Полная версия

Главная arrow Культурология arrow ГРАДОСТРОИТЕЛЬНАЯ ЖИВОПИСЬ

  • Увеличить шрифт
  • Уменьшить шрифт


<<   СОДЕРЖАНИЕ ПОСМОТРЕТЬ ОРИГИНАЛ   >>

ИСТОРИЯ РАЗВИТИЯ ГРАДОСТРОИТЕЛЬНОЙ ЖИВОПИСИ ЕВРОПЫ

Поскольку жители города (социальные группы и индивидуальные социальные агенты) используют цветовые символы в своей коммуникации, обозначают с их помощью зоны контроля над территориями и ресурсами (маркируют территории) и выражают с помощью цветовых маркеров различные смыслы, каждый новый тип культуры неизбежно приводит к образованию в пространстве города нового рисунка и смене цветовых доминант. Синхронные и диахронные срезы цветового поля хорошо поддаются реконструкции. Они довольно точно отражают характер и расстановку социальных сил, показывают особенности взаимоотношений индивидуальных и коллективных агентов социального поля, характерных знаково-символических кодов, механизмов цветовой репрезентации и сохранения цветовых значений.

Изменения цветового рисунка города неизбежно связаны с большой продолжительностью жизни архитектурных объектов. Быстрый рост городов постепенно превращает их в «чудовищные» нагромождения построек, внутри которых проходит повседневная городская жизнь. Все новые и новые поколения людей живут на улицах, которые существуют веками. Горожане не могут избавиться от существующей архитектуры. Однако они могут использовать этот накопившийся архитектурный материал как основу для выражения новых идей с помощью цвета.

Обладая огромными ресурсами, коллективные авторы с помощью цвета «редактируют город»[1]. Они могут наносить на городской ландшафт геометрические или сильно стилизованные фигурные узоры — цветовые созвездия и суперфигуры.

Городская колористика является удобным средством быстрого изменения восприятия городского пространства. Это происходит за счет смены соотношения между фоном и рисунком. Одни и те же городские объекты, составляющие городскую ткань, оказываются способными образовывать новые композиции.

Христо и Жанна-Клод. Проект упаковки зданий Манхеттена1

Яркие примеры мгновенного изменения рисунка городской ткани представляют собой цветовые эксперименты Христо и Жанны-Клод (Христо Явачев и Жанна-Клод Дена де Гийебон)[2] [2], получивших всемирную известность благодаря своим работам, в которых они «упаковывали» в плотную синтетическую ткань и полиэтилен архитектурные постройки и монументальные природные объекты. Проект упаковки Сиднейского оперного театра, так же, как и зданий Манхеттена, были реализованы только на бумаге. В реальном пространстве были обернуты в ткань и, таким образом, изменили свой цвет Музей современного искусства в Чикаго и зал искусств в Берне (1968), фонтан и старинные здания в Сполето (1968), скалы в Австралии (1969), ущелье в Колорадо (Занавес долины, 1972), группа островов около Майами во Флориде (Окруженные острова, 1983), Новый мост в Париже (1985), здание Рейхстага (1995). Во всех этих проектах художники использовали материю, чтобы «переодеть» архитектурные сооружения, придать им совершенно новый облик, изменить наше устоявшееся представление о них и их месте в городском пейзаже. Функция тонкой внешней оболочки заключалась в том, чтобы притягивать и соблазнять, чтобы вызывать желание безотносительно к тому, что внутри. Для нашего исследования эти проекты представляют особый интерес, поскольку форма здесь полностью отрывается от содержания. В ранних работах крупные объекты завернуты в белую ткань, в «Окруженных островах в заливе Бискейн» для декорирования использована розовая синтетическая материя. Здесь хорошо видна сила воздействия такого цвета в пространстве.

В реальной жизни процесс изменения цветового рисунка проходит гораздо медленнее. Городская ткань представляет собой сложное переплетение мест, наделенных смыслом и вместе с тем неразрывно включенных в единую организованную систему. Мы можем выделить в ткани города передний и задний планы. Отношения между этими планами закрепляют иерархию, которая, в свою очередь, помогает понять их значения.

