Квалификация административных правонарушений

Квалификация административных правонарушений — процесс установления соответствия признаков совершенного деяния признакам конкретного состава административного правонарушения.

Правильная квалификация содеянного — необходимое условие законности правоприменения и важнейшая его составная часть. С разной степенью полноты и точности она осуществляется на всех стадиях правоприменительного процесса.

И сотрудник полиции, выявивший тот или иной факт нарушения общественного порядка и доставивший нарушителя в дежурную часть органа внутренних дел, и дежурный отдела, принявший решение о задержании нарушителя и составивший протокол об административном правонарушении, и начальник органа внутренних дел, рассмотревший этот протокол и назначивший нарушителю административное наказание, осуществляли квалификацию содеянного. Каждый их этих должностных лиц на основе имеющейся информации о нарушении формировал у себя в сознании представление о фактических обстоятельствах происшедшего, выстраивал своеобразную «идеальную» модель правонарушения, выявляя в ней признаки, соответствующие общим признакам административного правонарушения (противоправность, виновность и др.), а затем и признаки конкретного состава административного правонарушения.

Процесс квалификации обычно начинается с сопоставления признаков, характеризующих деяние с объективной стороны, с признаками объективной стороны того или иного состава административного правонарушения. Такое сопоставление не представляет сложности, если в правовой норме содержится подробная характеристика противоправного деяния. Однако формулировки многих норм КоАП РФ не содержат четких описаний деяния, образующих объективную сторону состава. Например, объективная сторона административного правонарушения, предусмотренного ст. 20.1 КоАП РФ (мелкое хулиганство), сформулирована как «нарушение общественного порядка, выражающее явное неуважение к обществу...» или в ст. 20.21 КоАП РФ деяние описано как появление в общественных местах в состоянии опьянения, оскорбляющем человеческое достоинство и общественную нравственность. Такие приемы описания признаков противоправного деяния требуют оценочной деятельности правоприменителя. Она предполагает наличие у правоприменителя соответствующего уровня правосознания, общей культуры, профессионального опыта, знания правоприменительной практики (прежде всего, правовых актов Верховного и Конституционного судов РФ по аналогичным делам), научных комментариев законодательства и т. п.

Во многих статьях КоАП РФ объективная сторона состава сформирована как нарушение тех или иных правил (пожарной безопасности, регистрации граждан и пр.). Следовательно, квалификация таких правонарушений не возможна без знания соответствующих правил.

Признаки объективной стороны многих составов административных правонарушений во многом совпадают с признаками целого ряда составов преступлений. Их могут отличать характеристика предмета правонарушения (стоимость похищенного имущества, размер хранящегося наркотического средства); наличие или отсутствие последствий противоправного деяния, характер таких последствий (причинение значительного ущерба, тяжкого вреда здоровью и пр.); однократность или повторность (систематичность) совершения противоправного деяния и др.[1] Поэтому квалификация таких административных правонарушений требует знания и учета действующего уголовного законодательства.

Обнаружением совпадения признаков объективной стороны оцениваемого противоправного деяния с признаками объективной стороны состава конкретного вида административного правонарушения процесс квалификации не заканчивается. Одинаковые действия могут квалифицироваться по разным статьям КоАП РФ в зависимости от объекта посягательства. Например, уничтожение или повреждение чужого имущества по признакам объективной стороны может соответствовать признакам составов, предусмотренных ст. 7.17 (7.2, 7.7); 9.10; 11.15; 20.1 КоАП РФ и др. Определение непосредственного объекта квалифицируемого деяния требует анализа всех обстоятельств его совершения (места, обстановки, предмета посягательства).

Так, М. из-за личных неприязненных отношений с соседом, увидев стоящий у подъезда дома автомобиль последнего, дождавшись темноты, вышел из дома с ножом и порезал у него две шины, причинив ущерб в размере 4500 руб. Действия М. квалифицированы по ст. 7.17 КоАП РФ (умышленное повреждение чужого имущества).

