, он постепенно превратился в одного из наиболее радикальных утопистов XIX века и является одним из трех замечательной плеяды «великих», которые знаменуют собою завершение утопического и зарождение нового научного периода в истории развития социализма.

Биография Оуэна во всех смыслах интересна и поучительна. Он родился 14 мая 1771 г., в небольшом городке Нью-Тауне графства Монгомери, в Уэльсе, где отец Оуэна владел небольшою лавкою и содержал почтовую станцию. Маленький Оуэн с пяти лет начал посещать элементарную школу; к десяти годам завершилось его формальное образование, так как он был в этом возрасте отдан в приказчики в одну из лондонских лавок. Здесь он вскоре обнаружил редкую практическую сметливость. В детстве Оуэн был очень слабого здоровья. Неправильное пищеварение принуждало к строгой диете, к правильному и весьма умеренному образу жизни, чему он не изменил в продолжение всей своей долгой жизни. В силу этого Оуэн стал человеком исключительной умственной и физической выдержки и трудоспособности; при этом он с раннего детства обнаружил твердый характер, выносливость и любовь к справедливости.

Семья Оуэна принадлежала к господствующей церкви, но была свободна от религиозного фанатизма. Поиски «истинной религии» рано начали занимать пытливый ум Оуэна, приводя его к скептическому отношению к религиозному принципу вообще. Уже в юности, защищая воскресный отдых, как благодетельную меру для трудящихся, он старался лишить его религиозного характера. Первым общественным выступлением Оуэна было его детское письмо к главе правительства, знаменитому Питту, с требованием строгого соблюдения закона о праздничном отдыхе.

На 20-м году жизни Оуэн сделался директором большой бумагопря- дильни, найдя новые способы для обработки американского хлопка. Успех как практического деятеля и даже «дельца» не изменил характера и интересов Оуэна, прослывшего в среде фабрикантов и вообще представителей «делового мира» «чудаком»; он избегал обычных развлечений этой среды, не находя в них удовольствия и все свои досуги отдавал книгам и «Литературно-философскому обществу», где сблизился с поэтом Кольриджем, химиком Дальтоном и строителем первого парохода Фультоном. Последнему Оуэн оказывал значительную материальную поддержку при его опытах.

Жизнь Оуэна распадается на три отдельных периода: первый, с 1800 г. по 1819 г., — это время фабричной филантропии, приведшей Оуэна к идеям государственного социализма, в частности к требованиям законодательства по охране труда. Второй, с 1819 г. по 1829 г., — это десятилетие нарастания коммунистического идеала. Оуэн от идей трудовой помощи постепенно приходит к аграрному социализму, к идее принудительной общины. Третий и последний, с 1830 г. по 1858 г., — время коммунистических опытов, возвещение «нового нравственного мира» и идеи, что труд — источник и мерило всех ценностей.

Начнем с первого. Став директором нью-ланаркской фабрики, Оуэн скоро приобрел широкую известность как успехами в области техники, так и реформами в положении занятых на его фабрике рабочих. Женившись на дочери владельца фабрики Дэля, Оуэн вскоре приобрел от тестя это предприятие и стал его полным хозяином. Нью-ланаркская фабрика была расположена на реке Кляйде, в Шотландии, с целью использовать водяную силу водопада. За малочисленностью рабочих здесь прибегали к детскому труду, доставая ребятишек из приютов и детских домов. Работа длилась от 13 до 14 часов в сутки. Помещения и питание были ужасны, рабочий люд пьянствовал и жил порочною и нездоровою жизнью, дети часто убегали.

Став во главе предприятия, Оуэн повысил качество изделий и преобразовал условия труда, памятуя, что «людей создают условия». По примеру филантропов, Оуэн выстроил в нью-ланаркском поселке хорошие и здоровые жилища, организовал впервые в Англии при фабрике ясли, школу, столовую, завел лавку с продуктами первой необходимости, где все продавалось по ценам оптовой закупки. Хорошее жилье и питание, разумные развлечения и возможность иметь часы отдыха и досуга повлияли на характер жизни рабочих, появились: чистоплотность, бережливость и трезвость. Кроме того, сам Оуэн воздействовал на рабочих Нью-Ланарка личными беседами, советами и увещаниями. Все виды практиковавшихся наказаний были отменены. При этом, конечно, заработная плата была повышена, и сокращен рабочий день до 10,5 часов в сутки. Примером своей фабрики новый директор стремился доказать, что обязанность высших классов — заботиться о низших — вполне совпадает с правильно понятыми интересами самих высших классов. Он ввел у себя все то сам, что позднее завели у себя все фабриканты по принуждению, после тяжелой борьбы. Труд малолетних был совсем упразднен, все детишки до 10-летнего возраста обязательно посещали школу. В итоге в Нью-Ланарке сложился кадр образцовых рабочих.

