Полная версия

Главная arrow Политология arrow ИСТОРИЯ ПОЛИТИЧЕСКОЙ МЫСЛИ: КОНСЕРВАТИЗМ

  • Увеличить шрифт
  • Уменьшить шрифт


<<   СОДЕРЖАНИЕ ПОСМОТРЕТЬ ОРИГИНАЛ   >>

Сущность и классификация политического консерватизма

Привлекательность моделей, предлагавшихся теоретиками консерватизма, была обусловлена тем, что в 70-80-х гг. XX в. существенно изменилось отношение к консерватизму как идеологическому феномену. Обосновывая такой феномен, английский политолог 3. Лейтон- Генри писал, что «современный консерватизм имеет общие корни и основной комплекс общих принципов»[1]. Действительно, все варианты современного консерватизма как на национальном, так и на международном уровне объединены определенным комплексом идей и принципов, в совокупности составляющих консервативную идеологию как особый тип западной политической мысли. В то же время при близком рассмотрении между отдельными национальными вариантами консерватизма, да и внутри этих последних обнаруживается весьма причудливое разнообразие оттенков, переходных ступеней. Поэтому в англо-американской, немецкой, русской научных школах дают свою типологию консервативной идеологии. Однако существует и такое мнение, что у консерватизма нет философии, нет теории, во всяком случае единой концепции. Здесь следует согласиться с А. А. Френкиным1, что такая концепция существует, по крайней мере в политической философии. Верно утверждение о том, что консерватизм включает реальное противоречие между сущностью и формой проявления. В настоящее время англо-американские и западноевропейские консерваторы отстаивают классические истины, изложенные Э. Берком. Но они модифицировались в процессе приспособления к реальной политической ситуации. Консерваторы, взявшие власть, действуют более реалистично, сдержанно и осмотрительно, чем в оппозиции. Кроме того, степень обращения консервативных политиков к философии тоже различна, что зависит и от их личных склонностей, и от программ.

Следует отметить, что и внутри самого консерватизма действует определенная шкала политических приоритетов, различия в которых обусловлены прежде всего тем, что на их основе в политике синтезируются элементы консерватизма и либерализма. Отдельно акцентируется социальная направленность политики консерваторов. Национальные интересы также выделены как предмет пристального внимания. А в притязаниях на защиту демократии неоконсерваторы соперничают с другими идеологическими течениями. Таким образом, существование различных течений внутри консерватизма связано с выделением в политике различных приоритетных сфер. При типологизации консерватизма будем опираться на его теорию, представленную именами ведущих теоретиков по каждому направлению.

Кроме того, в теоретико-методологическом анализе консервативной идеологии важно выявить и ее социальную базу, которая по объективным причинам может не всегда соответствовать этой идеологии. Нередко консервативная идеология оказывает влияние на социальные слои, чьи интересы она может и не выражать. Следовательно, анализ социальной базы консервативной идеологии должен быть дополнен раскрытием конкретной социальной функции, выполняемой ею в политической жизни западного общества, и выявлением ее социальных интересов, которые не всегда и не во всем совпадают с ее социальной базой. Сходные по внешней форме идеи и представления, подчиненные внутренней логике собственного развития, могут входить в идеологический арсенал разных социальных групп, а на одной теоретической основе в ходе сложных процессов наследования и трансформации могут появляться различные идеологические течения. Поэтому анализ генезиса, формирования и развития консервативного течения необходимо сочетать с исследованием внутренней структуры его содержания и изучения устойчивых взаимосвязей между отдельными его теоретическими элементами.

Конкретность такого анализа предполагает тщательный разбор системы теоретических аргументов, используемых для обоснования различных положений, в том числе политического характера, а также выявление и критическое рассмотрение определенных явлений и процессов в жизни общества, которые служат для формирования идеологии и политического сознания. Конкретность и эмпиричность анализа требуют также учета всех совокупных явлений политической жизни и выявления их взаимосвязи как необходимого условия оценки анализируемых направлений политической мысли. Только после этого выводы и обобщения могут считаться обоснованными.

Для анализа теоретического содержания консерватизма важным является выяснение соотношения идеологических традиций и современных направлений в рамках политической идеологии и политического сознания. Исследование теоретических истоков консервативной идеологии, особенностей ее генезиса состоит в познании ее развития во взаимосвязи с другими идеологическими течениями. В идеологическом спектре критический анализ теоретического содержания консервативной идеологии включает выявление ее действительных теоретических истоков и традиций, которые можно увидеть при соответствующем теоретико-методологическом обеспечении.