После окончания футбольного матча Ш. и Т. следовали по многолюдной улице в группе болельщиков, выкрикивающих лозунги в поддержку своей команды. Ш. бросил камень в книжный киоск и разбил стекло витрины. Причиненный им ущерб составил 4000 руб. Т. запрыгнул на капот стоявшей автомашины и, стоя на нем, выкрикивал уничижительные лозунги в адрес команды-соперника. В результате его действий было повреждено лакокрасочное покрытие капота автомобиля. Его владельцу причинен материальный ущерб в размере 4800 руб. Действия Т. и Ш. были квалифицированы по ч. 1 ст. 20.1 КоАП РФ (мелкое хулиганство). Разная квалификация действий фигурантов этих двух дел объясняется именно различиями непосредственных объектов посягательств. Действия М. посягали исключительно на отношения собственности, а основным непосредственным объектом посягательства действий Т. и Ш. является общественный порядок. Собственность в данном случае выступает как дополнительный объект.

Квалификация административных правонарушений по признакам составов, имеющих указание на предмет правонарушения, предполагает исследование и оценку свойств предмета материального мира, на который посягало противоправное деяние. Так, по делам, связанным с незаконным оборотом наркотических средств, необходимо установить их вид и размер. В зависимости от этого деяние (например, их незаконное приобретение) может квалифицироваться как административное правонарушение (ст. 6.8 КоАП РФ) или как преступление (ст. 228 УК РФ). По делам о хищении чужого имущества необходимо установить стоимость похищенного. Именно этот признак является одним из критериев разграничения административного правонарушения (ст. 7.27 КоАП РФ) и преступления (ст. 158, 159, 160 УК РФ).

Определение свойств предмета правонарушения нередко требует его экспертного исследования.

Квалификация по субъекту предполагает установления соответствия признаков, характеризующих лицо, совершившее оцениваемое деяние, признакам субъекта, предусмотренным соответствующим составом правонарушения. Если субъект административного правонарушения общий, то эта задача сводиться к установлению возраста лица, совершившего противоправное деяние (достигло ли оно 16 лет). Вопрос о его вменяемости возникает при наличии оснований усомниться в адекватности его психического состояния и решается на основании заключения эксперта. Если составом административного правонарушения предусмотрен специальный субъект, то необходимо установить обладает ли лицо, деяние которого подлежит квалификации, соответствующими признаками (является ли должностным лицом, лицом ответственным за соблюдение нарушенных им правил и т. п.). Это обычно требует изучения его функциональных обязанностей, изложенных в соответствующих приказах, инструкциях; ознакомление с документами, определяющими его статус, и пр.

Наличие у субъекта статуса юридического лица устанавливается истребованием у него свидетельства о регистрации в едином государственном реестре или получение соответствующих сведений непосредственно из реестра.

При квалификации административных правонарушений по признакам субъекта следует учитывать особенности правового статуса лиц, осуществляющих предпринимательскую деятельность без образования юридического лица. В большинстве составов административных правонарушений, связанных с их предпринимательской деятельностью, они в соответствии с примечанием к ст. 2.4 КоАП РФ признаются должностными лицами. В некоторых составах они выступают в качестве самостоятельного вида специальных субъектов (например, ст. 14.35 КоАП РФ), а в других — в соответствии с примечанием к ст. 16.1 и 7.34 КоАП РФ приравниваются к юридическим лицам.

Квалификация по субъективной стороне предполагает установление того, виновно ли совершено оцениваемое деяние. Психическая деятельность человека проявляется в его поведении, поэтому вывод об отношении лица к содеянному и его последствиям делается на основе анализа фактических обстоятельств дела, характеризующих объективную сторону и объект правонарушения. Изучение поведения лица в момент совершения противоправного деяния, а нередко и до, и после его совершения позволяет сделать вывод о виновности (или невиновности) его действий, определить форму вины и цель совершения деяния, если это имеет значение для его квалификации.

