Риск. Субъективная основа риска

Выше, говоря о риске, мы исключали из рассмотрения человека. Понятие риска выступало как синоним понятия «опасность». Во многих случаях это оправдано. Землетрясения, наводнения, ураганы происходят независимо от нашей воли. Однако есть множество других ситуаций, в которых человек является главным действующим лицом. Он может строить или не строить атомные электростанции, заниматься профилактическим ремонтом плотин или не делать этого, уделять внимание своему здоровью или пренебрегать им. В этом аспекте объективной категории «опасность» противостоит субъективная категория «риск».

Этот аспект, связанный с принятием решений, неотъемлем от восприятия риска, от его психологии. Однако психологическое восприятие риска, которое исследовано далеко не в полной мере, по сути своей парадоксально. Оно является отражением нашей культуры, нашего отношения к себе и к миру. Парадоксальность ситуации иллюстрируют данные, представленные в табл. 5.1. В ней показаны технологии и виды деятельности, а также степени риска по мнению целого ряда социальных групп и экспертов. В последней колонке приведены показатели ежегодной смертности. В соответствии с ней с большим отрывом лидирует курение, потребление алкоголя и аварии на автомобильном транспорте. Если буквально следовать критерию максимизации продолжительности жизни, то в основном на искоренение этих бед и должны быть направлены главные усилия общества.

Таблица 5.7

Результаты ранжирования степени риска разными социальными группами

Технологии и вид деятельности

Геометрическое среднее для групп

Бизнес

мены

Сту

денты

Члены

женского

клуба

Экс

перты

Ежегодная

смертность

Ядерная энергетика

1*

1

8

20

100

Наземный транспорт

2

5

3

1

50 000

Огнестрельное оружие

3

2

1

4

17 000

Курение

4

3

4

2

150 000

Езда на мотоцикле

5

6

2

6

3000

Потребление алкоголя

6

7

5

3

100 000

Частная авиация

7

15

11

12

1300

Работа в полиции

8

8

7

17

160

Пестициды

9

4

15

8

Хирургия

10

11

9

5

2800

Работа пожарным

11

10

6

18

195

Большие конструкции

12

14

13

13

1100

Охота

13

18

10

23

800

Баллончики с аэрозолем

14

13

23

26

Альпинизм

15

22

12

29

30

Езда на велосипедах

16

24

14

15

1000

Коммерческая авиация

17

16

18

16

130

Электрическая энергия

18

19

19

9

14 000

Купание в водоемах

19

30

17

10

3000

Противозачаточные

средства

20

9

22

11

150

Горные лыжи

21

25

16

30

18

Окончание табл. 5.1

Технологии и вид деятельности

Геометрическое среднее для групп

Бизнес

мены

Сту

денты

Члены

женского

клуба

Экс

перты

Ежегодная

смертность

Рентген (медицина)

22

17

24

7

2300

Футбол (травмы)

23

26

21

27

23

Железные дороги

24

23

20

19

1950

Пищевые консерванты

25

12

28

14

Пищевые красители

26

20

30

21

Мотокары

27

28

28

28

24

Антибиотики

28

21

26

24

Домашняя аппаратура

29

27

26

22

200

Вакцинация

30

29

27

25

10

* Ранг 1 соответствует наиболее опасной технологии.

Примерно такую же картину дают данные Американской ассоциации врачей. В соответствии с ними, наибольшее число жизней в США уносят сердечно-сосудистые заболевания, рак, инсульты, неверное лечение пациентов. Несчастные случаи, аварии, катастрофы и стихийные бедствия, вместе взятые, занимают в этом списке лишь пятую позицию. Отличается от «очевидной», последней колонки и реальная практика управления риском в США. Затраты на спасение одной человеческой жизни при осуществлении специальных программ варьируются от нескольких десятков тысяч долларов до нескольких миллионов.

Интерес представляют и другие колонки табл. 5.1, показывающие, как общество относится к риску. При этом ядерная энергетика, смертность от которой весьма невелика, в представлении студентов и бизнесменов выходит по степени опасности на первое место, а употребление алкоголя смещается на шестое и седьмое. Ранее такое положение дел связывали с несовершенством формируемой в ходе образования картины мира, с предрассудками, со средствами массовой информации, «отражающими действительность в кривом зеркале».

Однако существует и другая точка зрения. Возможно, субъективные алгоритмы оценки риска гораздо сложнее и эффективнее, чем кажутся на первый взгляд. И прежде чем вводить формализованные, «искусственные» правила оценки риска, полезно понять «естественные». В самом деле, алкоголизм локализован во времени (в пределах одной человеческой жизни) и в социальном пространстве (он связан обычно с одним человеком и его близкими). Для него существует большой арсенал профилактических и лечебных мер. Он в большой степени связан с выбором образа жизни самим человеком. Обратная ситуация имеет место с атомной энергетикой. С последствиями уже принятых решений придется иметь дело далеким потомкам, локальные действия в этой сфере могут коснуться очень многих, да и от выбора одного человека здесь зависит немногое. Кроме того, эта технология является сравнительно новой, множество острых проблем в ней не решены, отдаленные последствия ее использования не очевидны. Поэтому в интуитивно высокой оценке ее опасности в сравнении с другими рисками есть своя логика.