Коммерческий успех нью-ланаркской фабрики, руководимой Оуэном, и возрастание благосостояния его рабочих ежегодно привлекало множество посетителей со всех концов образованного мира; среди них, между прочим, был и русский великий князь, впоследствии император Николай Первый. Они увлекались «мирным» и «филантропическим» подходом к решению назревавшего рабочего вопроса.

Свои взгляды на человека и на необходимость социальных реформ, «проверенных успехом в большом практическом деле», Оуэн изложил в своем первом сочинении: «Этюд об образовании характера» (1813 г.).

В 1815 году Оуэн обратился в парламент с мемуаром («Глазговская речь»), в котором настаивал на издании особого закона, охраняющего время труда рабочего. Он мотивировал свой проект, с одной стороны, правом рабочего на свободное время, с другой — повышением производительности труда при сокращении рабочего времени. Чтобы провести билль, Оуэн посетил более влиятельных членов обеих палат, стараясь заинтересовать их своим мемуаром, и добился внесения законодательного проекта Робертом Пилем, творцом английского рабочего законодательства. Пилю уже принадлежал первый по времени законодательный акт о рабочих, первый не только в Англии, но и вообще в Европе. Этот «закон об охране здоровья и нравственности ремесленных учеников» вышел в 1802 году.

Роберт Пиль на этот раз не торопился. Четыре сессии длилась борьба за проведение оуэновского проекта, против которого яро ополчились крупные промышленники. Была представлена масса возражений, многие принципиального характера; было организовано несколько анкет и комиссий, в которых Оуэн энергично отстаивал свою позицию, ссылаясь на свои опыты в Нью-Ланарке.

Наконец, в 1819 году появился билль о рабочем времени, хотя и в измененном против оуэновского проекта виде, но все же — важный шаг в истории рабочего законодательства Европы. Отныне в Англии дети до 9-летнего возраста не могли попадать в промышленные предприятия, а подростки от 9 до 16 лет работали не более 12 часов. Закон распространялся в начале только на хлопчатобумажные фабрики, а надзор за его исполнением возлагался по-прежнему на мировых судей. Но и это уже было громадным завоеванием.

В этот же период времени Оуэн был привлечен к участию в парламентской комиссии по изучению причин тогдашнего экономического кризиса. Ему было поручено составить доклад о средствах против кризиса. Доклад был представлен в палату общин, отказавшейся, впрочем, принять его к обсуждению за необычностью подхода к делу. К этому же времени относятся: его торжественная публичная декларация религиозной независимости (1817), встреченная английским обществом отрицательно, поездка по Европе (1817), издание «доклада 17 года» и «Мемория» монархам Ахенского конгресса.

В 1820 году вышел его «Доклад графству Ланарк» о его фабричных реформах, доставивший Оуэну громкую известность.

Оставляя постепенно филантропию, Оуэн все более переходил на почву более радикальных мер и начал увлекаться образованием производительной ассоциации. В ней он усматривал путь к «организации всеобщего счастья» и старался обосновать свою идею не только теоретически, но и вырабатывать план практического проведения ее в жизнь.

Но общественное мнение было консервативно. Оуэна начали считать «опасным мечтателем» и особенно не прощали ему разрыва с ре- лигиею.

Когда в Лондоне, в 1817 же году, Оуэн был приглашен к участию в парламентской комиссии, выяснявшей причины экономического кризиса, разразившегося в те годы в Англии, он составил специальный доклад «Об исследовании причин нищеты бедных классов и о мерах борьбы с нею», в котором он усматривает первоисточник кризиса в машинном производстве, которое вытеснило труд опытного мастера, обесценило вообще ручной труд и привело трудящихся к уменьшенному потреблению. Между тем, то же машинное производство выбрасывает на рынок все более значительное количество товаров, создает перепроизводство и несоответствие со спросом. «Виною кризиса является несоответствие между потребительною силою и средствами производства». Единственным выходом отсюда является предоставление безработным платных занятий, ибо «машина должна помогать человеку», а не заменять его. Другою мерою Оуэна является организация сбыта продуктов. Это, в свою очередь, может произойти лишь при коренной замене нынешней системы денежного обращения и обмена новою. Она должна покоиться на признании труда мерилом всех ценностей с установлением точной ценности единицы труда или рабочего дня и с обозначением меновой ценности каждого продукта по количеству времени, затраченного на его производство, — такая система и может иметь место. Предметы будут обменивать сообразно количеству заключенного в них труда. «Рынки всего мира, — говорит Оуэн, — будут всецело и единственно зависеть от вознаграждения за работу трудящихся масс, а их потребительная способность будет пропорциональна этому вознаграждению». Так, впервые формулировались Оуэном те идеи, которые впоследствии легли в основу его системы. В духе этих соображений много позже, а именно в 1832 году, Оуэн основывает в Лондоне «Биржу трудового обмена» — предприятие, приобретавшее все готовые изделия по количеству часов затраченного труда (шесть пенсов — час), уплачивая за все «трудовыми квитанциями», за которые можно было тут же получить равноценные товары.