Важным теоретико-методологическим принципом анализа консерватизма и его роли в политической жизни западного общества служит дифференцированный подход к разным его течениям, сформировавшимся на основе сложного переплетения разных идей и концепций в неоднородной социальной структуре общества, сложившейся на конкретном историческом этапе. Так, структурная сложность либерализма и консерватизма, наличие различных течений в данных идеологиях обусловили существование различных взглядов на социально-политические, экономические и духовные проблемы и их решения, а также задачи государства в реальном политическом процессе.

Это характерно и для элиты, и для средних классов западного общества. Различные тенденции, свойственные современной политической жизни и политическому сознанию, находят проявление в эволюции идеологии и сознания. Причем в сфере идеологии и сознания они реализуются по-разному.

Дифференцированный подход к анализу консерватизма требует тщательного теоретического воссоздания, реконструкции всей системы идеологических течений, учета их генезиса и взаимоотношений. Это предполагает изучение причин объективного усложнения и дифференциации идеологических течений, выявления новых тенденций в политической жизни западного общества, а также новых идейных ориентации, в русле которых формируются позиции по актуальным вопросам внешней и внутренней политики, социально-экономическим и духовным проблемам.

В этой связи существует необходимость постоянной корректировки понимания спектра идеологических течений и политического сознания современного западного общества. В современной англо-американской, европейской и российской научной литературе и политической практике при исследовании определенного спектра политических и социальноэкономических позиций и ориентации используются резные системы идентификаций, характеризующих взгляды и убеждения индивидов и социальных групп. Так, в XX в. в российской научной литературе консерватизм рассматривался как явление охранительное, тормозящее социальный прогресс, противодействующее развитию и совершенствованию человеческой личности. Например, А. А. Галкин и Г. Ю. Рахшмир определяли консерватизм как «тип политики господствующих классов антагонистического общества с соответствующей идеологической базой, который возник как реакция на Великую французскую революцию, вобрав в себя как феодальноаристократические, так и буржуазные компоненты. Консерватизм направлен против общественного прогресса, противодействуя ему разнообразными методами от провозглашения готовности к ограниченным реформам до откровенного насилия»[2]. Авторы обращали внимание и на «психологическую сторону» консерватизма, подчеркивая, что «ему придают силу и жизнеспособность глубинные традиционалистские и ностальгические тенденции, коренящиеся в психологии массовых слоев населения»[3], что глубоко неверно и не отвечает исторической реальности.

В настоящее время А. А. Галкин дает уточненную типологизацию консерватизма, вкладывая ценностный принцип, а не теорию как метод анализа. Это позволяет ему выделить пять этапов динамики консерватизма.

Первый — это начальный этап (2-я половина XVIII — первая половина XIX в.). Речь идет о введении в оборот понятия консерватизма, трудах Э. Берка, Местра, Бональда, Галлера, Мюллера (в России — Шишкова и Глинки). Выделяются также три направления в консерватизме: традиционалистский, реформистский и праворадикальный; на первом этапе доминировал традиционалистский.

Второй этап (вторая половина XIX — начало XX в.) — консерватизм накопил солидный теоретический и практический багаж, но многие его установки были архаичными в условиях левого радикализма, сдвигов в социальной структуре (разложение крестьянства). Начал набирать силу реформаторский консерватизм, а также реформировавшиеся консервативные католические организации, поддерживавшие социальные требования). В России продолжал доминировать традиционный консерватизм (Победоносцев, Леонтьев).

Третий этап (первая половина XX в.) — появление «нового консерватизма», младоконсерваторы, обновленцы — курс на создание государства-суверена с единой волей, общество-корпорация.

Четвертый этап (вторая половина XX в.) — появление и становление неоконсервативной волны, неоконсерватизма с 1960—1970-х гг. (Г.-К. Кальтенбруннер, М. Новак, в США бывшие правые либералы Д. Мойнихен, И. Кристол и др.).

Неоконсерватизм был востребован в связи с разочарованием в левых установках, неэффективностью государственного аппарата, бюрократией, потребностью в более гибких формах управления народным хозяйством. Многое было заимствовано у либералов — сокращение государственных структур, ставка на рынок и т.д.

Пятый этап, современный (с начала XXI в.) — с одной стороны, рост охранительно-фундаменталистских настроений, с другой — разочарование в управленческих методах неоконсерватизма, межцивилизационные конфликты, иммиграционные противоречия, терроризм, противоречия глобализации[4].

