Конфессиональные нормы регулирования социально- экономических отношений

В массовом сознании российского общества транслируются представления о том, что последователи протестантизма, православного староверчества и ислама придерживаются в трудовой сфере правил, которые помогают им достигать высоких экономических результатов, но не нарушать принципов человеколюбия и справедливости. В противовес этому, православие и буддизм якобы не обращают внимания на трудовую деятельность своих последователей, что и приводит к низкому материальному положению и социальной напряженности. Если верить этим тезисам, то в условиях явного численного превосходства в России православных (74 % по данным Левады-Центра за 2012 г.) приходится только удивляться, что наша страна вообще обладает экономическим потенциалом, а в сфере социально-экономических отношений осуществляется правовое регулирование.

Однако стереотипы массового сознания всегда содержат некоторую долю истины. В данном случае эта доля состоит в том, что в протестантизме и старообрядчестве действительно отношение к труду обосновывается несколько иначе, чем в православии. Для старообрядцев труд — это путь спасения своей души на том свете и метод спасения общины единоверцев на этом. Все старообрядцы постоянно трудятся, чтобы избранные в их рядах могли непрерывно молиться за всеобщее спасение. Труд — это ограждение от греха. Для протестантов труд — это способ богопознания. Ведь только добродетельной жизнью (трудом и бережливостью) можно приблизиться к Богу, который подает знак своего расположения верующему в виде ниспослания материального состояния, не требуя непрерывной молитвы, которую заменяет постоянный труд и бережливость.

Несомненно, что такое отношение к труду и организации потребления сказалось на социально-экономическом положении приверженцев вероучений. Старообрядцы настолько широко были представлены среди московских купцов и промышленников в конце XIX — начале XX века, что среди православных бытовало убеждение, что все купцы и промышленники — староверы. Протестантская этика, в свою очередь, оказала значительное влияние на экономический уклад стран Европы и США, определив «лицо» западноевропейского капитализма.

Отличие православного понимания труда от старообрядческих и протестантских толкований состоит в том, что, с точки зрения православия, труд — это один из многих способов реализации цели жизни, которую определил Господь: «Преуспевать в восхождении к духовному совершенству». С христианской точки зрения труд сам по себе не является безусловной ценностью. Он становится благословенным, когда являет собой соработничество Господу и способствует исполнению Его замысла о мире и человеке.

Главный смысл и цель труда раскрывается православной Церковью в следующих словах: «Однако труд не богоугоден, если он направлен на служение эгоистическим интересам личности или человеческих сообществ, а также на удовлетворение греховных потребностей духа и плоти. Священное Писание свидетельствует о двух нравственных побуждениях к труду: трудиться, чтобы питаться самому, никого не отягощая, и трудиться, чтобы подавать нуждающемуся». Другие побуждения считаются совершенно негодными. И в этом основное отличие православного отношения к труду от старообрядчества и протестантизма, которые одобряют достижение высокой прибыльности производственной деятельности и не видят ничего дурного в постановке такой цели.

Еще одно отличие православного отношения к труду от норм, принятых в старообрядчестве и протестантизме, заключается в том, что Церковь благословляет всякий труд, направленный во благо людей; при этом не отдается предпочтения никакому из видов человеческой деятельности, если таковая соответствует христианским нравственным нормам. А протестантизм подчеркивает, что коммерческая деятельность — самая лучшая для богопослушного человека. Старообрядчество же выделяет как лучшую предпринимательскую деятельность в промышленной сфере.

Православие не осуждает предпринимательство в производственной и торговой сфере, но полагает, что богоугодный труд всегда направлен на пользу как отдельного человека, так и общества в целом. Поэтому православная этика труда предписывает предпринимателям обращать своё внимание на социально-значимые проекты, даже если при этом они теряют часть своей прибыли. Тем более что для человека, живущего по православной этике, прибыль никогда не будет стоять во главе угла, а являться лишь одной (не главенствующей) из составляющих процесса. Прибыль значима только тогда, когда обеспечена чистой совестью. Православная Церковь не может оставаться равнодушной к экономическим процессам, оказывающим негативное влияние на всё человечество. Она настаивает на необходимости не только строить экономику на нравственных началах, но и посредством ее деятельно служить человеку.

