Полная версия

Главная arrow Социология arrow ИСТОРИЯ СОЦИАЛИЗМА

  • Увеличить шрифт
  • Уменьшить шрифт


<<   СОДЕРЖАНИЕ ПОСМОТРЕТЬ ОРИГИНАЛ   >>

НАУЧНЫЙ СОЦИАЛИЗМ

Основоположниками научного социализма являются Карл Маркс и Фридрих Энгельс. В теоретической части их воззрений к ним примыкают Карл Родбертус-Ягетцов и Фердинанд Лассалъ, имеющие, впрочем, индивидуальные оттенки своей экономической физиономии. Учение Родбертуса, как наиболее отклоняющееся от взглядов Маркса и до известной степени ему предшествующее, изложено выше.

Карл Генрих Маркс. Биография. Юность (1818—1838)

Жизнь Карла Маркса всегда обращала на себя внимание изучавших историю социального движения и социалистической мысли 19 столетия. Особенно важны этапы развития воззрений Маркса до создания Первого Интернационала, когда складывалось его мировоззрение. «Вы не найдете человека, жизнь которого лучше характеризовала бы наше движение, чем жизнь нашего учителя Карла Маркса», — говорит Карл Каутский. Особенно важен период жизни Маркса между 1835 и 1848 годами, период создания идей революционного марксизма.

Карл Генрих Маркс родился 5-го мая 1818 года в небольшом немецком провинциальном городе Трире (Прирейнской провинции).

О детстве его нам ничего неизвестно; по-видимому, оно ничем и не было замечательно.

Отец К. Маркса происходил из семьи еврейских раввинов, занимался адвокатурою и под конец жизни достиг звания юстиц-рата[1]. Мать — голландская еврейка, урожденная Генриетта Пресбург. В 1824 году, когда мальчику было 6 лет, семья Маркса перешла в протестантство. Этому вопросу в свое время было посвящено немало строк. Совершенно обычное явление массовой ассимиляции еврейской интеллигенции в различных странах превратилось в какую-то проблему. Так, например, биограф Маркса Франц Меринг старался оправдать будущего «юстицрата», папа-Маркса, называвшегося в детстве Мордухаем, и уверял, что обращение его в христианство произошло только для того, чтобы внешне порвать с иудейством, которое он уже пережил внутренне»[2]. Дело, по всей вероятности, обстояло много проще и печальнее: в те годы политической реакции, в годы гнета прусского режима, ассимиляция давала буржуазному еврейству единственный выход.

Великий поэт Генрих Гейне, крестившийся почти одновременно с отцом Маркса, нисколько не желал, даже напротив, чтобы акт его измены религии предков представлялся бы в благоприятном свете. «Уверяю тебя, — пишет он приятелю, — будь бы законом и дозволено красть серебряные ложки, я бы не крестился».

Из всего этого нам ясно одно, что юный Маркс обучался и воспитывался в тех же условиях, что и все остальные его немецкие сверстники. Он вовремя поступил в трирскую гимназию, вовремя окончил семилетний курс ее, когда ему исполнилось 17 лет. Затем, естественно, молодой Маркс поступил в университет, в начале в местный Боннский, а потом в столичный, в Берлинский, куда тянуло всякого студента. В 1841 году, т. е. после шести лет студенчества, молодой человек закончил курс университета со степенью доктора философии, написав маленькую малоинтересную диссертацию.

Вторая половина 30-х годов — время, когда К. Маркс был студентом, — характеризовалась, между прочим, бурным политическим возбуждением немецкого студенчества. Студенческие речи того времени были полны бунтарской фразиологиею и революционным сумбуром; студенчество играло роль почти единственной оппозиции мрачной реакции царствования Фридриха Вильгельма III, но юный студент- юрист Маркс на студенческой скамье остался чужд общего настроения и движения товарищей. Эпоха идеалогического хаоса отразилась только на том внешнем хаосе его образования, которое огорчало его отца, не понимавшего пути, по которому шло развитие его сына.

