Особенности разработки и реализации проектов и программ в отраслях агробизнеса

В настоящее время исследования развития конкретных отраслей экономики в современном международном сообществе опираются не на разделение вопросов, касающихся макро- и микроуровня, а на объединение их. Разработка и реализация инвестиционных проектов и программ в отраслях агробизнеса имеют существенные отраслевые особенности. Однако прежде чем выявить эти особенности, определим понятийный аппарат, которым пользуются ученые-аграрники международного сообщества.

«Агропромышленный комплекс» (АПК) — понятие, получившее распространение в советское время и определяющее отрасли, связанные с сельскохозяйственным производством, как единый комплекс. Наиболее простая — трехсферная модель — представляет агропромышленный комплекс как совокупность отраслей, обслуживающих сельское хозяйство (I сфера), собственно сельскохозяйственное производство (II сфера) и отрасли, осуществляющие заготовку, хранение, переработку и реализацию продукции из сельскохозяйственного сырья (III сфера) (рис. 5.4). Иногда в модель АПК включают четвертую сферу, объединяющую отрасли производственной инфраструктуры — транспортировку, хранение, связь.

Трехсферная модель агропромышленного комплекса

Рис. 5.4. Трехсферная модель агропромышленного комплекса

В настоящее время понятие АПК используется в официальных и научных кругах России, в том числе применительно к данным, собираемым органами Росстата.

В отличие от понятия «агробизнес», используемого в странах с развитой рыночной экономикой, конечной продукцией отраслей АПК выступает как продовольствие, так и вся сопутствующая продукция — кожи животных для кожевенного производства, молочная сыворотка — для фармацевтической промышленности и т. п. Такой многопродуктовый подход затрудняет формирование целей аграрной политики.

«Агробизнес» — понятие, получившее с 1955 г. распространение в странах с развитой рыночной экономикой и определяющее отрасли, связанные с сельскохозяйственным производством, как единый комплекс. Ядром комплекса агробизнеса, как и АПК, является сельское хозяйство, объединяющее остальные сферы. Однако конечной продукцией агробизнеса выступает только продовольствие, что делает разработку аграрной политики более определенной. Государственное регулирование рассматривается как встроенный в механизм агробизнеса, управляющий и координирующий элемент, входящий в состав IV сферы — «агросервиса» (рис. 5.5).

Центральное место в комплексе агробизнеса занимает сельское хозяйство, которое в силу многих объективных причин является в целом непривлекательным с точки зрения коммерческих проектов. Во-первых, сельскохозяйственное производство сильно зависит от постоянно меняющихся погодных условий и относится к высокорисковой деятельности. Например, замечено, что в России каждый третий год неурожайный. Во-вторых, производственный цикл в сельском хозяйстве значительно более длительный, чем, например, в высокодоходных проектах, связанных с торговыми операциями. В-третьих, продукция сельского хозяйства не отличается высокими ценами и уникальностью, что позволяло бы предпринимателям получать в короткие сроки сверхдоходы при небольшой трудоемкости. Сельскохозяйственный труд — один из самых трудоемких видов экономической деятельности. В-четвертых, в настоящее время в России имеется очень сильное давление конкуренции со стороны аналогичных товаров импортного производства, что затрудняет реализацию сельскохозяйственной продукции отечественных производителей.

Четырехсферная модель комплекса агробизнеса

Рис. 5.5. Четырехсферная модель комплекса агробизнеса

Однако несмотря на все эти отрицательные особенности, существуют куда более веские аргументы в пользу того, чтобы все регионы и муниципальные образования России, если природно-климатические условия позволяют, использовали имеющийся сельскохозяйственный потенциал и развивали, в первую очередь для здоровья и благополучия местного населения, сельское хозяйство.

Вопросы российской практики

Сроки окупаемости сельскохозяйственных проектов

  • 1 июня 2016 г. стартовал первый этап реализации плана по предоставления гражданам земельных участков в безвозмездное пользование на Дальнем Востоке. Министерство по развитию Дальнего Востока подготовило пять типовых бизнес-планов по развитию дальневосточного гектара:
    • — питомник растений со сроком окупаемости 30 месяцев;
    • — выращивание клубники со сроком окупаемости 1 год;
    • — молочная ферма семейного типа со сроком окупаемости 5 лет;
    • — фермерское хозяйство по разведению кроликов — срок окупаемости 8 месяцев;
    • — фермерское хозяйство по разведению коз — срок окупаемости 18 месяцев[1].

