Полная версия

Главная arrow Социология arrow ИСТОРИЯ СОЦИАЛИЗМА

  • Увеличить шрифт
  • Уменьшить шрифт


<<   СОДЕРЖАНИЕ ПОСМОТРЕТЬ ОРИГИНАЛ   >>

Рикардианские социалисты

За первою более раннею группою английских социалистов (Т. Спенс, 0‘гильви, Галль) в первой четверти XIX столетия выступила вторая, которую можно назвать, в виду обоснования ею своих воззрений на некоторых положениях ученика Адама Смита — Давида Рикардо, рикардианцами. Это Годскин, Грей, Эдмоне, Брей, Томпсон, Равенстон, Мудинкомб. Одни из них, как Равенстон и Годскин, обосновывают свою социальную критику на индивидуализме, другие, и их большинство, как оуэнисты, склонны к коммунизму. Как известно, последняя четверть XVIII столетия была эпохой коренного изменения в технике промышленного производства. Ряд вызывавшихся требованиями времени изобретений[1] произвел полный промышленный переворот в наиболее передовых европейских странах, в особенности в Англии. Быстро складывался и нарастал индустриализм, привлекавший к себе большие средства и сам — в силу эксплуатации рабочего класса, ряды которого все возрастали, — ставший новым источником для роста капитала. Все способствовало развитию и обогащению новой промышленной буржуазии.

В 1776 году вышло замечательное сочинение английского философа Адама Смита: «Исследование природы и причины богатства народов», теоретически оправдывавшее новые экономические условия, созданные промышленною революцией. Хотя личные симпатии Адама Смита были целиком на стороне земледелия и рабочего класса, но его теория, защищавшая систему разделения труда, частную инициативу и свободную конкуренцию, восхваляла экономическую политику промышленников, а поэтому стала рассматриваться как Евангелие новой буржуазии. Адам Смит излагал преимущественно общие теоретические вопросы политической экономии, которую он первый привел в одну стройную систему, получившую в силу своей законченности название классической. Его ближайшие ученики, Давид Рикардо и Роберт Мальтус, распространили его учение на важнейшие вопросы прикладной или практической политической экономии, или так назыв. экономической политики. Рикардо доказывал, что громадный земельный доход, «земельная рента», извлекавшийся английскими крупными землевладельцами (лэнд-лордами) из труда своих арендаторов, происходил от причин, ничего общего с социальными отношениями не имеющих. Рикардо объяснял земельную ренту как доход, происходящий из разницы (дифференции) между расстоянием или плодородием различных земельных участков, а отнюдь не из присвоения труда земледельцев землевладельцами, т. е. он доказывал, что земельная рента не является в результате социальных отношений, а как итог естественных условий.

Роберт Мальтус доказывал, что вообще никакого рабочего вопроса не существует и что все бедствия рабочего класса, численно к этому времени сильно возросшего, происходят не от социальных причин, а от причин естественных, биологических, т. е. усиленного и неурегулированного размножения пролетариата. Он положил основание особому решению рабочего вопроса — мальтузианству, — перелагавшему ответственность за социальные бедствия с общественного строя и капиталистов на самих рабочих.

Несмотря на свои реакционные социально-экономические воззрения, и Мальтус, и особенно Рикардо не могли отрицать принципиального и непримиримого противоречия, обнаруженного ими между интересами труда и капитала. Эти взгляды Рикардо, изложенные в его «Основаниях политической экономии», вышедшей в 1817 году, явились исходным пунктом для воззрений ряда английских социалистических писателей двадцатых и тридцатых годов, получивших общее наименование рикардианских социалистов. Они доказывали непримиримость основных интересов буржуазии и пролетариата и рассматривали доход капиталиста как присвоение труда рабочего.

