Банки в национальной и мировой экономике — недавнее прошлое в свете настоящего: вопросы теории и практики

Специфика кредитной деятельности банков

Следует отметить, что деятельность крупных банков была неустойчивой еще с начала 1980-х гг., когда примерно 2/3 стран — членов ООН начали испытывать серьезные проблемы в этом секторе; причем, более серьезные, чем в 1970-е гг. и несравнимо более масштабные, чем в относительно спокойный период 1950—1960-х гг.[1] Потрясения конца 1990-х гг. особенно сильно сказались на развивающемся мире. Как считается, они были связаны с прогрессом в области технологии и либерализацией режимов функционирования финансовых учреждений. Поступившись стабильностью, страны якобы получили более эффективные банковские системы[2]. В этой связи целесообразно проанализировать деятельность банков в недавнем прошлом.

Банки представляют собой необычный сектор экономики прежде всего в силу их особой роли в функционировании денежно-кредитной системы страны, а также подхода к проблеме "асимметричности информации". Это значит, что, когда банк выделяет ссуду, он должен контролировать заемщика, чтобы обеспечить ее погашение, поскольку он не может знать точно, как заемщик распорядится денежными средствами[3]. При обычной коммерческой сделке стороны могут разойтись после совершения обмена, и им не нужно поддерживать контакт в дальнейшем. На практике поставщики и покупатели обычно стремятся наладить устойчивые отношения при осуществлении большинства сделок между фирмами и домохозяйствами. Подобно своим коллегам из промышленной или коммерческой фирмы, банкир может рассматривать каждую сделку в качестве одной из многих операций с клиентом. Однако традиционно кредитные соглашения подразумевали поддержание постоянных контактов с заемщиком, поскольку банку требуется вернуть деньги, которые он ссудил. Банк должен произвести оценку КПП (капитал, природа и потенциал его бизнеса) заемщика и прийти к выводу, что заемщик погасит ссуду. Предполагаемая способность банков осуществлять функцию необходимого контроля наряду с функцией обслуживания системы платежей и является тем главным фактором, в силу которого банки считаются особой частью финансового сектора. Однако эта традиционная специфика, присущая банкам, начинает изменяться.

кредитной оценки

Из-за существования проблемы асимметричности информации основная задача для банкира, предоставляющего кредит, сводится к методике отбора кандидатов на выделение ссуды. Банковские аналитики концептуально оформили решение этой проблемы на базе двух основных моделей, которые можно условно назвать: а) моделью "независимой кредитной оценки" и б) моделью, построенной "на базе тесных взаимоотношений банка с клиентом"[4].

В первой модели главная роль отводится сотруднику кредитного отдела банка, который изучает официальное заявление на получение ссуды, где фирма — потенциальный заемщик — предоставляет информацию о своей кредитоспособности, излагает планы по использованию денежных средств, описывает предполагаемое обеспечение ссуды и т.д. Отношения в первой модели не предполагают, что сотрудник кредитного отдела должен лично знать представителя фирмы, обратившейся за кредитом. Оценка проводится по формальным и неформальным критериям с применением стандартных формул (например, с использованием расчетов предполагаемой ставки доходности проекта). Работа банкира заключается в принятии решения выдавать или не выдавать ссуду, и в последующем контроле за своевременным погашением процентов по ссуде и основной суммы долга, а также за общим экономическим положением заемщика (которое дает представление о его способности к погашению долга в будущем).

Вторая модель предполагает наличие устойчивых взаимоотношений между фирмой-заемщиком и ее банком. В этом случае сотрудник банка знает клиента, возможно, выдавал ссуды фирме в прошлом и может составить мнение о деловых способностях руководства и возможностях погасить долг. Оценка предполагаемого использования конкретной ссуды может основываться на относительно хорошей осведомленности об операциях заемщика. Помимо этого, беря ссуду, заемщик может рассчитывать на то, что банк при необходимости выдаст дополнительный кредит, а не лишит его права собственности на заложенное имущество по причине неплатежа. Банкир может потребовать права на более жесткий контроль за фирмой в качестве платы за попытку спасти ее, но это будет частью взаимоотношений с клиентом. Действительно, предполагается, что одна из сильных сторон модели, основанной на "тесных взаимоотношениях банка с клиентом", — это способность банка осуществлять контроль за фирмами-клиентами. Кроме того, информация, которая накапливается у банка с течением времени в силу "тесных взаимоотношений банка с фирмами-клиентами", хранится конфиденциально. Это неформально привязывает не только фирму-клиента к ее банку, но и банк к его клиенту.

На практике решения банков о предоставлении ссуды сочетают аспекты обеих моделей. Хотя сотрудники кредитного отдела могут формально проанализировать заявление о выдаче ссуды: чем лучше они осведомлены о деятельности заявителя, тем больше их способность принять обоснованное решение. Эта осведомленность может стать результатом предоставления заявителю других банковских услуг (открытие чековых счетов, краткосрочные кредиты и ранее выданные ссуды). Действительно, опыт США, например, свидетельствует о том, что, чем дольше срок взаимоотношений банка с небольшой фирмой, тем больше вероятность предоставления банком ссуд этой фирме[5].