По данным А. В. Голубева, сроки окупаемости проектов по модернизации имеющихся или приобретению новых основных производственных фондов для сельского хозяйства составляют 10—15 лет, а нередко и свыше 20 лет. Коммерческие банки не имеют возможности финансировать инвестиционные проекты такой срочности, так как их основной источник средств — вклады населения и организаций — имеет сроки размещения лишь до 3-х лет[2].

Первый аргумент состоит в том, что наше состояние здоровья и продолжительность жизни во многом зависят от того, что мы едим. При этом речь идет не только о структуре питания, которая, несомненно, играет важную роль, но и о качестве потребляемых продуктов питания. Ученые всех стран мира, проводящие исследования в области долгожительства, солидарны в выводе о том, что самое полезное продовольствие — натуральное (без химикатов и паразитов) и свежее, т. е. яблоки — с дерева, ягоды — с куста, молоко и мясо — парные и т. п. При этом залогом здоровья и долголетия является потребление в первую очередь большого количества овощей и фруктов именно местного производства.

Для стимулирования данного направления развития местного хозяйства необязательно инициирование каких-то значительных инвестиционных проектов. Большую роль может сыграть проведение соответствующей информационной работы среди населения, разъясняющей необходимость самостоятельного выращивания в личных подсобных хозяйствах экологически безопасной плодово-ягодной и овощной продукции для собственного потребления. Следовательно, необходима и литература, содержащая рекомендации по наиболее рациональным технологиям ведения сельскохозяйственной деятельности (получению максимальных эффектов за счет севооборотов, использованию более урожайных местных сортов, переходу от паразитосодержащих натуральных удобрений и химикатов к естественным способам защиты растений с помощью комбинированных по культурам посадок, внедрению замкнутого животноводческо-растениеводческого цикла, основанного на применении последних биотехнологий, и др.).

Очевидно, что импортная продовольственная продукция, в основном производимая по более низким стандартам качества, чем принятым для внутреннего потребления в странах с развитой рыночной экономикой, и ориентированная на длительные сроки хранения за счет содержания значительного количества различных химических соединений, в том числе с невыявленными для человека эффектами, никогда не заменит свежую продукцию местного производства. Будет уступать по свежести и аналогичная продукция, привезенная из других регионов России.

Второй аргумент связан со значительными косвенными экономическими эффектами, которые возникают благодаря развитию сельского хозяйства и учитываются в расчетах бюджетной и народно-хозяйственной эффективности инвестиционных проектов и программ. Во-первых, сельское хозяйство как системообразующая отрасль способствует развитию всех сопряженных отраслей, не требующих постоянной государственной финансовой поддержки, но создающих (как и сельское хозяйство) рабочие места для местных жителей (следовательно, способствующих увеличению их доходов, а в конечном счете — повышению уровня жизни местного населения). Во-вторых, местное население, покупая продукцию отечественного (а лучше — местного) производства, тем самым финансирует процесс воспроизводства сельскохозяйственной продукции. Покупая же продукцию импортного производства, в стране (в регионе, на местном уровне) происходит отток денежных средств для финансирования процесса производства продовольствия за рубежом и повышения уровня доходов зарубежных сельских товаропроизводителей. В-третьих, вкладывая средства для формирования оборотного и основного капитала сельских товаропроизводителей и стимулируя тем самым работу сопряженных отраслей, бюджеты всех уровней обеспечивают возврат вложенных средств косвенных путем — за счет увеличения налоговых и неналоговых поступлений от предприятий сопряженных отраслей.

Третий аргумент касается решения проблем экологической безопасности и ландшафтного развития территорий с помощью сельского хозяйства. Защита окружающей среды как неторговый эффект развития сельского хозяйства охватывает такие моменты, как сельскохозяйственный ландшафт и другие вопросы экологии. Культивируемые сельскохозяйственные земли, придающие данному муниципальному образованию ухоженный и привлекательный вид, способствуют и развитию всех видов туризма, обладающего большим мультипликативным эффектом и рекомендуемого для развития в большинстве российских муниципальных образований.

В то же время сельскохозяйственный ландшафт — это не только декоративный пейзаж. Эстетические и рекреационные ценности этого ландшафта тесно взаимосвязаны с его подлинной сущностью сельского товаропроизводителя, со своей собственной экономической жизнью. В этой связи существует большая степень совместимости между сельскохозяйственным ландшафтом и сельскохозяйственным производством. Во многих странах значительная часть видов флоры и фауны, находящихся под угрозой вымирания, зависят полностью от сельскохозяйственного ландшафта. Таким образом, меры, обеспечивающие культивацию земель, важны не только для поддержания приятного сельскохозяйственного ландшафта, но также и для сохранения биологической вариативности.