Наиболее выдающимся писателем этого направления является Вильям Томпсон (1783—1833), ирландец по происхождению, автор сочинения: «Исследование принципов распределения богатства», появившегося в Лондоне в 1824 году. Биография Томпсона мало известна. Сохранились сведения, что он был другом философа Бентама и, по-видимому, умер в молодости. Его идеи были родственны Оуэну, под влиянием которого он находился, и несомненно были известны К. Марксу и Прудону. Томпсон, как и Р. Оуэн, агитировал в пользу кооперации. Томпсон доказывает, что ценность, созданная трудом, должна поступать лишь тому, кто явился ее создателем, другими словами, что каждый рабочий имеет право на весь продукт своего труда. А так как в современном строе рабочие получают лишь то, что необходимо только для поддержания их существования, то остаток созданных ими ценностей достается собственникам земли и капитала в форме земельной ренты и прибыли на капитал. Томпсон указывает, что при современном общественном строе, при котором существует частная собственность на землю и капитал, рабочий вынужден отдавать часть своего трудового дохода собственникам помещений, машин, инструментов и сырья. Он полагает, что такое ограничение права на весь продукт труда заходит далее, чем это необходимо даже для соблюдения интересов собственников, и что тем самым создается несправедливый принцип распределения. Но, признавая за рабочим право на весь продукт его труда и рассматривая доход капиталиста как вычет из всего продукта, Томпсон не делает из этого никакого практического вывода. Вообще, резкий в своей критике существующего строя, Томпсон осторожен в деле предложения изменений и реформ. И хотя несомненно, что перед его умеренным взором встает картина будущего социалистического устройства, он стремится к социализму чисто-утопическим путем. Так же, как и Роберт Оуэн, который оказал на него громадное влияние, Томпсон желал бы насадить в существующем строе социалистические общины. Группа лиц, могущих совместным трудом произвести предметы, необходимые для удовлетворения потребностей, добровольно соединяется в хозяйственную организацию. Здесь, пользуясь всеми средствами науки и искусства, они сообща производят все им необходимое, согласуя тем самым спрос и предложение. Общины занимаются земледельческим трудом, поскольку это нужно для собственного потребления. Остальная масса труда идет на промышленное производство, как для собственного потребления, так и для обмена. Земля, жилище и инструменты покупаются и при недостатке средств арендуются. Все выработанное распределяется не согласно труду, а согласно потребностям, ибо каждый имеет право на существование. Зато все работоспособные члены общества работают одинаковое время. Особое внимание Томпсон уделял вопросу распределения. Типичны три основоположения Томпсона, касающиеся социального распределения:

  • 1. Труд должен быть свободен как со стороны руководства, так и со стороны его выполнения.
  • 2. Весь продукт труда должен быть обеспечен производителю этого продукта.
  • 3. Обмен этих продуктов должен быть свободен.

Эти положения имеют много сходного с идеями фритредерства или Манчестерства, защищающего до конца свободную торговлю и свободный обмен. Таким образом. Томпсон и буржуазная английская политическая экономия приходят к различным выводам, хотя исходят из одной и той же точки зрения. Буржуазная экономия классической школы считала своим идеалом проведение принципов полной экономической свободы (экономический либерализм) и стремилась сохранить современный частнохозяйственный правовой строй с индивидуальной собственностью на землю и капитал. Социалисты начала XIX столетия под влиянием критики утопистов и наблюдения над положением рабочего класса настаивали на государственном вмешательстве в экономическую жизнь, на ограничении экономической свободы и на изъятии из рук собственников орудий производства. Они доказывали поэтому, что доход капиталиста — не трудовой доход, что всякая ценность — результат человеческого труда и, по Томпсону, труд — единственный источник ценности. Чей труд — того и продукт. Но при существующем строе этого нет. Труд получает только долю, нужную для пропитания (закон Лассаля). Остаток, недополученный трудом, идет на образование ренты и процента владельцам земли и капитала.

Впрочем, Томпсон считает, что рабочий должен выдать владельцу зданий, машин, орудий и сырья вознаграждение за пользование этими материалами.

Это вознаграждение не должно быть больше, чем жалованье лучшего мастера того же предприятия.

Но, по мнению Томпсона, многого еще не хватает до такого порядка, ибо капиталисты захватили в свои руки законодательную власть.

