Полная версия

Главная arrow Документоведение arrow Искусство юридического письма

  • Увеличить шрифт
  • Уменьшить шрифт


<<   СОДЕРЖАНИЕ   >>

5. Канцелярит. Штампы и клише

Канцелярит

Несмотря на формализованность юридического письма, связанную с его принадлежностью к официально-деловому стилю, несмотря на жесткие требования к отбору слов и манере изложения, язык юридического документа должен быть живым. Один из наших страшных врагов — канцелярит, понятие, как уже отмечалось в самом начале, введенное в русскую речь К. Чуковским. Канцеляритом называют речь, состоящую из канцеляризмов, т.е. словесных штампов, шаблонных формул официально-делового стиля.

Канцеляризм речи проявляется в таких словах и словосочетаниях как "вышеизложенный", "получив нижеследующее", "при наличии", "за неимением", "во избежание", "ввиду отсутствия", "означенные документы", "иметь место", "во исполнение", "поскольку при наличии вышеуказанной ситуации" и т.п.

Канцелярский оттенок придает тексту использование вместо глаголов отглагольных существительных, не имеющих категорий времени, вида, наклонения, лица и залога. На них часто указывают как на образец "стилистической дефектности"[1].

"Когда мы выражаем с помощью существительных то, что обычно выражается глаголом, — пишет О. Эсперсен, — наш язык становится не только более абстрактным, но и более неясным..."[2]. Чтобы убедиться в справедливости этого замечания, достаточно сравнить два выражения: "общество произвело перечисление денежных средств" и "общество перечислило денежные средства". Канцелярское звучание фраза приобретает также в результате употребления страдательного залога вместо действительного (о чем речь пойдет ниже), в результате нанизывания одинаковых падежных форм ("отцовство супруга матери ребенка") и неоправданного употребления отыменных предлогов ("по линии", "в разрезе", "в части", "в силу", "в целях" и др.).

Но какая гадость чиновничий язык! Исходя из того положения... с одной стороны... с другой стороны — и все это без всякой надобности. "Тем не менее" и "по мере того" чиновники сочинили. Я читаю и отплевываюсь.

А. П. Чехов

"Так что же он такое, канцелярит?" — спрашивает Н. Галь и дает следующий ответ, поясняя, что у канцелярита есть точные приметы:

Это — вытеснение глагола, то есть движения, действия, причастием, деепричастием, существительным (особенно отглагольным!), а значит — застойность, неподвижность. И из всех глагольных форм пристрастие к инфинитиву.

Это — нагромождение существительных в косвенных падежах, чаще всего длинные цепи существительных в одном и том же падеже — родительном, так что уже нельзя понять, что к чему относится и о чем идет речь.

Это — обилие иностранных слов там, где их вполне можно заменить словами русскими.

Это — вытеснение активных оборотов пассивными, почти всегда более тяжелыми, громоздкими.

Это — тяжелый, путаный строй фразы, невразумительность. Несчетные придаточные предложения, вдвойне тяжеловесные и неестественные в разговорной речи.

Это — серость, однообразие, стертость, штамп...[3]

Считается, что о канцелярите или канцеляризмах следует говорить, когда приведенные примеры и подобные им выражения употребляются в речи, которая не связана нормами официально-делового стиля[4]. По крайней мере, именно в таком

смысле употреблял термин "канцелярит" К. И. Чуковский. В официально-деловом письме полностью избежать канцеляризмов, действительно, невозможно, да и не всегда нужно. Однако и в этом случае, в частности, в юридическом письме злоупотребление бюрократическими оборотами также неприемлемо. Это делает нашу речь убогой и казенной.

В последнее время употребление канцеляризмов и штампов в нашей речи[5] снижается, тем не менее, полностью преодолеть этот "недуг" нам не удалось. Приведенная ниже фраза, хотя и была написана в 2004 г., напоминает чеховское "неприлепление ею шестикопеечной марки":

Определением арбитражного суда первой инстанции в принятии предварительных обеспечительных мер было отказано со ссылкой на отсутствие оснований считать, что непринятие испрашиваемых мер может затруднить или сделать невозможным исполнение судебного акта по указанному делу.

В юридических текстах мы по-прежнему можем встретить фразы, подобные, например, таким: "оспариваемый судебный акт подлежит оставлению без изменения", "серьезное подкрепление данный тезис получил вследствие принятия Президиумом ВАС постановления...". По-прежнему типичной для нашей письменной речи является обезличенное предложение с отглагольными существительными вместо глаголов и нанизанными падежами:

При этом в контракте указывалось, что конкретные сделки по купле-продаже определяются в соответствующих приложениях или дополнениях..., а оформление приложения или дополнения осуществляется посредством направления покупателем заявки на поставку... и акцепта данной заявки продавцом.

  • [1] Винокур Г. О. Указ. соч. С. 34.
  • [2] Jespersen О. The Philosophy of Grammar. London, 1925. P. 139 (Цит. no: Винокур Г. О. Указ. соч. С. 56).
  • [3] Галь Н. Указ. соч. С. 29.
  • [4] См.: Голуб И. Б. Стилистика русского языка. С. 71.
  • [5] См.: Голуб И. Б. Стилистика русского языка. С. 76.
 
<<   СОДЕРЖАНИЕ   >>