Именно в силу данных аргументов все без исключения страны с развитой рыночной экономикой оказывают государственную финансовую поддержку сельскому хозяйству. Причем чем хуже природно-климатические условия, тем выше объемы предоставляемой финансовой помощи — до 75 % от стоимости реализованной сельскохозяйственной продукции. В странах с развитой рыночной экономикой данные аргументы обобщены в ставшей довольно популярной концепции многофункциональности сельского хозяйства.

Она формировалась постепенно. С 1950-х по конец 1970-х гг. основной акцент в аграрной политике стран с развитой рыночной экономикой делался на рост производства продуктов питания. Происходила эволюция подходов — от «зеленой революции» до менее ориентированных на рост производства систем фермерского хозяйствования.

В течение 1980-х гг. среди политиков возник вопрос продовольственной безопасности, основанный на понимании того, что доступ к продовольствию также важен, как и его производство, для достижения продовольственной безопасности на уровне отдельного гражданина, семьи и государства. Все больше сторонников привлекала позиция, что сильная политика и системы международной поддержки являются обязательным дополнением к производственным технологиям для обеспечения сельскохозяйственного развития. Одними из основных международных соглашений в этой области являются Римская декларация и План действий, принятые во время Мирового продовольственного саммита в 1996 г.

Вопросы теории

Инвестирование в сельское хозяйствоконцепция Международной продовольственной и сельскохозяйственной организации (ФАО) и ОЭСР

По расчетам специалистов ФАО, «фермеры в странах с низким доходом и продовольственным дефицитом инвестируют более 170 миллиардов долларов США в год в свои фермерские хозяйства, то есть примерно 150 долларов США на одного фермера. Это в три раза больше, чем все другие источники инвестирования, вместе взятые, в четыре раза больше объема государственных инвестиций и более чем в 50 раз больше официальной помощи в целях развития этим странам... Многие факторы могут в значительной степени повлиять на снижение стимулов к инвестированию, как, например, неэффективные механизмы управления, отсутствие законодательной базы, высокий уровень коррупции, отсутствие защиты прав собственности, недобросовестная торговая практика, высокие налоги в аграрном секторе по сравнению с другими секторами и ненадлежащий уровень развития и качества сельской инфраструктуры и государственных услуг.

Мелкие фермеры сталкиваются с серьезными ограничениями, включая крайнюю бедность, слабую защиту прав собственности и отсутствие доступа к рынкам и финансовым услугам.

Преодолев эти барьеры, фермеры смогут в полной мере реализовать свой потенциал во многих сельских регионах... Ключевым фактором является эффективный механизм управления... Необходимо обеспечить, чтобы инвестиции служили определенным задачам и способствовали улучшению продовольственной безопасности и устойчивого регионального развития»1. [3] [4]

В соответствии с концепцией ФАО, «меры в области сельского хозяйства слишком редко координируются с программами социальной защиты или включаются в такие программы. Определенные возможности несет в себе синергетический подход»[5]. «Социальную помощь следует рассматривать не как затраты, а как инвестиции»[6].

Обосновывается данная рекомендация правительствам стран мира следующим образом: «Источником средств к существованию большинства бедных домохозяйств в сельских районах до сих пор остается сельское хозяйство... Многие бедные фермеры проживают в местах, где рынки производственных ресурсов и сельскохозяйственной продукции, труда, других товаров и услуг, включая кредиты и страхование, не существуют либо не работают должным образом. Уязвимость домохозяйств, зависящих от сельского хозяйства как источника средств к существованию, обусловлена в первую очередь неопределенностью, связанной с погодными явлениями, особенно на фоне ускоряющегося изменения климата и отсутствия доступных страховых услуг. Горизонт планирования уязвимых домохозяйств, живущих за счет сельского хозяйства, слишком недалек, им приходится заботиться о том, чтобы выжить. В результате такие домохозяйства чаще всего принимают стратегии формирования доходов (за счет сельского хозяйства и не только), заключающие в себе минимум рисков и обеспечивающие минимальный доход. Кроме того, чтобы иметь наличные деньги и диверсифицировать источники дохода, они выходят на рынки разового труда. По аналогичным причинам домохозяйства могут вкладывать недостаточные средства в образование и охрану здоровья детей, принимать негативные стратегии преодоления рисков, например распродавать активы, потреблять продовольствие более низкого качества и в меньшем количестве, выпрашивать подаяние, забирать детей из школ, а также эксплуатировать природные ресурсы неустойчивым образом.