Так, водитель с целью вызвать срабатывание охранной сигнализации автомобиля, преградившего ему въезд на стоянку, чтобы привлечь этим внимание отсутствующего владельца этой автомашины, монтировкой нанес несколько ударов по крылу и боковому стеклу. В результате было разбито стекло и повреждено лакокрасочное покрытие крыла автомобиля. Анализ характера совершенных действий не оставляет сомнений в наличии у водителя умысла на повреждение чужого имущества. В тех же целях водитель, повернувшись спиной к автомобилю, наносил удары ногой по колесу машины. Потеряв равновесие, он пошатнулся и один из ударов пришелся по кромке крыла автомобиля. В результате чего крыло было деформировано. Дождавшись прихода владельца поврежденного автомобиля, он извинился и выразил готовность возместить причиненный ущерб. Очевидно, что при таких обстоятельствах, нет оснований говорить о наличии у него умысла на повреждение чужого имущества.

Установление в процессе квалификации деяния полного соответствия его юридически значимых признаков признакам состава административного правонарушения, содержащимся в конкретной норме (статье КоАП РФ или в той или иной части статьи), позволяет квалифицировать деяние как административное правонарушение, предусмотренное конкретной статьей (частью статьи) КоАП РФ или соответствующего закона субъекта РФ.

В ходе квалификации совершенного деяния может обнаружиться, что оно соответствует признакам нескольких составов (нескольких статей законодательства об административных правонарушениях). Например, водитель, игнорируя предписание запрещающего дорожного знака, въезжает на территорию парка, являющегося особо охраняемой природной территорией. Его действия содержат признаки составов административных правонарушений, предусмотренных ст. 12.16 КоАП РФ (несоблюдение требований, предписанных дорожными знаками) и ст. 4.47 КоАП города Москвы (неправомерный въезд, передвижение либо размещение транспортного средства на особо охраняемой природной территории). Подобная правовая ситуация именуется идеальной совокупностью правонарушений (т. е. одно действие содержит составы нескольких административных правонарушений), и в силу положений, изложенных в ст. 4.4 КоАП РФ, предполагает квалификацию по двум (иногда и более) статьям КоАП РФ (другого закона).

Близкой к идеальной совокупности правонарушений, но требующей иного подхода к квалификации, является такое явление правовой действительности, как конкуренция административно-правовых норм. Она предполагает ситуацию, когда две нормы содержат совпадающие признаки составов административных правонарушений. Но в одной из них один из признаков (обычно относящийся к предмету или к месту совершения правонарушения) наделен более конкретными свойствами. Например, ст. 7.17 КоАП РФ устанавливает административную ответственность за умышленное уничтожение или повреждение чужого имущества. В то же время ст. 13.24 КоАП РФ предусматривает административную ответственность за повреждение такого вида имущества, как телефон-автомат, а ч. 1. ст. 11.15 КоАП РФ — за повреждение имущества на транспортных средствах общего пользования. В данном случае норма, содержащаяся в ст. 7.17 КоАП РФ, является общей нормой. По признакам предусмотренного ей состава административного правонарушения подлежат квалификации действия по повреждению любого вида чужого имущества, кроме того, которое указано в специальных нормах (ст. 13.24, 11.15 и др.).

При конкуренции общей и специальной норм содеянное надлежит квалифицировать по признакам состава административного правонарушения, предусмотренного специальной нормой. Наличие в КоАП РФ множества специальных норм очевидно объясняется различиями в оценке законодателем характера общественной опасности аналогичных противоправных деяний, посягающих на разные предметы (объекты), совершаемых в разных местах и в разной обстановке. Санкции, предусмотренные специальными нормами, обычно строже или мягче тех, что предусмотрены общей нормой. Поэтому при квалификации административных правонарушений правоприменителю необходимо убедиться в наличии (или отсутствии) специальной нормы, предусматривающей состав квалифицируемого деяния. Причем специальная норма, как правило, содержится не в той главе Особенной части Кодекса, где общая норма. Например, состав такого административного правонарушения, как потребление наркотических средств без назначения врача предусмотрен статьей, содержащейся в гл. 6 КоАП РФ (ст. 6.9). Те же действия, совершенные в общественном месте — в гл. 20 Кодекса (ч. 2. ст. 20.20). Это обстоятельство требует от правоприменителя, квалифицирующего административные правонарушения, системного анализа различных норм Особенной части КоАП РФ в их взаимосвязи.