В современном российском консерватизме автор выделяет ценностный консерватизм[5], что не дает полную картину российского современного консервативного течения. С нашей точки зрения, в типологии следует указать современный российский неоконсерватизм, которому свойственен поиск новых политических методов и форм во взаимодействии с властью[6].

Аналогичные взгляды на типологию консерватизма характерны для К. Биденкопфа, который выделяет в нем два типа — ценностный и структурный. Первый тип основывается на убеждении, согласно которому цель общества состоит в сохранении и воплощении основных ценностей, таких как гражданское и человеческое достоинство, свобода слова, политический и идейный плюрализм, правовое государство. Второй тип исходит из того, что стабильность общества обеспечивается «не сохранением ценностей, а общественными структурами»[7].

Оригинальную типологию английскому консерватизму дает западногерманский политолог Г. Дитц. Он выделяет в нем следующие течения: «твердолобый торизм», демократический неоторизм, социальный консерватизм, торизм здравого смысла, либеральное течение и крайне националистический джингоизм[8].

Кроме указанных авторов, систематизацию консервативных идей и течений предпринимали и другие российские исследователи. В энциклопедическом словаре «Политология»[9], распространенном и часто употребляемом издании, выделяются три разновидности консервативной идеологии:

традиционализм — вид консерватизма, представители которого делают упор на необходимость сохранения социальных порядков, соблюдения моральных традиций, относящихся к рыночной экономике (Э. Берк, Ж. де Местр, Л. де Бональд);

либертаризм — его сторонники отличаются приверженностью идеям крайнего антиэтатизма, неограниченной свободы человека. Теоретики этого направления (Ф. Хайек, Дж. Роулс) считают, что права человека первенствуют над интересами коллектива, государственное вмешательство в экономику недопустимо, а государство всеобщего благоденствия — это только вариант социализма;

неоконсерватизм — по своему подходу к решению ряда важных политических и социальных вопросов близок к неолиберализму, из которого им была заимствована идея общественного развития, исторической, социальной и политической активности человека, демократизации политики и социальных отношений.

Иной подход к систематизации консерватизма предлагает А. А. Френ- кин. При определении типов консерватизма исследователь исходит из политической философии изучаемого объекта. В ней он выделяет две центральные идеи: подчинение человека государству и обеспечение политической духовной общности нации. Первая направлена на укрепление власти, вторая выполняет интегративную функцию. Реализация этих идей предусматривает «усиление политических институтов при ограничении демократии; установку на кризисные ситуации и готовность в связи с этим к чрезвычайным средствам для подавления «врага»; опору на идеологию и религию как на интеграционные структуры»1. Это и составляет основу концепции современного консерватизма, исходя из которой А. А. Френкин выделяет три главных течения в неоконсерватизме: либеральное, умеренное и правое.

Обосновывая свою типологию, ученый комментирует систематизацию консерватизма, проводимую немецкими исследованиями. В частности, он рассматривает концепцию К. Хорнунга, выделявшего в консерватизме четыре направления: либеральное (Э. Берк, Штайн, А. Токвиль, «федералисты» в США), легитимистское (де Местр, де Бональд, Лоносо Кортес), романтическое (Мюллер, Геррес) и реально-политическое (Дизраэли, Бисмарк).

Современный консерватизм К. Хорнунг систематизирует следующим образом:

ордолиберальный консерватизм — его последователи свою основную задачу видят в разрешении противоречий между рынком и бюрократией. Они выступают противниками безраздельного господства рыночных структур, отрицательно сказывающегося на человеческой нравственности, а также против тоталитарной угрозы свободам со стороны государства, если оно берет на себя неограниченные социальные функции;

католический неоконсерватизм берет свои истоки в христианской социальной философии и распространяется до универсалистских консервативных теорий, исходящих из концепции естественного права;

национал-консерватизм относится к крайне правым направлениям, его сторонники пытаются использовать идеи «консервативной революции» и ницшеанской критики культуры;

технократический неоконсерватизм связан со сменой традиционных политических теорий, когда левые заимствовали классические консервативные позиции в критике цивилизации и технического прогресса, а консерваторы обратились к проблемам науки, техники и индустриального общества;

политико-экологический консерватизм продолжает либерально-консервативную традицию, его последователи выступают за консервативные меры для сохранения правового государства;

просвещенный неоконсерватизм — его представители, в целом придерживаясь демократических идей, считают, что демократии угрожают плюрализм, социальные притязания и бюрократизация.