Более того, если обратиться не к простейшему одномерному ранжированию, когда риск характеризуется одним числом, а к «плоскости рисков», используемой рядом экспертов, то интуитивные предпочтения студентов и бизнесменов (см. табл. 5.1) уже не будут казаться столь странными и не адекватными реальной ситуации. Действительно, новые риски, эффективные меры для противодействия которым пока не найдены, должны идти с гораздо большим приоритетом. На практике это так и происходит. Исследования, проведенные известным специалистом по математической психологии В. Ю. Крыловым, подтверждают этот вывод. На основе соответствующих методик можно установить, какова геометрия субъективных пространств, сколько переменных на самом деле сравнивает человек, чтобы установить, насколько одно событие опаснее другого.

Выяснилось, что субъективное пространство, связанное с категорией «риск», действительно двумерно. При этом обычно одна переменная характеризует объективную угрозу, а другая — степень вовлеченности человека в создание или предотвращение опасной ситуации. Очевидно, это коррелирует с «невидимостью» (неизвестных рисков) и «неконтролируемостью» рисков, например, глобальных катастроф.

Можно выделить два принципиально разных подхода к принятию решений, касающихся безопасности техногенной сферы и защиты от природных катастроф. Первый идет «от человека», второй — «от существа проблемы».

При первом подходе эксперты или лица, принимающие решения, четко представляют себе, как следует действовать в конкретных различных случаях. И задача состоит в том, чтобы, опираясь на формальные методы и компьютерные системы, верно ставя перед ними вопросы и обсуждая различные модельные ситуации, извлечь это знание, очистить его от внутренних противоречий и на этой основе строить решающие правила и оценивать возможные варианты действий. При реализации ряда крупных технологических проектов, связанных с объектами повышенной опасности, с необходимостью согласования интересов многих сторон, такие процедуры оказались весьма эффективными. Они особенно нужны, если мы предполагаем подходить индивидуально к каждому объекту и принимаемому решению.

При втором подходе мы формируем общие принципы, применяемые ко многим разнородным объектам, соответствующие нормы и методики, а затем закрепляем их в законодательных актах. Этот подход более прост и нагляден, чем первый, но менее конкретен и гибок.

По-видимому, при анализе управления риском необходимо, прежде всего, решить важный методический вопрос — когда следует отдавать предпочтение первому, а когда второму подходу.

Разумеется, многие проблемы, связанные с управлением рисками, достаточно очевидны и не требуют привлечения формальных методов и научного анализа. К примеру, и практика, и учебники убеждают в том, что контролирующие или инспекционные органы не могут быть юридически или фактически подчинены тем службам и ведомствам, которые они призваны контролировать (например, Высший аттестационный комитет до сих пор подчинен Министерству образования и т. д.). Иначе падает эффективность деятельности соответствующих структур, а с ней — и степень безопасность. Реализация многих других подобных положений — это вопрос не науки, а практики.

Таким образом, понятие риска означает меру опасности. Оно, в отличие от ставшей уже классической мерой объективной возможности появления каких-либо событий — вероятности, является более общей мерой безопасности и надежности.

В геоэкологии безопасность — свойство, определяющее риск потерь устойчивости, равновесия и живучести экосистемы и ПТС. Под безопасностью понимается совокупность действий, состояний и процессов, прямо или косвенно не приводящих к жизненно важным ущербам (или угрозам таких ущербов), наносимых ПТС.

Во многих случаях понятие риска выступает как характеристика, показатель безопасности. Например, катастрофические природные процессы — землетрясения, цунами, ураганы и порождающие их первичные космические события (26 декабря 2004 г. подводное извержение и цунами вызваны взрывом сверхновой звезды очень большой мощности) — взаимосвязаны по принципу «домино» и происходят без участия человека.

Но и эти катастрофические процессы, и многие другие в техносфере могут быть результатом деятельности человека. Тогда риск оценивается субъективно, так как для этих факторов не разработаны алгоритмы его оценки (см. табл. 5.1).

Подобные космические и природные катастрофы без техногенного фактора или с ним обычно имеют четко выраженный цепной характер их протекания. События и явления высшего порядка вызывают появление чрезвычайных и катастрофических событий более низких иерархических уровней. При этом разрушительное действие инициирующего события многократно усиливается на конечных этапах, особенно при вовлечении в процесс энергонасыщенных компонентов техносферы.

Без надлежащей системы мониторинга природной среды и определения зон чрезвычайных экологических ситуаций с помощью современных методов исследования, включая контактные и бесконтактные космические радиолокационные станции, такие природные катаклизмы наносят невосполнимый материальный ущерб и гибель большого количества людей (26 декабря 2004 г. природная стихия океана — цунами унесла по неполным данным 300 000 жизней).

Риск — обязательный компонент существования человеческой цивилизации. По результатам анализа объективных критериев риска потенциальных факторов (природных и техногенных) разномасштабных ПТС по международной договоренности принято считать, что действие техногенных опасностей (технический риск) должно находиться в пределах 10-7—10-6 (смертельных случаев чел.-1 • год-1).

 
Посмотреть оригинал
< Пред   СОДЕРЖАНИЕ   ОРИГИНАЛ     След >