Полная версия

Главная arrow Культурология arrow ГРАДОСТРОИТЕЛЬНАЯ ЖИВОПИСЬ

  • Увеличить шрифт
  • Уменьшить шрифт


<<   СОДЕРЖАНИЕ ПОСМОТРЕТЬ ОРИГИНАЛ   >>

Количественный и качественный анализ механизма образования рисунка

Для изучения механизма образования цветового рисунка использовалась методология количественного и качественного анализа.

Количественный математический и вариационно-статистический анализ заключался в вычислении частоты повторения наблюдаемых явлений в городском пейзаже крупных городов[1]. В исследовании сравнивались фрагменты, представлявшие собой характерный городской контекст. Для определения средних значений тонов и оттенков фотографии наклеивались на вращающийся диск, а затем измерялись доминанты получившихся в результате вращения смешанных цветов. Использовались также намеренно расфокусированные фотографии городского контекста, которые давали размытое цветовое поле и позволяли сравнивать результаты. Приблизительная точность зафиксированных таким образом оттенков была достаточной для достижения целей исследования. Для анализа результатов применялся цветовой треугольник системы NCS.

Экспериментальное определение средних значений тонов с помощью вращающегося диска

Было установлено, что подавляющее большинство зданий, образующих контекст современных городов, спроектированы и построены в конце XX века и поэтому отражают характерное для модернизма сдержанное отношение к цвету. Им свойственны тектоничность и нейтральные цвета с низкой темнотой (s = 10—30) и низкой интенсивностью (с = 10—40).

Выделенный в ходе измерений доминирующий оттенок (х) принимался за центр вписанной в треугольник окружности, расстояние до ближайшей стороны треугольника — как ее радиус. Цвета внутри окружности (Ах) считались фоновыми и рассматривались как цветовой контекст. Следуя предложенному принципу, максимальный радиус вписанная окружность имела в том случае, когда доминировал цвет со значением S 3333. Окружность с таким центром касалась каждой из трех сторон треугольника. Если радиус окружности был меньше, для дальнейших расчетов вокруг нее с помощью линий, параллельных сторонам большого треугольника, строился новый треугольник меньшего размера. Между заполняющими окружность фоновыми оттенками (Ах) и тремя вершинами треугольника располагаются фигуративные цвета (F), разделяясь на зону белизны (Fw), темноты (Fs) и цветности (Fc).

Расчеты, выполненные для Сиэтла, Рима и Сан-Франциско, показали, что цветовые акценты трех городов располагались в пространствах между окружностью и вершинами внутреннего треугольника — зонах белизны, темноты и хроматизма соответственно. А потому цветовые акценты города с меньшим радиусом фоновой окружности имели более узкий диапазон нюансов.

Качественный анализ строился на сравнении структуры и цветового строя восточных ковров, созданных в Анатолии, Персии, на Кавказе, в Туркестане, Индии и Китае, и цветных аэропанорам Рима[2], Венеции[3] и Неаполя[4], выполненных в естественном освещении строго перпендикулярно поверхности в масштабе 1 : 1000 и 1 : 5000.

Анализ результатов исследования с помощью цветового треугольника системы NCS

Расчеты, выполненные для Сиэтла, Рима и Сан-Франциско

Вследствие того, что развитие каждого из изученных итальянских городов контролировалось и продолжает контролироваться строгими постановлениями в сфере охраны памятников истории и культуры, согласно которым все здания, включая современные, должны соответствовать существующим требованиям, в том числе и требованиям к высоте, все они сохранили средневековый центр и относительно равномерную высоту зданий. Жилые кварталы выглядят как партеры регулярного парка, а значимые объекты, такие как соборы, колокольни, монументы, до сих пор остаются более высокими. Городская ткань имеет равномерную оптическую плотность, которая проявляется на аэрографических фотографиях в одинаковых размерах и формах теней и полутеней.

Исследование показало, что элементы дизайна ковров имеют много общего с расположением городских кварталов[5]. В городской ткани были выявлены элементы, структурно схожие с узором «гель» восточных ковров. Декоративные племенные и родовые эмблемы, известные как узор «гель», представляют собой восьмиугольные медальоны, заполненные различным декором в зависимости от традиций того рода, где ковер был соткан[6]. В городах рисунок, сходный с узором «гель», образуют здания с внутренним двором, внешний контур которых имеет четкую геометрию. Похожи по форме и дизайну на узор «гель» и планы многих барочных круглых городов, таких как Пальманова в Италии или расположенный на Кюросао, самом большом острове Нидерландских Антил, город Виллемстад[7].

В некоторых коврах для того, чтобы организовать узор «гель» и другие декоративные мотивы используются пересекающиеся геометрические линии, которые обозначают центр узора и подчеркивают структуру дизайна. Такие линии напоминают прямые коридоры потоков движения, которые имеют характерные тени и особенно хорошо читаются в фотографиях Рима.

Формы узора гель, характерные для туркменских ковров[8]

Туркменский ковер с повторяющимся узором «гель»[9]

Неаполь. Повторяющийся узор из построек с внутренним двором[10]

Аэрофотоснимок1 (слева) и план2 (справа) города Пальманова

На некоторых коврах в качестве линейного узора, организующего все поле, используются более светлые изображения виноградной лозы и арабески. Это делает их узор похожим на рисунок улиц в средневековых частях городов.