А. А. Френкин приводит также систематизацию консерватизма немецким теоретиком К. фон Шренк-Нотцингом:

«контрреволюционеры» — настаивают на необходимости восстановления заданного порядка, что верно и с позиции естественного права, и в философском отношении;

«либеральные консерваторы» — исходя из существующего статус- кво, выделяют опасности, возникшие перед личностью, и противостоят им;

«номиналисты» — стремятся не к восстановлению какого-то старого порядка, а к формированию нового1.

По мнению А. А. Френкина, главный недостаток приведенных классификаций — отсутствие четкого определения критериев консерватизма. Проблема систематизации англо-американского консерватизма довольно подробно рассматривалась в многочисленных работах К. С. Гаджиева. Он считает, что систематизация консерватизма, проведенная П. Ю. Рахшмиром, А. А. Галкиным и А. А. Френкиным, представляется не вполне убедительной и не отражает всю гамму консервативного течения. По его мнению, консерватизм следует рассматривать в комплексе, так как это не просто определенная политическая платформа, политический курс или политический принцип, а комплекс идей, концепций, социальных, философских и идеологических ориентации, установок, ценностей.

В своем исследовании, посвященном идеологии, К. С. Гаджиев приводит классификацию консерватизма, данную Р. Инглишем, который различал в нем следующие течения:

экономический консерватизм — представлен М. Фридменом, В. Репке и др.;

романтический консерватизм — означает приверженность прошлому, в котором присутствуют такие «нелиберальные ценности», как героизм, «разнообразие» общественной жизни и преданность общине (Э. Берк, С. Кольридж, В. Скотт, а в наши дни — Р. Керк);

скептический консерватизм — выражает глубокое недоверие к большим решениям и приверженность модусу вивенди. «Скептические консерваторы» считают, что решение какой-либо проблемы политическими средствами может привести к непредсказуемым последствиям и породить еще более сложные проблемы (Д. Юм, М. Оукшот, Дж. Сантаяна) ;

естественно-правовой консерватизм — дедуцирует принципы поведения из специфически «человеческой» природы. Его духовными предшественниками являются Аристотель, Фома Аквинский, Э. Берк;

неоидеалистический, историцистский консерватизм — его теория была сформулирована Гегелем и консервативными неогегельянцами (в наши дни воплощается в концепции «истории системы» Э. Вогелина)[10].

Современный консерватизм К. С. Гаджиев воспринимает как явление синтетическое, сложное, многослойное, в котором уживаются самые разнообразные идеи, концепции, установки и принципы. Это позволяет выделить в консерватизме три течения: неоконсерватизм; новые правые; традиционалистское, или патерналистское, течение. Особо выделяет К. С. Гаджиев и либертаризм как «разнородное и аморфное» течение. Либертаризм, в основе которого лежат идеи индивидуализма, занимает «позиции правее не только либералов, но и консерваторов». Либертаристы по своей сути являются правыми радикалами, поскольку выступают за изменение основ современной системы, за восстановление принципов индивидуализма, свободной конкуренции[11]. Их взгляды расходятся со сторонниками всех вариантов современного консерватизма, даже с теми, которые можно отнести к радикальным направлениям.

Свой вариант систематизации, в основу которого положен критерий терпимости и жесткости, давали А. Щербинин и Н. Щербинина. По их мнению, консерватизм имеет две разновидности:

культурный консерватизм — его сторонники выступают за перемены в обществе, но ратуют при этом за сохранение традиционной формы (в качестве примера такого консерватизма приводится политическое течение эпохи Тюдоров в Англии, когда образовалась партия консерваторов);

«тупой» консерватизм — в противоположность первому не удовлетворяется только формальным восприятием «основ» и не так терпим к другим точкам зрения, а требует буквального сохранения «принципов построения» старого общества[12].

Своеобразную систематизацию консерватизма предлагал В. Смо- лянский. Рассматривая эволюцию от теории конвергенции к неоконсерватизму, он условно выделяет три варианта современного консерватизма[13]: конвергентно-неоконсерватистский вариант — его видный идеолог, автор концепции «постиндустриального общества» Д. Белл считал, что социалистическое и западное общества представляют собой разновидности индустриальной системы, которые могут конвергироваться в своем экономическом развитии и дать тип новой централизованно-децентрализованной рыночной системы;

Собственно неоконсерватистский вариант — построен на утверждении, что современное западное общество — это такое образование, где должны исключаться любые попытки его изменения, а его развитие основывается исключительно на традициях и привычках;

неоконсервативно-глобалистский вариант — идентифицируется с конкретной исторической ситуацией; охватывает все идеологии, представляющие интересы всего человечества.