Пространственная форма городского общества тесно связана со всеми механизмами его развития. Чтобы понять город, мы должны осознать процессы, управляющие созданием и изменением пространственных форм. Архитектурно-планировочные решения городов и отдельных кварталов отражают борьбу различных социальных групп и конфликты между ними. Другими словами, городская ткань в символической и пространственной форме представляет собой проявление более широких социальных сил.

На протяжении всей истории развития городских поселений цвет играл важную роль в формировании рисунка городской ткани.

Отличавшееся социокультурной гетерогенностью общество античного города характеризовалось отсутствием выраженной цветовой маркировки существовавшего социального зонирования городского пространства. Несмотря на яркую динамику социокультурной гетерогенности, полис воплощал особый общественный идеал, связанный с ценностями общинной идеологии. В цветовом поле древнего города был отчетливо выделен его главный элемент — общественное пространство, которое обладало особой ценностью, служило источником острой коллективной положительной эмоции, чувства общинной солидарности и равенства и делало город не просто городом, а прежде всего гражданской общиной.

По цвету общественное городское пространство резко контрастировало с другими частями. В остальном пространстве цвет практически полностью отсутствовал, поскольку существовавшее социальное неравенство и сопровождавшую его сегрегацию принято было скрывать, создавая образ солидарности и равенства. Цвет помогал установить социально-культурную однородность, немыслимую в рамках полиса и практически отрицавшую его. Резко контрастируя с монохромностью цветовой ткани в целом, цвет центров городских поселений транслировал идею общинного порядка, почти уже исчезнувшую из реальных общественных отношений.

Содержание цветовых образов формировалось под влиянием религии, которая носила государственный характер, служила политическим задачам и играла большую роль в поддержании социальной иерархии и порядка в древних обществах (в своих работах это хорошо показали П. Бергер, И. Вах, Э. Дюркгейм, М. Мосс, С. Тамбайя, А. Юбер). Цветовые акценты в пространстве античных городов образовывались фасадами храмов. В основе существовавшего, на первый взгляд, цветового хаоса (теоретические и прикладные исследования Дж. Винкельмана, О. Джонса, Г. Земпера, А.-К. Катрмера де Кенси, Ф. Куглера, Г. Флепса, А. Фуртвенглера, Дж.-И. Хитторфа, К. Шефера показали, что цветовое наполнение пространства античных городов оперировало очень большим набором компонентов — отдельных цветов) лежало характерное стремление изобразить с помощью цвета свет. Свет, свечение, блеск, огонь, символизирующие союз с богами, подчеркивали гетерономность существующего социального распределения, воплощали нуми- нозное, внушали страх и трепет, формировали представление о возвышенности и величественности отмеченных этими цветовыми знаками частей городского пространства. [4] [5]

Трехмерная реконструкция городского пространства Древнего Рима1

Оформление стен зданий в Помпеях, Геркулануме и Риме2

  • [1] Тарханов А. Рем Колхаас: Я не строю здания-трюки. Я строю здания-эксперименты // Коммерсантъ. 5 июня. 2007.
  • [2] Christo and Jeanne-Claude [Электронный ресурс]. Режим доступа:http://christojeanneclaude.net/artworks/realized-projects (дата обращения: 09.09.2014) .
  • [3] Christo and Jeanne-Claude [Электронный ресурс]. Режим доступа:http://christojeanneclaude.net/artworks/realized-projects (дата обращения: 09.09.2014) .
  • [4] Rome reborn [Электронный ресурс]. Режим доступа: http://www.ssqq.com/travel/barcelona2009romereborn.htm (дата обращения: 6.02.2013).
  • [5] Kunsthistorische Bilderbogen. Leipzig: Verlag von E. A. Seemann. 1883.No. 382.
 
<<   СОДЕРЖАНИЕ ПОСМОТРЕТЬ ОРИГИНАЛ   >>