Социальная защита способна позитивно повлиять на инвестиционные решения бедных домохозяйств. Она помогает домохозяйствам в управлении рисками. Социальная защита, предоставляемая регулярно, с предсказуемой периодичностью, способна сделать существование домохозяйств более предсказуемым и безопасным: она может частично подменить страхование и стать важным источником денежных средств. Растущий объем собранного фактического материала доказывает, что программы социальной помощи не только удерживают домохозяйства от дальнейшего падения в бездну нищеты и голода, но и помогают беднякам преодолевать ограничения, связанные с отсутствием денежных средств и кредитов, более эффективно управлять рисками, а также инвестировать в производственную деятельность и наращивать активы»[7].

Позиция ОЭСР заключается в том, что «новая сельскохозяйственная программа России на 2013—2020 гг. сохраняет ориентацию на предпочтение роста производства и замещения импорта. Однако в качестве нового члена ВТО России придется постепенно снижать тарифные барьеры, и расходы государства в сельском хозяйстве будут зависеть от мер ограничения искажающей беспрепятственную торговлю поддержки. Совокупный годовой объем расходов, согласно новой сельскохозяйственной программе, должен вырасти примерно до 11,5 млрд долл, к 2020 г., тогда как к 2018 г. Россия обязалась снизить искажающую поддержку до 4,4 млрд долл. Таким образом, требуется серьезный отход от политики субсидий и переход к политике, объединяющей стратегические государственные инвестиции в улучшение сельскохозяйственной производительности и эффективного использования ресурсов. Это потребует огромных усилий. Имеются значительные недостатки в транспортной и сервисной инфраструктуре. Государственные системы водоснабжения и землепользования также страдают от недостатка капиталовложений и требуют значительной модернизации. Возможности систем защиты здоровья растений и животных и продовольственной безопасности невелики ввиду отсутствия современного оборудования и нехватки квалифицированных кадров. Помимо этого, не хватает государственных инвестиций в научные исследования и разработки, ограничены стимулы для частных инвестиций в системы сельскохозяйственных инноваций. Нехватка квалифицированных кадров с высшим образованием и техническим мастерством все больше сдерживает развитие сельского хозяйства. Таким образом, способствовать повышению производительности и конкурентоспособности сельскохозяйственного сектора будет общее улучшение условий хозяйствования для привлечения внутренних и иностранных частных инвестиций, а также совершенствование системы образования... Наконец, более четверти граждан проживает в сельских районах, многие из которых переживают экономический и социальный упадок и теряют население. Поэтому усилия по стимулированию эффективного и современного сельского хозяйства должны быть дополнены инвестициями в повышение условий жизни в сельских районах и создание альтернативных возможностей заработка помимо сельского хозяйства»[8].

Проведенные нами исследования позволяют дать следующее емкое определение продовольственной безопасности, включающее все основные ее характеристики, — это гарантированное обеспечение населения продуктами питания в достаточном объеме, по доступным ценам и приемлемого качества, в первую очередь за счет самообеспечения и при условии сохранения окружающей среды и социально-экономического развития сельских территорий. То есть четко выделяются три составляющие продовольственной безопасности, что получило законодательно закрепление, например, в Германии и США, — продовольственная, экологическая и социальная.

В конце 1980-х — начале 1990-х гг. к этим трем составляющим добавилась проблема устойчивого развития сельского хозяйства. В ее представлении основным юридическим документом является Программа 21, согласованная в рамках Саммита UNCED в Рио-де-Жанейро, где речь идет о «продвижении устойчивого сельского хозяйства и сельского развития».

В конце 1990-х гг. продовольственная безопасность, заботы о состоянии окружающей среды и вопросы, связанные с социальной и экономической ролью сельского хозяйства, переросли в единую концепцию многофункциональности. Однако в контексте международной торговли, особенно в свете переговоров о вступлении России в ВТО, предлагались радикально противоположные решения того, как эти вопросы увязать в рамках общей политики.

В настоящее время концепция многофункциональности сельского хозяйства как современное понимание роли этой отрасли экономики выдвигается Японией, Южной Кореей, Швейцарией, Норвегией и Европейским союзом.

