Структура трансакционного сектора региона

Ранее было сформулировано, что размер трансакционного сектора экономики региона должен соответствовать сумме вкладов предприятий трансакционных видов экономической деятельности в валовой региональный продукт.

Доля трансакционного сектора выросла на 3 % за пять лет, и это, в сравнении с аналогичным исследованием в США (Д. Норта и Дж. Уоллиса), является довольно интенсивным темпом. В частности, в США трансакционный сектор рос медленнее, в среднем в три раза. При этом из полученных данных видно, что быстрое нарастание доли трансакционного сектора происходило в 2005—2006 годах (с 26,8 до 28,9 %), а в 2006—2007 годах наблюдалась стабилизация его доли (28,9 %). Затем, в 2008 году, в начале глобального экономического кризиса сектор сократился практически до уровня 2005 года. А во втором кризисном (2009) году доля сектора в структуре вкладов в ВРП снова резко увеличилась, и в результате даже имело место превышение докризисного уровня: 29,8 % в 2009 году против 28,9 % в 2007 году. Поскольку все это происходило на фоне острых деструктивных явлений в экономике страны и региона, «позитивное» поведение трансакционного сектора в данный период выглядит нелогичным и не соответствующим ожиданиям. Однако оценка доли производственного и трансакционного секторов в денежном выражении проясняет ситуацию и наглядно демонстрирует, что реальное положение дел выглядело несколько иначе.

Причина изменения доли трансакционного сектора, размер которого на самом деле оставался практически стабильным с 2007 года, — в существенном росте производственного сектора в предкризисном 2008 году, а затем снижении объема «производственного» ВРП в кризисном 2009 году. Вероятно, данный факт напрямую связан со стремительным развитием производственного сегмента экономики региона в докризисный период, темпы которого превышали на 8—10 процентов в год общероссийские показатели[1].

Объем трансакционного сектора в 2009 году, напротив, даже понизился, но весьма незначительно, менее чем на 2 %. Из этого следует, что при оценке доли в ВРП трансакционного сектора для качественного анализа обращаться надо к двум показателям трансакционного сектора — в процентном и денежном выражении. Применение только относительных показателей не дает объективной картины.

Рассмотрим отраслевую структуру и динамику структурных составляющих трансакционного сектора региона за анализируемый период. Как следует из полученных данных, в структуре трансакционного сектора Свердловской области преобладает отрасль торговли, вторая по значимости доля принадлежит сегменту государственного управления, на третьем месте — отрасль недвижимости и консалтинговых услуг. На остальные трансакционные части отраслей смешанного типа, составляющих структуру трансакционного сектора, приходятся незначительные по размеру доли, не превышающие 1—1,5 процента.

Посмотрим на процессы, произошедшие в трех наиболее существенных сегментах трансакционного сектора. Как уже отмечалось, оптовая и розничная торговля (так называемый сегмент внутреннего потребления) занимает львиную долю регионального трансакционного сектора. С формальной точки зрения такая ситуация сложилась потому, что в связи с особенностями отечественного статистического учета добавленная стоимость, произведенная единственной чистой трансакционной отраслью (финансовой деятельностью), в основной своей массе учитывается на федеральном уровне, при расчете ВВП. При включении в ВРП финансовая деятельность существенно повлияла бы на структуру регионального трансакционного сектора, и доля торговли в нем была бы иной.

Если же посмотреть в целом на динамику отношения отрасли торговли к другим составляющим трансакционного сектора Свердловской области, то здесь мы увидим постоянное снижение доли отрасли: с 75 % в 2005 году до 65 % в 2009-м (на 10 % за 5 лет) — за счет общего роста других отраслей.

Общее снижение всех перечисленных выше показателей в отрасли торговли, по нашему мнению, объясняется последствиями глобального экономического кризиса, затронувшего практически все сегменты региональной экономики. В частности, среднее процентное соотношение оптовой и розничной торговли в структуре их общего вклада в ВРП в период с 2005 по 2009 годы составляло 65 к 351.

При этом, по официальным данным, оборот организаций, основным видом экономической деятельности которых является оптовая торговля, включая торговлю через агентов, сформирован на 80 % субъектами малого предпринимательства. И перед ними в кризисные годы остро стояла проблема неплатежей со стороны крупного бизнеса[2] [3].

Розничная торговля ощутила негативное влияние кризиса как одна из наиболее кредитованных отраслей экономики, а также в части сегмента дорогостоящих товаров, который сократился более чем в 2 раза[4].

Вторая по величине доля трансакционного сектора Свердловской области приходится на сегмент государственного управления. Здесь на протяжении пяти лет наблюдалась обратная тенденция — рост вклада отрасли в ВРП по отношению к остальным составляющим трансакционного сектора. Начиная с 2005 года, когда трансакционная часть отрасли государственного управления составляла 9 % от общего ВРП трансакционного сектора, она росла на 2—3 % в год и в 2009 г. составила 17 %, увеличившись за анализируемый срок почти в два раза. Вероятно, стремительный рост доли государственного управления можно объяснить реализацией второго этапа административной реформы РФ, сроки которой — 2006— 2010 годы — практически совпадают с рассматриваемым периодом. Декларируемые цели и задачи реформы носят трансакционный и, в целом, позитивный для частного сектора экономики характер, в их числе:

— ограничение вмешательства государства в экономическую деятельность субъектов предпринимательства, в том числе прекращение избыточного государственного регулирования;

  • — создание многофункциональных центров предоставления государственных и муниципальных услуг;
  • — организация предоставления государственных услуг в электронной форме;
  • — оптимизация функционирования органов исполнительной власти и введение механизмов противодействия коррупции в сферах деятельности органов исполнительной власти;
  • — повышение эффективности взаимодействия органов исполнительной власти и гражданского общества, а также повышение прозрачности деятельности органов исполнительной власти;
  • — модернизация системы информационного обеспечения органов исполнительной власти1.