Есть и моменты, которые объединяют эти христианские конфессии. Это основанные на общих принципах человеколюбия, свойственных христианству, нормы отношения к субъекту труда — наемному работнику, трудовому человеку, рядовому труженику. В Писании подчёркивается, что работник вправе пользоваться плодами своего труда: «Кто, насадив виноград, не ест плодов его? Кто, пася стадо, не ест молока от стада?.. Кто пашет, должен пахать с надеждою, и кто молотит, должен молотить с надеждою получить ожидаемое» (1 Кор. 9. 7,10). Церковь учит, что отказ в оплате честного труда является не только преступлением против человека, но и грехом перед Богом: «Не обижай наемника... В тот же день отдай плату его... чтоб он не возопил на тебя к Господу, и не было на тебе греха» (Втор. 24.1А—15); «Горе тому, кто... заставляет ближнего своего работать даром и не отдает ему платы его» (Иер. 22. 13); «Вот, плата, удержанная вами у работников, пожавших поля ваши, вопиет, и вопли жнецов дошли до слуха Господа Саваофа» (Иак. 5. 4). Нормы современного трудового законодательства, обязывающие работодателя вовремя и сполна выплачивать установленную заработную плату, берут свое начало в этих простых установлениях, выработанных обществом на заре своего существования.

Практически совпадают с христианскими по смыслу и главным принципам исламские представления о нормах регулирования трудовых отношений. Но исламские толкования, по сравнению, например, с православными, гораздо более детализированы. Причина этому заключается в социальной роли вероучения. Православие в России никогда не брало на себя всех функций государства, существовало внутри властной системы. Ислам же зародился и до сих пор в некоторых случаях существует как система, образующая государство, подменяющая его. Поэтому нормы и правила ислама создавались как нормы права, а не морали.

Главенствующее положение в исламской экономической модели занимает принцип справедливости. В исламе прописаны правила, касающиеся отношений работодателя и работника: работник имеет право на «справедливое» вознаграждение за свой вклад в производство, эксплуатация (т. е. неоплачиваемый труд) работодателем своего работника является противозаконной. Теоретически можно было бы предположить, что «справедливое» вознаграждение должно быть равно стоимости вклада работника в производство. Однако его размер сложно установить, и практически он не имел бы существенного значения при регулировании заработной платы. Тем не менее, есть ряд хадисов, из которых можно сделать вывод о качественном уровне «минимального» и «идеального» вознаграждения. Из них явно следует, что «минимальная» зарплата должна позволить работнику приобретать доброкачественную пищу в разумном количестве и одежду для себя и своей семьи, не надрываясь при этом от тяжести труда. Сподвижники Пророка считали это минимумом, необходимым для поддержания духовности мусульманского общества.

Ислам требует, чтобы работников не заставляли трудиться сверх сил и в тяжелых условиях так, чтобы это подрывало бы их здоровье и способность пользоваться доходом или шло в ущерб их семейной жизни. Если работникам поручают выполнить непосильную для них задачу, им следует предоставить помощь, достаточную для того, чтобы они справились с этой работой без серьезного напряжения. Если внимательно изучить Коран, Сунну Пророка Мухаммада, то мы увидим, что необходимость оптимального режима работы, создание соответствующих условий труда, меры с целью предупреждения травматизма на производстве — все это находится в полном соответствии с духом исламского учения. Именно такое отношение ожидается от работодателя к работникам.