В дни Маркса в Берлине, куда он перешел вскоре из Боннского университета, на юридическом факультете играли выдающуюся роль профессора Савиньи и Ганс. Первый — знаменитый юрист исторического направления, второй — блестящий гегельянец. Усвоив излагавшееся ими, Маркс желал сам продолжать развитие науки с места, на котором она остановилась. Составив свою теорию права и свою систему юриспруденции, он вскоре отверг воззрения Савиньи и Ганса, убедившись в необходимости подвесть под них новое философское обоснование. Но «господствующая философия — гегельянство — его тоже не удовлетворяла. Фантастические горние мелодии гегельянства кажутся ему, в конце концов, только оружием умственного фехтовального искусства»[3]. Он составляет «пролегомена» к своей собственной новой системе. Рукопись носит название: «Клеантус или об исходной точке и необходимости развития философии». Но и эти prolegomena, в которых наука сближалась с искусством, шеллингианство с естествознанием, не удовлетворяли юного искателя истины, но пока ему ничего нового создать не удавалось.

Описанный путь самообразования и индивидуального развития требовал необычайной затраты времени и энергии. К. Маркс совершенно замкнулся в своих занятиях, и единственною связью с миром служила ему его пламенная любовь к его невесте — чувство, которое он тоже гипертрофировал. В конце 30-х годов молодой Маркс примкнул к клубу младо-гегельянцев, где давали тон Д. Штраус, Кеппен, Бруно Бауер, тогда берлинский доцент. Последний — современник Маркса и его старший сотоварищ по университету — увлек молодого Маркса заняться подготовкою к профессорскому званию по кафедре философии. Маркс сдал экзамен на степень доктора философии и представил в Иенский университет в апреле 1841 года докторскую диссертацию «О различии натурфилософии Демокрита и Эпикура». В предисловии диссертации обращает на себя внимание известный характерный ответ Прометея служителю богов Гермесу, который должен служить выражением настроения и позиции автора[4]. Маркс стоит в этой работе еще целиком на идеалистической гегельянской точке зрения.

По окончании курса университета Маркс на 24 году своей жизни посвящает себя литературной деятельности. Он участвует, а несколько позднее, с 1842 года, и сам редактирует в Кельне политическую газету «Рейнскую газету», основанную прирейнскою либеральною буржу- азиею, вскоре закрытую. В статьях Рейнской газеты уже заметен уход Маркса влево; он переходит от идеализма к материализму, от революционного демократизма к коммунизму. Затем Маркс приступает к изданию журнала, еще менее долговечного, чем газета. В 1843 году он обращает на себя внимание статьею о цензуре в «левом» сборнике, составленном Руге: «Anekdote zur neuesten deutschen Philosophie und Publicistik», а сам вместе с Руге приступил в Париже к изданию радикального журнала: «Немецко-Французского ежегодника», с которого он начинает обращать на себя внимание радикальных кругов пишущей братии, так выбирается на новую материалистическую и коммунистическую позицию.

В этот период жизни у Маркса начинается и семейная жизнь. Он женился на некой Джени фон-Вестфален, умной образованной девушке, дочери немецкого дворянина средней руки. Последнее обстоятельство очень волнует некоторых из биографов Маркса, и их проникнутому почтением воображению жена Маркса рисуется чуть не родовитою принцессою, важным персонажем из готского Альманаха. В действительности, жена Маркса внесла не знатность или дворянскую чванную претенциозность, а много искреннего чувства к мужу и своей семье. В свою семейную жизнь Маркс также внес кажется единственную сохранившуюся у него еврейскую черту — патриархальность и чадолюбие. Жена его всю жизнь была ему верным другом в нужде и гонениях, платила ему нежною взаимностью. Сыновья Маркса умерли в раннем возрасте, а из трех дочерей две — жены Поля Лафарга и Эдуарда Эвелина — покончили с собою самоубийством. Из них унаследовала некоторые литературные дарования Элеонора, жена Эвелина.

К этому же периоду жизни Маркса относится и дружба его с даровитым сыном берлинского фабриканта, естественником по образованию и философом по склонностям, Фридрихом Энгельсом, сыгравшим выдающуюся роль в жизни Маркса. Бескорыстная дружба Маркса и Энгельса длилась всю их долгую бурную жизнь, причем более мягкий и скромный Энгельс всегда добровольно становился на второй план и был верным и трогательно-внимательным другом и соратником во все фазы жизни Маркса.