Следует заметить, что квалификация многих административных правонарушений предполагает анализ взаимосвязи норм КоАП РФ, формулирующих составы административных правонарушений, и норм УК РФ, содержащих описание смежных составов преступлений. КоАП РФ содержит более 100 составов административных правонарушений, которые по большинству конструктивных признаков совпадают с составами преступлений. Как правило, они имеют один и тот же объект посягательства и могут отличаться лишь по одному из признаков, характеризующих другие элементы состава. В таких случаях в диспозиции нормы КоАП РФ, описывающей состав административного правонарушения, имеется оговорка «если эти действия не содержат уголовно-наказуемого деяния» (например, ст. 6.1.1) или «при отсутствии признаков преступлений, предусмотренных...» указанными далее статьями УК РФ (например, ст. 7.27), или «если эти действия не повлекли причинения значительного ущерба» (ст. 7.17). Такие приемы законодательной техники очевидно ориентируют правоприменителя на необходимость при квалификации административных правонарушений обратиться к соответствующим нормам УК РФ и проанализировать их во взаимосвязи со статьей КоАП РФ, по признакам которой квалифицируется противоправное деяние.

Во многих других случаях нормы КоАП РФ не содержат указаний на наличие смежных составов преступлений. Так, например, ст. 6.8 КоАП

РФ формулирует состав административного правонарушения (незаконный оборот наркотических средств...), не определяя размеры наркотических средств и других предметов незаконного оборота и не указывая, что эти действия признаются административным правонарушением при отсутствии в них признаков уголовно-наказуемого деяния. В то же время в ст. 228 УК РФ описывается аналогичный состав, включающий в себя лишь один дополнительный признак, характеризующий размер средств и веществ, являющихся предметом незаконного оборота (значительный, крупный, особо крупный). Поэтому безошибочная квалификация многих видов административных правонарушений предполагает обращение к нормам уголовного законодательства вне зависимости от того, имеется ли в диспозиции нормы, формирующей состав административного правонарушения, информация, указывающая на наличие смежного состава в УК РФ. Как правило, нормы, их содержащие, обнаруживаются в главах Особенной части УК РФ, аналогичных по родовым объектам посягательств Особенной части КоАП РФ.

Познание изложенных выше теоретических положений о составе административного правонарушения, понимание сущности и содержания процесса квалификации административных правонарушений необходимы для уяснения признаков конкретных составов правонарушений и является необходимой предпосылкой обретения некоторого умения квалифицировать противоправные деяния.

Вопросы и задания для самоконтроля

  • 1. Какими юридическими признаками обладает административное правонарушение?
  • 2. Какие статьи КоАП РФ содержат указание на вредоносность (общественную опасность) административного правонарушения?
  • 3. Что понимается под составом административного правонарушения?
  • 4. Из числа перечисленных укажите объективные признаки состава административного правонарушения: цель совершения противоправного деяния, место его совершения, наступившие последствия.
  • 5. Из числа перечисленных укажите субъективные признаки состава административного правонарушения: вменяемость лица, совершившего противоправное деяние; стоимость похищенного имущества; предвидение и желание наступления вредных последствий противоправного деяния.
  • 6. Что понимается под квалификацией административных правонарушений?
  • 7. Что понимается под конкуренцией правовых норм, формулирующих составы административных правонарушений, и каким правилом следует руководствоваться при квалификации деяния, содержащего признаки состава, предусмотренного общей и специальной нормой?
  • 8. Проанализируйте признаки составов административных правонарушений, предусмотренных ч. 1 ст. 8.32. и ч. 1. ст. 20.4; ч. 4 ст. 19.3 и ч. 1 ст. 20.27; ч. 2 ст. 7.2 и ст. 7.17 КоАП РФ, и укажите, какие из этих норм являются общими, а какие специальными.

  • [1] Например, см.: ст. 7.17 КоАП РФ и ст. 167 УК РФ; ст. 12.24 КоАП РФ и ст. 264 УК РФ;ст. 6.1.1. КоАП РФ и ст. 116 1 УК РФ.
 
Посмотреть оригинал
< Пред   СОДЕРЖАНИЕ   ОРИГИНАЛ     След >