По нашему мнению, из всех многочисленных классификаций консерватизма, предложенных российскими исследователями, наиболее объективной является типология К. Хорнунга. Однако и она страдает неполнотой в систематизации современного консерватизма. В данном исследовании именно классификация К. Хорнунга берется за основу, но дополняется такими существенными направлениями, как «культурный консерватизм» и «либеральный консерватизм», идеологом которых признается Эдмунд Берк. Однако произошедшие политические, социальные, экономические изменения дают основание говорить о новом типе неоконсерватизма — постнеоконсерватизме, который учитывает политические реальности последнего времени.

В большинстве западных вариантов современного консерватизма выделяют неоконсерватизм, «новых правых», традиционалистский, или патерналистский, консерватизм. В отличие от представленной типологии, политологи Гарварда (США) дают свою типологию консерватизма — культурный, либеральный, социальный, национальный, палеоконсерватизм, либертарианский[14]. Однако отметим, что позиции отдельных группировок «новых правых» и неоконсерваторов в ряде стран по многим вопросам настолько далеки, что их вряд ли стоит объединять в общее радикальное течение консерватизма. Эта часть современных консерваторов, скорее, тяготеют к либертаристам.

Большинство консерваторов, учитывая изменения, произошедшие за последние десятилетия в структуре общества, осознают невозможность демонтажа механизмов государственного регулирования и возврата к системе, основанной всецело на принципах свободного рынка и неограниченной конкуренции. Это четко проявляется при анализе их позиций в отношении программ социальной помощи, являющихся одним из важнейших объектов критики. По мнению неоконсерваторов, чрезмерно разросшиеся программы социальной помощи разрушают принцип опоры каждого человека на самого себя, на собственные силы и воспитывают в людях иждивенческие настроения.

Консервативная идеология ярко проявила себя во второй половине 70-х — 80-х гг. XX в. Так, один из идеологов неоконсерватизма И. Кристол писал, что «неидеологическая политика — это безоружная политика»[15]. Исходя из таких установок, консерваторы в это время поставили задачу идеологического перевооружения стратегии. Д. Уотсон отмечал: «Впервые со времен Б. Дизраэли британский консерватизм охвачен идеологической лихорадкой»[16]. Идеологизация или реидеологизация консерватизма в данном случае выражается в защите его представителями принципов свободных рыночных отношений, индивидуализма, свободной конкуренции, критике государственного вмешательства, «государства благосостояния», социальных реформ.

Важнейшие положения консерватизма складывались и эволюционировали в качестве ответной реакции на изменения в противостоящих ему политических течениях. Он носил вторичный характер по отношению к либерализму, различным формам социального реформизма, а также к левому радикализму. Именно поэтому идеологические конструкции консерватизма в теории характеризовались прагматизмом. Это же можно отнести и к другой важной стороне консерватизма — поливариантности.

Особенность неоконсерватизма состоит в том, что из противника научно-технического прогресса он превратился в его убежденного сторонника. Сложилась ситуация, когда обращение к науке как средству решения стоящих перед обществом проблем стало рассматриваться в качестве защиты сложившегося положения и своего рода выражения политического консерватизма; в свою очередь, по-особому толкуемый антисциентизм стал идеологией отдельных левых и либеральных группировок, выступающих за преобразование существующей системы. Таким образом, в оценке научно-технического прогресса консерватизм и либерализм как бы поменялись местами.

«Новые правые» и неоконсерваторы делают упор на демократию как форму правления, на силовое решение внешнеполитических проблем, социокультурные и религиозные проблемы, на вопросы религиозного и культурного отчуждения. П. Уэйрич подчеркивает, что «сама суть нового правого — это основанный на морали консерватизм. Наши лозунги опираются не на экономическую теорию, а на религиозные взгляды»[17].

Религиозный и социокультурный традиционализм часто ассоциируется с социально-философским и политическим консерватизмом. Религия служила источником традиционных ценностей, связанных с культурной жизнью. Когда определенный образ жизни подвергается опасности, его религиозные и моральные компоненты оказываются опорными пунктами защиты существующей привычной системы.