Первое время «Биржа» имела успех, но вскоре обанкротилась, переполнившись залежью из-за выборки из складов всего более ценного. Конечно, конкуренты-купцы энергично помогали провалу «затеи» Оуэна. Много удачнее были его начинания в области кооперативного движения, стремившегося устранить из торговли прибыль. Инициатива и энергия Оуэна в этой сфере были настолько значительны, что он справедливо был причислен к числу «отцов» кооперации.

Последнюю часть своей жизни Оуэн окончательно становится на социалистическую точку зрения и уже требует радикального преобразования всего экономического строя. Он с несколькими своими друзьями пытался организовать опыт устройства новой жизни в особом поселении в штате Индиана Северной Америки, названном им «Новая гармония». Оуэн удачно купил громадный участок земли с готовыми постройками у общины раппистов. Съехалось около 1000 лиц, но раздоры среди разношерстных по составу и задачам членов общины быстро привели дело к падению. Оуэн несколько раз лично ездил в Штаты, но этот эксперимент, как и несколько других более мелких, не имел успеха, и Оуэн потерял значительную часть своего большого состояния.

В эту эпоху он проповедывал борьбу с «троицею зла», частною собственностью, иррациональными религиозными системами и браком, основанном на частной собственности и религиозных системах.

Оуэн, как и Фурье, не был писателем. Его сочинения страдают неясностью и повторением. Его главное значение не в них, а в его общественной деятельности, направленной к практическому осуществлению его идей. Но так как Оуэн в течение своей жизни становился все радикальнее и все глубже желал реформировать существующий строй, то его проекты становились все менее легкими для их осуществления. Поскольку успешны были его начинания в области филантропических улучшений быта нью-ланаркских рабочих, постольку неудачны были его опыты, шедшие в разрез с установлениями буржуазного порядка, с которым Оуэн порывал все более.

Основною мыслью Оуэна было стремление изменить человека, изменяя условия окружающей его жизни. «Людей, — твердил Оуэн, — создают условия их жизни». Человек является продуктом окружающих его внешних условий и воспитания. Чем они совершеннее, тем более облагораживается и совершенствуется человек. Особенным мотивом всех поступков является жажда счастья, прирожденная человеку. Способностью создавать идеи, из которых слагается знание, человек отличается от животных, движущие стремления которых, однако, тоже присущи человеку. Счастье человека зависит от тех степеней знания, каких достигают он и его окружающие. Поэтому Оуэн придает громадное значение влиянию воспитания, которому прежде всего ставит задачу устранить предрассудок, являющийся источником заблуждений, будто бы развитие характера зависит от самого человека. Достичь личного счастья легче всего заботами о счастье других. Положив эти идеи в основание своего первого нью-ланаркского эксперимента, Оуэн убедился в том, что подобные примеры «не заразительны». Это привело его к борьбе за государственное невмешательство в положение рабочих фабричного законодательства. Неудача этой агитации, дальнейшее углубление мысли по вопросам социального порядка и возраставшая вера в торжество разума привели Оуэна к его утопическим планам, к организации «всеобщего счастья», которое должно осуществиться при посредстве «системы единства и кооперации, основанной на всеобщей любви к ближнему и истинном познании его человеческой природы». Это приведет к полному преобразованию всей промышленной системы, которая вообще построена на ложных основаниях. Разделение труда ухудшает расу, соперничество создает столкновение противоречивых интересов. Интерес общества всегда в том, чтобы предложение товаров превышало спрос, а между тем получение прибыли, на которой зиждется вся нынешняя промышленная система, возможно только тогда, когда спрос равен предложению и превышает его. Оттого с изобретением машин вся промышленная система не может выйти из критического положения, грозящего разорением фабрикантам и голодовкой рабочим. Из этих положений Оуэна и всей его социалистической критики системы промышленного капитализма вытекает теория кризисов, объясняющая их несоответствием производства с потребительными бюджетами масс. Устранение всех социальных зол произойдет только в том случае, если группы производителей, пользуясь почти безграничными производительными силами, соединятся в кооперации для производства при помощи собственного труда и капитала. При этом Оуэн мечтал заглушить индустрию земледелием. Ассоциация земледельцев, сельская коммуна должна стать новою социальною ячейкой, а средством для этой реформы он считал коммунистическое устройство землевладения и создание больших земледельческих поселков. Вера во всемогущество разума и очевидность истины внушает Оуэну убеждение, что достаточно одного счастливого опыта для просвещения невежественных умов. Для достижения социального идеала он обращается с призывом к разуму всех просвещенных людей, а для усиления голоса разума — к правительствам. По мысли Оуэна, государственная власть должна явиться проводником социальной реформы. Построения Оуэна во многом родственны с построением Фурье. Подобно последнему, Оуэн проектировал устройство пробного фаланстера в деревне и отводил первое место сельскому труду. Подобно Фурье, полагавшему, что достаточно одного счастливого опыта для внушения людям желания предпочесть организацию, обеспечивающую столько счастья, Оуэн утверждал: «Ни одна из этих ассоциаций не образуется без того, чтобы не внушить обществу желания организовать другие; они быстро будут размножаться... Перемены в характере и поведении людей, под влиянием новой системы, тотчас же станут наглядным доказательством превосходства нового порядка вещей над старым, и старое общество не замедлит распасться». Рабство человека, по учению Оуэна, зиждется на частной собственности, браке и религии. Брак противен природе и личному счастью, основан не на естественных склонностях и взаимных симпатиях, а на семейных и имущественных расчетах; он противоречит принципу равенства и приводит к плачевным результатам, как в смысле нравственности мужчины и женщины, так и для их счастья. Искусственным бракам старого безнравственного мира Оуэн противопоставляет естественные союзы «нового нравственного мира», основанные на обоюдной симпатии, взаимной искренности и привязанности. В новом нравственном мире лица, желающие вступить в брак, объявляют об этом публично на воскресном собрании. Если через три месяца они остаются при своем намерении, то заявляют об этом вторично, и это заявление регистрируется обществом. При формальном своем атеизме учение Оуэна бессознательно проникнуто христианством и, как говорит Долеанс, «сам Оуэн имел душу христианина времен апостольских». Религиозные взгляды Оуэна исчерпываются тремя положениями: 1) существует всемогущая причина творения, непостижимая для человеческого разума, 2) человеческая природа не соответственна и может быть изменена внешними обстоятельствами, 3) близкое наступление земного рая при исполнении заповеди милосердия и любви.