Такая организация гарантирует, по мнению Томпсона, наивысшее счастье наибольшему числу людей. Этот так назыв. «великий принцип утилитаризма», заимствованный им у Бентама[2], Томпсон соединяет с утопизмом Оуэна, т. е. в области общих образований своих воззрений ничем не отличается от многих своих современников. Но теоретические экономические воззрения Томпсона на прибыль, капитал и ренту выгодно отличают этого писателя от его современников-экономистов. Томпсон первый в истории социалистической мысли вывел и установил понятие прибавочной ценности (surplus value) и притом как ценности, создаваемой в итоге неполной отдачи рабочему продукта его труда. Прибавочная ценность, по Томпсону, получается в итоге ограбления рабочего. Кроме идеи права на полный продукт труда, Томпсон отстаивает также идею равенства распределения. В этом смысле Томпсон является прямым предшественником Карла Маркса, обосновавшего свою систему на тех же принципах.

Основную точку зрения Томпсона разделяют Абрам Комб (1785— 1827) и Джон Грей (1798—1850), социалистический писатель, начавший свою литературную карьеру с «Писем о человеческом счастье» (1825) и изложивший свои экономические воззрения на производительные и на непроизводительные классы общества, на ценность как результат труда, защищавший идею права на полный продукт труда в сочинении «Социальная Система» (1831). Джон Грей писал в резком и приподнятом тоне, имевшем в то время успех.

Отголосок социалистических идей можно найти и у журналистов того времени, Томаса Годскина (1789—1869), выступившего в 1825 году против капитала в защиту рабочего класса и обосновавшего свои воззрения против права частной собственности на идеях естественного права. Много решительнее и радикальнее его — Джон Фрэнсис Брей, энергично выступивший в конце 1830-х годов на защиту английского пролетариата и полагавший, что при современных условиях нельзя улучшить условий его труда и жизни. Но Брей так же, как и его учитель Томпсон, против революционного метода борьбы и ищет мирных путей разрешения социальной проблемы и радикального переустройства общественной системы.

В отличие от остальных английских предшественников К. Маркса, Брей доказывал, что экономические силы определяют социальную организацию, и дал экономическое объяснение всему социальному процессу. Но от Маркса Брей отличается непониманием имманентности экономического процесса (экономический детерминизм) и основывает свою добровольную систему социальной перемены на доводах человеческого разума. Противоречия между заработной платой наемных рабочих и нетрудовым доходом капиталистов ясно и определенно формулировал в 30-х годах писатель Эдмоне, а в самом начале 40-х — Чарльз Брей.

Воззрения этой группы социалистических писателей не имели распространения среди английского пролетариата, который в 1830-х годах увлекался преимущественно политическою проблемою. Стремление английского рабочего класса к уравнению своих гражданских прав с имущими нашло себе выражение в движении чартистов, волновавшем английский пролетариат целое десятилетие (1838—1848). Основные пункты «хартий», т. е. свода требований, были намечены в английском радикальном лагере еще задолго до начала движения, парализовавшего в конечном итоге развитие социалистической идеологии в Англии.

О движении чартистов можно прочесть по-русски в книгах: Гаммедж, Р., «История чартизма», пер. с анг. СПб., 1907; Боркгейм, С., «Движение чартистов», пер. с нем. СПб., 1905; Ф. Энгельс, «Положение рабочего класса в Англии», пер. с нем. СПб., 1905; Гиббинс, «Английские реформаторы». М., 1896; Метен, «Социализм в Англии». СПб., 1898; Брентано, «Христианско-социальное движение в Англии», пер. с нем. М., 1906.

  • [1] Напр., Харгривс в 1765 г. изобрел прядильную машину, Аркрайт в 1767 г. — водяную раму, что произвело переворот в хлопчатобумажной промышленности, Джемс Уаттв 1769 г. — паровую машину и т. д.
  • [2] Утилитаризм [от латинского слова утилис (utilis) — полезный], или нравственно-философская система измерения человеческих поступков исключительно с точкизрения их пользы, был предложен английским философом Иеремиею Бентамом.
 
<<   СОДЕРЖАНИЕ ПОСМОТРЕТЬ ОРИГИНАЛ   >>