Зооморфная модель

Мифологическое сознание часто наделяло Вселенную либо обликом, либо теми или иными чертами различных животных, которые играли в жизни древних огромную роль. Отличительной чертой всех без исключения архаичных религиозно-мифологических воззрений является неодолимое тяготение к конкретности. Ограниченный и однообразный опыт повседневного бытия, состоявшего из изнурительной борьбы за выживание, давал весьма мало возможностей для формирования абстрактных понятий. Каждой отвлеченной категории придавался наглядный и осязаемый облик. Несовершенный опыт говорил человеку, что ни один из реальных предметов не может держаться “ни на чем”. В соответствии с логикой здравого смысла человек приходил к убеждению, что Вселенная должна покоиться на определенной опоре. За этим возникал вопрос: а на чем держится эта опора? Приходилось делать весьма сложные построения. Так, по мусульманской картине мироздания, Вселенная опирается на голову ангела, однако поскольку его ноги висели в пустоте, Аллах велел принести из рая красный рубин и подложить его под ноги ангела. Но так как и для рубина была нужна опора, из рая был приведен огромный бык (одни лишь его рога равнялись по длине пространству от основания семи земель до небесного свода), между лопатками которого и был помещен чудесный камень. Для поддержки быка Аллах сотворил огромное судно длиной в пятьсот пятьдесят лет пути. Судно же, в свою очередь, было помещено на спину гигантской рыбы Лабонадор. Специально для нее было создано космическое море, ниже которого опять находился воздух. Но и воздух нуждается в опоре. После столь сложного построения пришлось апеллировать к высшим силам и прибегать к последнему аргументу: Вселенная держится волею божества, которое, в силу всемогущества, не нуждается в опоре и поддержке, обретая их в самом себе.

Поскольку мироздание — вещь громоздкая и тяжелая, ее опора должна соответствовать по мощи и обладать сверхъестественными качествами. Ориентируясь на эти установки, мифологическая мысль выбирала для этой роли животных, поражающих воображение своими размерами и силой.

Мнение о том, что Земля держится на слонах, зародилось в Древней Индии и уже оттуда проникло на Запад. По разным вариантам легенды, число слонов разнится, но чаще всего их насчитывают семь или четыре. Другим могучим животным, претендовавшим на роль опоры мироздания, был бык. Киргизы в старину полагали, что Земля утверждена на огромном сивом быке. Те же представления зафиксированы и у многих других тюркских народов, от Поволжья до Кавказа и Крыма. Еще шире распространены легенды, по которым опорой мироздания считалась одна или несколько гигантских рыб, плавающих в мировых водах. Рыбы — опоры мироздания — фигурируют в легендах бурят, якутов, в алтайских поверьях, у эвенков, в мордовской мифологии, в традиционных верованиях японцев. Разрушительные землетрясения объяснялись тем, что время от времени космические рыбы приходят в движение.

В некоторых мифах рыбы являются не только опорой Земли, но и самой Землей. В японских преданиях о сотворении Земли говорится, что первые острова всплыли из пучины, подобно рыбам. Очень наглядно такое представление отражено в новозеландских мифах, которые прямо говорят о сотворении Земли из выловленной Богом чудесной рыбы.

В тесной связи с этими преданиями находятся популярные в Средние века рассказы о путешественниках, которые пристали к неведомому острову. Высадившись и подивившись благодатной природе, они с ужасом обнаруживают, что почва под их ногами сотрясается и что это и не земля, а гигантская рыба. Этот сюжет присутствуют в сказках “Тысячи и одной ночи” и в фольклоре очень многих народов.

Почему именно рыба встречается так часто в образе опоры мироздания? По универсальным, распространенным во всем мире представлениям, исходным космическим элементом служит вода. Из ее первородных пучин божества извлекают первые клочки суши, вода кольцом окружает обитаемую Вселенную, именно вода и погубит в конце концов землю всемирным потопом. Объясняется это совершенно особым значением воды в глазах человека, видевшего в ней непременное условие своей жизни и потому ставившего ее на первое место среди всех мировых стихий.

Мифологические образы формируются по закону подобия. В соответствии с ним, животные, подпирающие своим телом Землю, должны обладать теми же качествами, что и сама Земля, быть с ней как- то связанными. Именно это обстоятельство позволяет понять, почему столь часто в образе опоры Земли мыслились существа, с современной точки зрения весьма непритязательные. Важнейшими из них в глазах мифотворцев были лягушка, черепаха и змея. При всех различиях между ними их объединяет образ жизни. Любимыми местами обитания служат водоемы, заболоченные впадины и низины, щели и подземные норы. Защитная маскировочная окраска придает им внешнее сходство с почвой. В глазах древнего человека все это было не случайно. Столь близкое подобие этих животных земле объяснялось тем, что они являются ее прямым порождением. Люди думали, что если все остальные животные появляются обычным путем, то существа из разряда хтони- ческих (от греч. “хтонос” — “земля”) появляются на свет прямо из почвы, увлажненной дождем. Еще Плутарх был уверен в том, что мыши и лягушки сами собой рождаются из мокрого ила. Плодоносящая земля обожествлялась, параллельно формировался и культ животных, считавшихся ее воплощением. Так и получилось, что хтонические создания — лягушки, черепахи, змеи и прочие им подобные — вопреки своей ничтожной роли в жизни человека в мифологии обрели выдающееся значение.