Нормы буддийской трудовой морали явно менее детализированы, чем в исламе, но все равно подробны и крепко связаны с реальной действительностью. Так, говоря об обязанностях нанимателя, Будда отмечал, что он должен предоставлять наемному трудящемуся работу, соотносящуюся с его физическими и умственными силами — работу, которую он сможет выполнять, не причиняя себе вреда. Согласно концепции буддизма, наниматель должен обеспечивать работника достаточным количеством пищи и денег. Таков обычай, существующий до сих пор в некоторых частях Индии. Принцип заключается в том, чтобы давать пищу и деньги, достаточные не только для продолжения работы, но и для обеспечения работнику полной и достойной жизни. Между количеством выполняемой работы и оплатой не должно быть никакой связи. Даже если наемный работник силен и здоров, и его производительность огромна, ему не нужно платить больше, чем его более слабым или даже ленивым собратьям, он должен только получить то, в чем нуждается, в порядке вознаграждения.

В европейской системе производственных отношений установлено, что нужно награждать человека за упорную работу и наказывать тех, кто недовыполняет свою норму: сколько работы сделано, столько денег и получено. Но, хотя это и эффективный стимул для изобретательности и предприимчивости, в идеале буддист должен находить этот стимул где-то еще. Если стимулом труда выступает жадность, то человек лишь подпитывает этим загрязнение своего ума. Будда учил, что наниматель должен обеспечить наемному работнику медицинский уход и поддерживать его в старости. В наши дни этот принцип реализуется пенсиями, страховыми полисами, пособиями и т. п. Наконец, по буддизму работодатель должен делиться с наемным работником любой добавочной прибылью, которую он получает. Данная идея в современном мире реализуется в форме схем бонусов. Это только подтверждает, что учение буддизма совсем не оторвано от материального мира, а имеет прочные связи с ним.

При рассмотрении буддийской концепции трудовых отношений сразу возникает аналогия со схемой распределения продуктов труда, которая применяется в современных израильских кибуцах, считающихся воплощением принципов уравнительного социализма.

Такая организация совместного труда и соответствующая ей система регулирования трудовых отношений, которая существует в кибуцах, конечно, имеет свое основание не только в социальных утопиях, но и в нормах иудаизма. Согласно еврейскому закону, отношения между работником и работодателем рассматриваются как контракт. Его нарушение приравнивается к совершению греха — «Кто задерживает плату наемника, нарушает пять запретов: «не обижай», «не грабительствуй», «плата наемнику не должна оставаться у тебя до утра», «в тот же день отдай плату его» и «чтобы солнце не зашло, ибо он беден», — говорится в трактатах Талмуда. Поэтому работодатель обязан вовремя выплачивать заработную плату своим работникам.

Считается, что занятый множеством дел хозяин может ошибиться при расчёте. Поэтому если в конце дня работники получили плату, а один из них говорит, что ему не заплатили, и клянётся в этом — хозяин обязан заплатить, даже если считает, что уплатил ему вместе со всеми. Работнику строго запрещено использовать рабочее время для сторонних занятий — это равносильно грабежу. В свою очередь, работодатель не может заставить работника трудиться больше времени, оговорённого контрактом. Работодатель обязан уважать местные традиции и обычаи. Например, кормить работников обедом там, где это принято.

Нетрудно увидеть, что различные религиозные учения, отличаясь в конкретных деталях, пропагандируют среди своих последователей принципы справедливости в сфере трудовых отношений, понимаемых как соразмерность результатов, затрат и вознаграждения, уважение к личности, поощрение общественно полезных видов деятельности. Все эти же принципы заложены в законодательстве о труде, регулируют социально-экономические отношения уже в светском государстве. Через внеэкономическое и не силовое принуждение религиозные организации стимулируют трудовую деятельность своих последователей, влияют на выбор сферы деятельности, профессии, способов карьерного роста, направляя их в гуманистическое русло, призывая к законопослу- шанию. Поэтому конфессиональные нормы регулирования социально- экономических отношений могут быть расценены не только как предшественники, но и как союзники трудового права.

 
Посмотреть оригинал
< Пред   СОДЕРЖАНИЕ   ОРИГИНАЛ     След >