Хотя каждая модель в принципе решает проблему "асимметричности информации", каждая из них использует также отдельные нежелательные в экономическом и социальном отношениях виды банковской практики. Для модели "независимой оценки" эмпирические правила выбора решения о выдаче ссуд или даже формальные правила принятия решения представляются рациональными приемами, которые помогают при вынесении решений в неизбежно неопределенной среде. Они порою становятся заложниками разного рода стереотипов, что равнозначно предвзятости при кредитной оценке. Они несправедливы и экономически неэффективны, поскольку перспективные проекты не получают финансирования.

Клановый капитализм — это термин, которым часто характеризуют наиболее распространенные злоупотребления в банковской модели, строящейся на "тесных взаимоотношениях с клиентом". Идея заключается в том, что человеческие взаимоотношения, в которые банкир вступает с клиентом, могут перерасти в личные обязательства, которые делают процесс принятия решений о выдаче ссуды нетранспарентным. Таким образом, банкир, строящий свою работу на "тесных взаимоотношениях с клиентами", может выдавать ссуды "друзьям", которые не выдержали бы проверку при "независимой кредитной оценке"[6] . Аналогичным образом банкиры могут чувствовать себя обязанными или считать уместным выдавать ссуды предприятиям, которые связаны с важными политическими фигурами. Так же как и стереотипные эмпирические правила принятия решений, эти методы недостаточно эффективны.

Один из таких методов, о котором упоминалось ранее, — это классическая страховочная сеть для банков, "кредитор последней инстанции". Этот метод был описан В. Баджотом в его книге "Lombard Street" (1873)[7]. Разработанный им механизм имеет превентивный и исправительный принцип действия. Центральный банк объявляет задолго до начала кризиса, что в случае возникновения угрозы кризиса банка, он готов предоставить ему крупные ссуды под гарантированное обеспечение (по стоимости до начала паники), но по "штрафной" ставке процента (чтобы воспрепятствовать злоупотреблениям кредитной линией). Объявление этого преследует цель укрепить доверие вкладчиков. Центральный банк предоставляет также ликвидность в критической ситуации, если на банки действительно начинается "набег". Исследователи считают: когда эта концепция последовательно применялась (как правило, с использованием процентных ставок) в конце XX в. и позднее, например, в Англии, Франции, Германии, Швеции и Канаде, она также давала успешные результаты[8] .

В современных условиях система "кредитора последней инстанции" В. Баджота не имеет повсеместного применения. Например, во время финансовой паники в США осенью 1998 г. ФРС были предприняты два вида действий, ни один из которых нельзя подогнать под классическое определение "кредитора последней инстанции". Второй случай — это банкротство, по сути, всех инвестиционных банков США в 2008— 2009 гг., когда их ничто не спасло, кроме прямых передач из государственной казны финансовых ресурсов в триллионы долларов.

ФРС, руководство которой было обеспокоено реакцией финансового рынка на девальвацию в России и приостановление ею обслуживания внешнего долга (известная авантюра Ельцина — Кириенко — Чубайса в августе 1998 г.), провела операции на открытом рынке (были закуплены государственные облигации). Тем самым было осуществлено "вливание" дополнительных денежных средств в банковскую систему Америки. В результате ФРС быстро пополнила ликвидность в банковском секторе, но без чрезмерных издержек, которые обычно сопутствуют классическому механизму кредитования в чрезвычайной ситуации через "учетное окно" и, более того, не по штрафной процентной ставке. Можно также утверждать, что операции на открытом рынке менее уязвимы с точки зрения проблемы безответственности, так как отдельные банки не могут быть уверены в том, какой объем ликвидности поступит к ним в данном конкретном случае.

  • [1] Goldstein М., Turner Р. Banking Crises in Emerging Economies: Origins and Policy Options, Bank for International Settlements (BIS), Monetary and Economic Department // BIS Economic Papers. 1996. № 46. P. 5.
  • [2] ООН. Обзор мирового экономического и социального положения, 1999. С. 174.
  • [3] Такая неопределенность характерна для лизинговых соглашений в целом, а не только для "лизинга" денег. Однако в случае неплатежа при лизинге оборудования лизингодатель вновь получает сданное в лизинг имущество, тогда как банкир получает обеспечение, предложенное заемщиком или какие-либо активы фирмы, которые могут быть получены в результате процедуры банкротства.
  • [4] Некоторые авторы проводят различие между англо-американским типом банков, которые, как принято считать, придерживаются модели "независимой оценки" в условиях преобладания рыночной системы, и японскими и немецкими банками, которые следуют модели "тесных взаимоотношений с клиентами" в системе, где доминирующую роль играют банки. Критическая оценка различий между типами банковских систем в середине 1990-х гг. рассмотрена в статье: Choltens В. Bank-and market- oriented financial systems: fact or fiction? // Banca Nazionale del Lavoro Quarterly Rewiew. 1997. V. L. № 202. P. 301—323.
  • [5] Peterson М., Rajan R. G. The benefit of lending relationships: evidence from small business loans // Journal of Finance. 1994. V. 49. P. 3—37.
  • [6] ООН. Обзор мирового экономического и социального положения. 1999. С. 177.
  • [7] Там же.
  • [8] Bordo М. The lender of last resort: some historial insights // National Bureau of Economic Research, Working Paper. 1989. № 3011.
 
< Пред   СОДЕРЖАНИЕ     След >