«Новые правые» во многом правы, подчеркивая, что каждый народ имеет свою собственную историю, определяющую его культуру, характер, психологию, традиции, обычаи — все то, что составляет его судьбу, прошлое, настоящее и будущее. Вместе с тем любой народ, независимо от его численности и региона, существует не изолированно друг от друга, а в сообществе всех народов, составляющих в совокупности человечество. Само конструирование человечества, его существование и жизнеспособность как единого целого было бы невозможно, если бы для составляющих его народов не были характерны, помимо национальных и этнических черт, общечеловеческие черты, ценности, нормы или, как говорят «новые правые», универсальные ценности, универсальная этика.

Интерес «новых правых» и неоконсерваторов к социокультурным и морально-этическим проблемам не случаен, а имеет реальную основу. Если раньше культура рассматривалась в философском плане, то в 1960—1970-е гг. она приобрела политологическое измерение, обнаружив органическую и социально-экономическую связь. Неудивительно, что Д. Белл отдает приоритет политике перед социальной структурой и культуре перед политикой, поскольку именно культура связана с ценностями и идеалами, которые в конечном итоге формируют историю. Культура определяет социальное и политическое поведение, поэтому основа современных конфликтов — в «культурных противоречиях общества»[18].

В настоящее время западные теоретики консерватизма и неоконсерватизма предлагают следующую типологию: культурный консерватизм, либеральный, социальный, национальный, палеоконсерватизм, либертарианский[19]. Указанной типологизацией обуславливаются определяемые авторами национальные школы консерватизма: австралийская, канадская, колумбийская (латиноамериканская), германская, США[19]. Очевидно, что в данном перечне незаслуженно отсутствует французская консервативная школа, вследствие чего приходится констатировать неполноту картины европейских и американских консервативных школ.

В завершение можно подчеркнуть, что значительное место в конструкциях современного неоконсерватизма занимают проблемы свободы, равенства, власти, государства, демократии, по отношению к которым большинство западных консерваторов считают себя решительными защитниками прав человека и основополагающих принципов демократии. И. Кристол, П. Вулфовиц, Ф. Хайек, Д. Эшер, М. Олсон полагают, что политическая демократия способна выжить и функционировать в условиях экономики, основанной на принципах свободного рынка, но при этом следует учитывать экономические и социальные реальности, которые могут привести к нарастанию негативных явлений в политической системе.

  • [1] Conservative politics in Western Europe / ed. by Layton-Henry Z. L., 1982. P. 7.
  • [2] Галкин А. А., Рахшмир П. Ю. Консерватизм в прошлом и настоящем. М., С. 5.
  • [3] Там же.
  • [4] Галкин А. А. Прошлое и настоящее партий правого фланга // Политик. 2008. № 3.С. 84—95.
  • [5] Там же. С. 84, 100—101.
  • [6] Идеология русского неоконсерватизма // Правая.ru.
  • [7] Биденкопф К. Время синтеза // Мировая экономика и международные отношения.1989. № 7. С. 97.
  • [8] Dietz Н. Conservatism in Grossbritanien. Bonn, 1983. S. 17—18.
  • [9] Политология. M., 1995.
  • [10] См.: Гаджиев К. С. Эволюция основных течений американской буржуазной идеологии. М., 1982. С. 60—61.
  • [11] См.: Гаджиев К. С. Современный консерватизм: опыт типологизации // Новаяи Новейшая история. 1991. № 1.
  • [12] См.: Щербинин А., Щербинина Н. Консерватизм: удила или путы // Вестник высшей школы. 1992. № 1.
  • [13] См.: Смолянский В. Развеянные мифы советологов. М., 1981.
  • [14] PoliticalTheory / Calstatela/edu/dep/pol.sci/contract.htm.
  • [15] Commentary. 1984. February. Р. 45.
  • [16] Watson J. The idea of liberalism: Studies for a new map of politic. L., 1985. P. 162.
  • [17] Wayrich P. On the new right. N.Y., 1982. P. 8.
  • [18] См.: Bell D. The Cultural Contradictions of conservatism. N.Y., 1976.
  • [19] Cm.: Political Theory / Calstatela/edu/dept/pol.sci/contract.htm.
  • [20] Cm.: Political Theory / Calstatela/edu/dept/pol.sci/contract.htm.
 
<<   СОДЕРЖАНИЕ ПОСМОТРЕТЬ ОРИГИНАЛ   >>