Факторы, влияющие на политику стран в отношении ПИИ

Каждая страна разрабатывает собственную инвестиционную политику (во всяком случае, подразумевается, что разрабатывает), в рамках которой реализуется ее инвестиционная стратегия, в том числе создаются условия для привлечения иностранных финансовых ресурсов. Эти условия, как правило, в каждой стране свои. Очевидно, что активизация роста мировых потоков ПИИ — прежде всего результат деятельности ТНК развитых стран, а также Китая, Индии, Бразилии, развивающихся стран. Их доля в глобальных потоках ПИИ увеличилась с менее чем 6% в середине 1980-х гг. приблизительно до 11% во второй половине 1990-х гг., затем сократилась до 7% в 2001 г. и снова увеличилась до 9% в 2003—2008 гг. (до 9%). После спада в 2009 г. их доля возросла до 8,7% в 2010—2012 гг.

Принятые в последнее время ограничительные меры коснулись главным образом нескольких отраслей, в частности отраслей, основанных на использовании природных ресурсов, и финансовых услуг. Накопление ограничительных мер за последние годы и сохранение тенденции к их наращиванию, а также ужесточение процедур допуска ПИИ, повысили риск инвестиционного протекционизма. Сохранила свое действие тенденция к контролю за иностранными инвестициями, необходимыми по соображениям национальной безопасности. Меры регулирования с этой целью были приняты также в некоторых странах ОЭСР. Они расширили сферу действия правил обязательного уведомления о приобретении долей акций в капитале отечественных компаний или позволили правительствам блокировать такие сделки. Сохранилась также тенденция к национализации иностранных предприятий в добывающих отраслях, прежде всего в некоторых странах Латинской Америки, которая укрепилась в 2010—2012 гг.[1]

Следует отметить, что в целом глобальный кризис не оказал серьезного воздействия на саму политику стран в области ПИИ, поскольку считалось, что не иностранные инвестиции явились причиной этого кризиса (хотя на примере анализа этого вопроса по Греции, Италии, Испании и Португалии мы показали высокий уровень влияния ПИИ на ситуацию этих стран). Тем не менее некоторые меры национальных правительств (санационные программы, пакеты экономических стимулов), введенные в действие в связи с кризисом, скорее всего, окажут косвенное воздействие на потоки ПИИ и деятельность ТНК. Некоторые из них могут положительно повлиять на ввоз ПИИ, поскольку они способны помочь стабилизации или даже улучшению состояния ключевых экономических факторов, определяющих приток инвестиций. В то же время аналитики высказывают опасения по поводу того, что принимаемые странами меры могут вылиться в инвестиционный протекционизм, поскольку они обеспечивают более благоприятные условия для отечественных инвесторов или возводят барьеры на пути вывоза инвестиций в целях сохранения капитала внутри страны.

В последний период появились также признаки того, что некоторые страны начали осуществлять "скрытую" дискриминацию иностранных инвесторов или их продукции, используя пробелы в международных нормах. Примерами "завуалированного" протекционизма являются: предпочтение, отдаваемое продукции с высокой долей "отечественного" компонента в государственных закупках (особенно в рамках крупномасштабных проектов развития инфраструктуры) фактическое блокирование банковского кредитования зарубежных операций изъятие по соображениям национальной безопасности (при расширительном толковании этого понятия) или перемещение протекционистских барьеров на субнациональный уровень, который выходит за рамки применения международных обязательств (например, в вопросах закупок), чрезмерное стимулирование отдельных отраслей и т.д.

Определенная роль в обеспечении предсказуемости, стабильности и прозрачности национальных инвестиционных режимов отводится МИС. В этой связи целесообразно, чтобы те организации, которые занимаются разработкой политики в этой области, рассматривали вопросы, связанные с поощрением инвестиций, на основе более эффективных положений и принципов, учитывающих как интересы стран, так и международные интересы. Примерами областей, в которых может быть полезным продолжение международного сотрудничества, являются страхование инвестиций и другие меры, стимулирующие их экспорт. Все эти процессы, так же как и посткризисная глобальная неустойчивость, оказывают свое влияние на динамику потоков ПИИ, деятельность ТНК и на структуру ПИИ в региональном разрезе.

Судя по данным о трансграничных СиП на 2012 г., сокращение притока ПИИ в развитые страны было более выражено в обрабатывающей промышленности и секторе услуг, тогда как процесс консолидации в добывающих отраслях и расширение участия крупных компаний из развивающихся стран (прежде всего из Китая, Индии и Бразилии) способствовали увеличению ПИИ в первичный сектор экономики. Уменьшение реинвестированных доходов из-за падения прибылей и перенаправления кредитов из зарубежных филиалов в штаб-квартиры ТНК привело первоначально (в 2008—2009 гг.) к сокращению вывоза ПИИ из развитых стран на 17%, но затем эта тенденция исчезла, и развитые страны по-прежнему сохранили свои позиции крупнейших чистых внешних инвесторов, хотя и уступили эти позиции развивающимся странам (49: 51) в 2011 г.

На политику в области ПИИ в развитых странах оказывали влияние опасения, связанные с инвестиционным протекционизмом, а также негативной реакцией общества (в условиях финансово-экономического кризиса) на крупные сделки с участием ТНК. Обеспокоенность по поводу возможного принятия дискриминационных мер в отношении фондов национальной безопасности, которые были образованы многими государствами, привела к созданию Международной рабочей группы по государственным инвестиционным фондам и принятию Сантьягских принципов (2008), связанных с предотвращением введения протекционистских мер. Кроме того, одни развитые страны приняли или изменили правила оценки воздействия ПИИ на национальную безопасность, а другие — приняли меры, направленные на дальнейшую либерализацию инвестиционных режимов, или изменили налоговую политику, предусмотрели стимулы для поощрения иностранных инвестиций.

В последние два года отмечено замедление экономического роста во всех странах Юго-Восточной Европы и СНГ, а также падение цен на сырьевые товары (при росте цен а продовольствие). В то же время такое падение цен на глобальных фондовых рынках открыло новые инвестиционные возможности для компаний и фондов, контролируемых правительствами. Некоторые из них, например Фонд национальной безопасности эмирата Абу-Даби, уже начали совершать небольшие сделки в рамках поддержки национального экономического развития.

В кризисные годы в ряде стран сохранилась тенденция к либерализации политики в сфере ПИИ. Проводились сокращения ставок налогов, взимаемых с иностранных компаний, приватизация государственных предприятий, либерализация режимов обменных курсов, улучшение условий доступа инвесторов к финансированию и упрощение инвестиционных процедур. В 2008—2012 гг. азиатский регион заключил около 50 ДИД и 35 ДИДН. Кроме того, между Турцией и Чили, а также между странами Залива и Сингапуром были заключены специальные торговые соглашения, содержащие инвестиционные положения. События 2011 г. в Тунисе и Египте, а также протестные выступления в Алжире, Сирии, Йемене и Бахрейне, гражданские войны в Ливии и в Сирии — все это значительно уменьшило инвестиционные возможности этих стран. Очевидно, что для ТНК арабские страны Западной Азии перестали быть привлекательными для инвестиций, во всяком случае, на ближайшую и среднесрочную перспективу.

  • [1] UNCTAD. World Investment Report 2012. New York; Geneva, 2012. P. 37.
 
< Пред   СОДЕРЖАНИЕ     След >