Например, лягушка выступает в качестве повелительницы мировых вод. В австралийских, китайских, североамериканских преданиях встречается один и тот же сюжет о лягушке, которая сначала забрала, а потом отдала всю земную воду. Таким образом это существо распорядилось плодородием. Поэтому к хтоническим существам было принято обращаться с молениями об урожае. В Древнем Китае статуи лягушек устанавливались в императорских дворцах, а народы Центральной Америки назвали в честь лягушки один из знаков своего зодиака. Далее хтонические существа стали мыслиться как покровители плодородия в целом. К ним обращались с молениями о приплоде стад и даже просили помочь приобрести собственное потомство. Очень часто вместо лягушки выступает черепаха, которая с мифологической точки зрения является ее двойником. Народная фантазия наделяла их одинаковыми качествами, и культ этих животных имел много общего. За пределами Азиатского континента мифы с участием черепахи распространены в Северной Америке. Излюбленным персонажем черепаха была и у древних китайцев, близкие воззрения существовали также у корейцев. Большую роль играла черепаха в мифах Древней Индии. В средневековом индийском искусстве Вселенная изображалась следующим образом: гигантский мировой змей, обвивший мироздание кольцом, несет на себе колоссальную черепаху, на спине которой стоят четыре слона, подпирающие Землю.

Таким образом, змеи, черепахи и лягушки — постоянные персонажи мифологической системы мироздания; отождествляемые с влагой, почвой, мраком и плодородием, они мыслились существами, не просто поддерживающими Землю, но и выступающими в роли ее символических воплощений.

Значение животных в религиозно-мифологической картине мира не ограничивается одной лишь вспомогательной ролью опоры мироздания. Нередко сама Вселенная мыслилась как огромный зверь. Известный советский исследователь античной мифологии А. Ф. Лосев сделал вывод, что если та или иная стихия находится в распоряжении какого-то божества, то для мифолога — это ясное свидетельство, что некогда и само божество было данной стихией. На этот вывод можно опираться не только при анализе античных мифов, но и более древних воззрений. Мифы, в которых Земля изображается в виде животного, относятся к числу наиболее древних, когда еще недостаточно четко осознавалась грань, отделяющая один природный объект от другого. Этим объясняется, почему подобных мифов до нас дошло не много, а те, что уцелели, подверглись переработке. В одном из библейских псалмов говорится о том, что Бог распростер небо “яко кожу”. Столь странная метафора разъясняется, если обратиться к древнейшему слою библейской мифологии. Целый ряд косвенных доказательств, сохранившихся в ветхозаветных текстах, позволяют заключить, что библейским авторам был известен сюжет о том, как в процессе сотворения Вселенной бог Яхве победил в битве гигантское рыбо- или змееобразное чудовище (в разных вариантах оно именуется по-разному — Левиафан, Рахав, Таннин). Это чудовище воплощает в себе первоначальный хаос. Из него сотворен упорядоченный, пригодный для жизни мир. Различные части тела поверженного животного превратились в составные элементы Вселенной: кожа пошла на изготовление неба.

У народов, задержавшихся в культурном развитии, мифы о сотворении Вселенной из тела животного сохранялись до сравнительно недавнего времени. Так, в эпической песне народа аси, живущего на юге Китая, рассказывается о создании неба и земли из тела огромной бабочки.

Согласно преданию североамериканских индейцев тинне, мир возник из плоти мифической собаки, растерзанной великанами. Более детально этот сюжет разработан в воззрениях орочей, живущих на Дальнем Востоке. Они даже изображают схематическую карту расположения материков. Евразия рисуется в виде огромного лося, Америка — в виде фантастического дракона, остров Сахалин — в виде лосося, причем линии этой “карты” довольно точно совпадают с реальными очертаниями географических объектов.

При знакомстве с зооморфной моделью Вселенной обращает на себя внимание одна особенность — с животными отождествляется одна земля и все, что на ней находится. Не случаен и набор животных, которые служат воплощением мироздания, — большинство из них имеет прямое отношение к стихиям земли и воды. Это закономерно, ведь в глубине истории чем сильнее была зависимость человека от окружающей природы, тем проще и ограниченнее мыслилась Вселенная. Прежде чем обратить внимание на небо и заняться космологическими построениями, человек пребывал в полной уверенности, что его обитаемый мир и есть весь мир в целом.

 
Посмотреть оригинал
< Пред   СОДЕРЖАНИЕ   ОРИГИНАЛ     След >