Внешние эффекты, возникающие в связи со стимулированием развития сельскохозяйственного производства для уровня страны в целом, в соответствии с концепцией многофункциональности сельского хозяйства классифицируют следующим образом:

политический — продовольственная независимость, неуязвимость для «продовольственного оружия», когда страна-экспортер в политических целях прекращает поставки продовольствия;

экологический — состояние окружающей среды и производство экологически безопасного продовольствия;

экономический — помимо косвенных эффектов, связанных непосредственно с производством продовольствия и других товаров, отражают центральную роль сельского хозяйства в жизни села и привлекательность культивируемой территории для развития туризма (в отличие от запущенных, необлагороженных сельскохозяйственных земель);

социальный — включает как улучшение состояния здоровья и повышение продолжительности жизни населения России в целом, так и обеспечение жизнеспособности сельского сообщества и средств к существованию, культуру и культурные ценности.

Все эти эффекты в полной мере целесообразно учитывать также и при разработке разделов инвестиционных программ, связанных с развитием сельского хозяйства на всех уровнях территориального управления.

Таким образом, научно обосновано, что сельскохозяйственные проекты нуждаются в разных формах государственной поддержки — финансовой (через поддержку производства или социальную поддержку сельского населения), информационной, инфраструктурной и пр. Соответственно, отсутствие необходимых (во многом, стандартизированных в развитых странах мира) условий создает препятствия для развития сельского хозяйства как базовой отрасли АПК или базовой сферы агробизнеса. Неблагоприятный инвестиционный климат является главным препятствием для включения частных инвестиций в реализацию приоритетов социально-экономического развития стратегической важности.

Вопросы практики

Факторы, препятствующие занятию выгодной позиции сельскими товаропроизводителями в цепочках создания добавленной стоимости[9] По данным ВТО, к таким негативным факторам, обусловливающим, по сути, недополучение доходов как обесценение труда сельскими товаропроизводителями, в международных цепочках создания стоимости относятся:

  • — высокие транспортные издержки;
  • — проблемы доступа к источникам финансирования предприятий;
  • — затраты на получение разрешительной документации для производства;
  • — недостаток прозрачности в регулирующей бизнес-деятельность среде;
  • — сложности оформления таможенных документов и задержки из-за работы таможни;
  • — проблемы доступа к финансированию торговли;
  • — недостаточное развитие морского транспорта и проблемы сохранности грузов на нем;
  • — наличие негласных систем внешнего контроля деятельности и коррупционные практики;
  • — проблемы недостатка эффективности управления поставками;
  • — наличие необоснованных ограничений сезонного экспорта или импорта;
  • — сложности лицензирования импорта или наличие импортных квот;
  • — проблемы ущерба, связанные с негативным воздействием вредителей растений на национальной территории;
  • — недостаток пропускной способности аэропортов или сети воздушных перевозок;
  • — недостаток развития систем связи;
  • — проблемы низкой производительности животноводства, связанные с генетикой домашних животных;
  • — проблема заболеваний животных на национальной территории.

Очевидно, что аналогичным образом необходимо четко идентифицировать и барьеры для получения доходности сельскими товаропроизводителями и в результате проведения анализа внутристрановых цепочек добавленной стоимости.

  • [1] См.: 5 бизнес-планов по развитию дальневосточного гектара [Электронный ресурс] // Вести. Экономика. 2016, 24 мая. URL: http://www.vestifinance.ru/articles/71106?page=6 (дата обращения: 25.09.2018).
  • [2] См.: Голубев А. В. Кризис и сельское хозяйство России // Вопросы экономики.2013. № 3. С. 147—150.
  • [3] 1 ФАО призывает признать центральную роль фермеров в инвестировании в аграрный сектор: презентация ежегодного доклада ФАО «Положение дел в области продовольствия и сельского хозяйства 2012» (СОФА) [Электронный ресурс] // ФАО. 2012,
  • [4] дек. URL: http://www.fao.org/news/story/ru/item/165928/icode/ (дата обращения:25.09.2018).
  • [5] Положение дел в области продовольствия и сельского хозяйства Социальнаязащита и сельское хозяйство: разорвать порочный круг нищеты в сельских районах.Рим : ФАО, 2015. Резюме. С. 16.
  • [6] Там же. С. 26.
  • [7] Там же. С. 14.
  • [8] Россия: модернизация экономики : серия публикаций ОЭСР о «Лучшей политике».С. 50.
  • [9] См.: Aid for Trade and Value Chains in Agrifood. OECD, WTO, 2013.
 
Посмотреть оригинал
< Пред   СОДЕРЖАНИЕ   ОРИГИНАЛ     След >