Дальнейшую историю жизни Маркса, во-первых, можно разбить по его месту жительства на три следующих этапа, именно: 1) жизнь в Париже, 2) в Брюсселе, 3) в Лондоне. Во-вторых, дальнейший жизненный путь Маркса можно расчленить по этапам его духовного развития; их можно определить, как:

  • 1) эпоху идеализма и народничества, 1838—1842 гг.;
  • 2) эпоху народничества и фейербахианства, 1842—1844 гг.;
  • 3) эпоху освобождений, размежеваний и выработки своей позиции:
    • а) от гегельянства и фейербахианства,
    • б) от «истинных» социалистов,
    • в) от анархизма Штирнера,
    • г) от анархизма Прудона, 1844—1847 гг.

Это особенно важный период развития Маркса, так как в это время впервые формулируются идеи исторического материализма и общей социально-политической и социально-философской позиции К. Маркса;

  • 4) эпоха революции 1848 г. и «Союза коммунистов». Ее идеология выражена в «Коммунистическом Манифесте». 1848—1853 гг.;
  • 5) эпоху газетной публицистики и подготовки экономического ученияидей. «Критика политической экономии». 1854—1859 гг.;
  • 6) эпоху «Интернационала» и выработки социалистической тактики как одной из основ марксизма, 1860—1864 гг.;
  • 7) эпоху «Капитала» или выработки экономического учения К. Маркса. 1865—1872 гг.;
  • 8) эпоху II и III томов «Капитала», 1872—1883 гг.

Рассмотрим вкратце каждый из этих периодов в отдельности.

Первые два года развития двадцатилетнего К. Маркса проникнуты

той умственной атмосферой, в которой в конце 30-х годов живет передовая Германия. «Некоронованный король философии» Гегель царит в умах своих более чутких и передовых современников. Гегельянство помимо общего философского мировоззрения дает определенную позицию в социально-философской и социально-исторической области. Молодой Маркс — чистой воды гегельянец. Следующие два года приносят народничество и Фейербаха. Исторический процесс, происходящий в Европе, рассматривается двояко. Приемлемый для «Западной Европы» (Англии, Бельгии, Франции) путь развития непригоден для отсталой Германии. Отсталость в материальной культуре вознаграждается подъемом духовной. Маркс разделяет тогдашние народнические иллюзии немецкой интеллигенции, которая отрицательно относится к развитию капитализма в Германии.

В статье: «К критике гегелевской философии права» («Немецко- Французский Ежегодник», 1844) Маркс пишет: «Подобно тому, как древние народы переживали свое прошлое в воображении, в мифологии, подобно этому мы, немцы, переживали свое грядущее в мыслях, в философии. Мы являемся философскими современниками новейшего времени, не будучи в то же время его историческими современниками». Отсюда, как вывод, идея только теоретического освобождения, которое провозгласило бы самого стремящегося к освобождению человека сущностью человека. Это и сделал Людвиг Фейербах со своим антропоморфизмом. Народническая интеллигенция в лице социалистов Мозеса Гесса, Карла Грюна, Леннинга встретили как нового пророка Фейербаха. В число фейербахианцев вступил и молодой Карл Маркс.

Те же взгляды разделяет и Фридрих Энгельс, ставший к этому времени фейербахианцем и народником. На собрании в Элобержелоде в 1845 году Энгельс горячо доказывает невозможность развития в Германии капитализма и необходимость прямо и непосредственно перейти к коммунизму.

С средины сороковых годов наступает особенно важная эпоха в умственной жизни Маркса.

  • [1] «Советник юстиции» — обыкновенный немецкий чин, даваемый юристам.
  • [2] «Aus dem litterarischen Nachlass von К. Marks», том I, Штуттгарт, стр. 4, рус. пер.К. Маркс и Ф. Энгельс: «Литературное наследство», т. I, 1907, стр. 8 и след.
  • [3] Eleonora Marx-Eveling: «Ein Brief des jungen Marx», в журнале «Neue Zeit», за 1897,№ 1.
  • [4] «Открыто говоря ко всем богами ненавистного, Но знай, Гермес, что казнь мою и цепиНе променял бы я на твой позор, Лишь вестником проворным у царейСлужить, как ты».
 
<<   СОДЕРЖАНИЕ ПОСМОТРЕТЬ ОРИГИНАЛ   >>