Вызванное Оуэном движение прекратилось вскоре после его смерти (1858); из остатков оуэнистов развилось так назыв. движение свободномыслящим, уже лишенное оуэновского радикализма.

Наиболее видными оуэнистами были:

Д. Годскин: Защита труда против прав капитала, 1825.

И. Морган: Восстание пчел, 1821.

Отчасти Вильям Томпсон: Исследование о распределении богатств, 1829, о котором будет еще речь впереди.

И. Ф. Брей: Как эксплуатируется труд, 1839.

Чарльз Брей: Философия нужды, 1841.

Т. Эдмоне: Практическая, нравственная и политическая экономия, 1828.

Джон Грей: Социальная система, 1831.

В. Пэр: Справедливая торговля, 1854.

В России оуэнистов не было.

Из многочисленных сочинений Р. Оуэна переведено на русский язык одно: «Об образовании человеческого характера», СПб., 1893 г.

По-русски об Оуэне писали:

  • 1. Добролюбов, Н., «Р. Оуэн и его попытка общественных реформ» в «Современнике» № 1 за 1859 год. Перепечатывается во всех изданиях сочинений Добролюбова.
  • 2. Каменский, «Р. Оуэн, его жизнь и общественная деятельность». Биографический очерк, изд. Павленкова.
  • 3. Волкова, Е. Ф., «Пророк разумного общества Р. Оуэн, его жизнь и деятельность» («Научно-популярная библиотека» № 7, изд. «Польза», Москва).

Из переводных сочинений о Р. Оуэне можно указать:

  • 4 .Долеанс, Э., «Р. Оуэн (1771—1858)». М., 1906.
  • 5. Либкнехт, В., «Р. Оуэн. Его жизнь и общественно-политическая деятельность». СПб., 1905, изд. «Молот».

6. Об оуэновских коммунистических опытах в Соединенных Штатах Америки говорит Морис Халкуит, «История социализма в Соединенных Штатах», 2-е изд. Петербург, 1919.

Затем оценку Р. Оуэна дают: Энгельс, «Положение рабочего класса в Англии»; Гелъд, «Развитие крупной промышленности в Англии»; Вебб, «Социализм в Англии»; Тойнби, «Промышленный переворот в Англии в XVIII столетии» и др.

 
<<   СОДЕРЖАНИЕ ПОСМОТРЕТЬ ОРИГИНАЛ   >>