При этом статистические данные по занятым в отрасли государственного управления свидетельствуют, что их численность изменилась незначительно[5] [6]. Напротив, совокупный фонд оплаты труда в отрасли и среднемесячная заработная плата на 1 работника за пять лет выросли в 2,3 раза. Более высокие темпы роста этих показателей наблюдались только в сферах торговли, производства и распределения газа, электроэнергии и воды, а также в финансовой деятельности.

Третий существенный сегмент трансакционного сектора — отрасль операций с недвижимым имуществом и предоставления услуг. За анализируемые годы ее доля в трансакционном секторе выросла с 14 до 17 %, при этом в начале периода наблюдалось даже некоторое снижение вклада отрасли, а наиболее быстрый рост был отмечен в 2008 (+3 %) и в 2009 (+2 %) годах. Значительное увеличение вклада в ВРП отрасли услуг в кризисный период можно было бы связать с простым изменением соотношений долей внутри трансакционного сектора, в частности, сдачей позиций сегментом торговли. Однако, по нашим расчетам, отрасль растет и в абсолютных показателях. И даже с учетом поправок на инфляцию очевидно, что вклад в ВРП со стороны компаний данной отрасли ежегодно увеличивается. Из всех структурных составляющих отрасли на кризис 2008—2009 годов заметно отреагировал лишь сектор сделок с недвижимостью, основной проблемой которого стало то, что на рынке практически перестал функционировать один из основных механизмов стимулирования спроса — ипотека[7].

Следует отметить, что именно в этой группировке ОКВЭД сосредоточена основная масса трансакционных услуг так называемого сегмента «В2В» — то есть для юридических лиц:

  • — деятельность в области права, бухгалтерского учета и аудита;
  • — маркетинговые исследования конъюнктуры рынка и выявление общественного мнения;
  • — консультирование по вопросам коммерческой деятельности и управления предприятием;
  • — деятельность по управлению финансово-промышленными группами и холдинг-компаниями;
  • — деятельность в области архитектуры; инженерно-техническое проектирование;
  • — геодезическая и картографическая деятельность;
  • — деятельность в области стандартизации и метрологии;
  • — технические испытания, исследования и сертификация;
  • — рекламная деятельность;
  • — наем рабочей силы и подбор персонала;
  • — проведение расследований и обеспечение безопасности и др.

Соответственно, положение в данной части трансакционного сектора характеризует уровень развития в регионе сервисной инфраструктуры для осуществления предпринимательских трансакций. А стабильный рост данного сегмента свидетельствует, как минимум, о востребованности его предложения бизнесом территории, а также, косвенно, — о благоприятных условиях функционирования коммерческих структур в Свердловской области.

  • [1] Доклад о социально-экономическом положении в Свердловской областив 2009 году / Министерство экономики Свердловской области. Екатеринбург, 2010[Электронный ресурс]. URL: http://econom.midural.ru/monitoring/co/244/. Дата обращения 14.05.2011.
  • [2] Доклад о социально-экономическом положении в Свердловской области в 2009 году:Министерство экономики Свердловской области. Екатеринбург, 2010 [Электронныйресурс]. URL: http://econom.midural.ru/monitoring/co/244/. Дата обращения 14.05.2011.
  • [3] Как преодолеть угрозы малому бизнесу в кризис? / ИТАР ТАСС- Урал. Екатеринбург, 2009 [Электронный ресурс]. URL:http://www.tass-ural.ru/ presscentre/90560.html.Дата обращения 18.05.2011.
  • [4] «Мы не имеем права регулировать цены в магазинах» — интервью с Верой Соловьевой, министром торговли Свердловской области / Информационный портал. Екатеринбург, 2009 [Электронный ресурс]. URL: http://www.uralweb.ru/pages/article.php?id=3555. Дата обращения 25.05.2011.
  • [5] Концепция административной реформы в Российской Федерации в 2006—2010 годах (в ред. распоряжения Правительства РФ от 09.02.2008 № 157-р, Постановления Правительства РФ от 28.03.2008 № 221): сайт Минсельхоза РФ, М., 2010 [Электронный ресурс]. URL: http://www.mcx.ru/documents/document/show/13310.200.htm. Датаобращения 29.05.2011.
  • [6] Сводные данные о численности работников и средствах, направленных на оплатутруда, в Свердловской области за 2005—2009 годы: стат. бюл. Екатеринбург, 2009. 98 с.
  • [7] Рынок недвижимости Екатеринбурга: ценовые итоги 2009 года: официальныйсайт Уральской палаты недвижимости. Екатеринбург, 2009. [Электронный ресурс]. URL:http://upn.ru/index.aspx?page = analytics&year=2009&month=12&day=0&id = 11513.Дата обращения 29.05.2011.
 
Посмотреть оригинал
< Пред   СОДЕРЖАНИЕ   ОРИГИНАЛ     След >