Близкими городской ткани по принципам организации пространства и представления архитектурных объектов оказались ковры с изображением райского сада. Мотивы многих ковров, воплощающих образы рая, часто были навеяны образами реально существовавших городов, ставших прообразами возвышенных пространств[11] [12] [13]. Их сюжет и цветовая структура практически полностью повторяют воздушные виды городов. Они наполнены декоративными элементами, скрупулезно и детально изображающими зеленые всходы, окруженные клумбами с темными краями, деревья, синюю воду и отдельные архитектурные постройки.

Вместе с тем, образный строй восточных ковров включает гораздо больше мотивов и символов, поскольку здесь присутствуют не только объекты реального пространства, но и абстрактные обозначения облаков, неба, солнца, луны. На некоторых коврах с помощью контраста светлого и темного создается иллюзия глубины, когда узор из цветов как будто висит над неподвижным полем. В более древних, особенно в тех, что были созданы кочевыми народами или в маленьких деревнях, с помощью интенсивных тонов, сильных контрастов и четких контуров создается визуальная иллюзия движения.

Во всех изученных городах хорошо заметна фигуративность тонов с высокой насыщенностью (более с = 50). Спектр оттенков уровня элементов поверхности контрастирует с ландшафтом крыш. Большинство площадей выдержаны в светло-бежевых тонах, улицы — в серых, тени — в темно-серых, деревья — в темно-зеленых. Самые темные тона имеет вода, кроме того, характеризуясь большой вариативностью оттенков в зависимости от условий отражения света. Относительно небольшая высота зданий, нормы которой были утверждены до изобретения лифтов, и открытые внутренние дворы обеспечивают хорошее наполнение светом всех кварталов и особую структурность городской ткани, формирующуюся за счет постоянно присутствующих на аэропанорамах теней.

На уровне ландшафта крыш в каждом из этих городов формируется характерная палитра, относительно гомогенная по диапазону, с незначительными колебаниями оттенков и интенсивности, но с выраженными контрастами темного и светлого. Преобладают оттенки из красной и желтой частей спектра (YR) с интенсивностью от с = 5 до с = 30. Близкую палитру со сходными характеристиками цветовой гаммы по тону, насыщенности и близости оттенков к черному имеют многие персидские ковры из провинции Керман (XIX век), курдистанские ковры с изображением райского сада (XVIII век), ковры Кашан с зооморфными мотивами (XIX век), а также ковры Херат (XVII век) и Ушак из Анатолии (XVII век). До 1860 года в производстве этих ковров использовались натуральные красители, полученные из шафрана посевного, гранатовых корок, виноградных листьев, сока вишневых ягод, марены, скорлупы орехов, табака, чая[14]. Слегка выцветшие со временем, они почти повторяют палитру ландшафта крыш итальянских городов. И хотя спрос на ковры на Западе спровоцировал распространение пастельных оттенков вместо тонов с высокой степенью насыщенности, свойственных ранним периодам (в красителях из восточной Персии только корень марены использовался для получения целого спектра различных оттенков красного, коричневого, рыжего, оранжевого, розового[13]), более современные тона ковров еще более усилили их созвучие с ландшафтом крыш итальянских городов.

  • [1] Minah G. Blackness. Whitness. Chromaticness. Formulas for High Visibilityin the Modern City // Color Communication and Management. AIC Proceeding /ed. by A. Hansuebsai. Bangkok, 2003. P. 26—30.
  • [2] Atlante di Roma.
  • [3] Atlante di Venezia.
  • [4] Atlante di Napoli.
  • [5] Minah G. Urban Fabric: a Comparative Study of Color and Patternin Arial Views of Cities and Oriental Carpets // Color & Textiles. AIC ColorProceedings / ed. by V Golob, S. Jeler, Z. Stjepanovic. Maribor: Universityof Maribor, 2002. P. 196—202.
  • [6] Milanesi E. Op. cit.
  • [7] Johnston N. Cities in the Round. Seattle: University of Washington Press,1983.
  • [8] Всеобщая история искусств в 6 т. Т. 2. Кн. 2. Искусство средних веков. /под общ. ред. Б. В. Веймана и Ю. Д. Колпинского. М.: Искусство, 1961. 508 с.
  • [9] Ford Р. R. J. Oriental Carpet Design. A Guide to Traditional Motifs, Patternsand Symbols. London: Thames & Hudson, 1981. P. 176.
  • [10] Atlante di Napoli / ed. by R. Bonetta, I. Novelli. Venice: Marsilio Editori,1992. P. 65.
  • [11] Пальманова [Электронный ресурс]. Режим доступа: https:// www.google.com/maps/@45.904288,13.30326,2344m/data=!3ml!le3?hl=ru-RU (дата обращения: 08.04.2014).
  • [12] План Пальманова [Электронный ресурс]. Режим доступа: http://fr.wikipedia.org/wiki/Palmanova (дата обращения: 25.01.2008).
  • [13] Ford Р. R. J. Op. cit.
  • [14] Milanesi Е. Op. cit.
  • [15] Ford Р. R. J. Op. cit.
 
<<   СОДЕРЖАНИЕ ПОСМОТРЕТЬ ОРИГИНАЛ   >>