Варианты взаимосвязи религиозных убеждений и способов их выражения в поведении личности

Взаимосвязь между характером религиозных убеждений, особенностями культового поведения и основными чертами жизнедеятельности верующего человека может быть прямой и непосредственной, может быть опосредованной и может полностью отсутствовать. Современная практика показывает, что постоянное изменение характера и формы проявления этой взаимосвязи свойственно как для отдельной личности (по мере взросления или под давлением обстоятельств), так и для сообщества верующих и социума в целом.

Проблема выявления связи между религиозными убеждениями и поведением человека вызывает интерес у современных исследователей, в том числе и потому, что решение данной задачи повысит надежность прогнозирования экономической и политической активности, культурных запросов значительной части населения, состояния морально- нравственной атмосферы в обществе. Современные тренды меняют отношение общества и человека к религии. Меняется и палитра вероучений. Придерживаясь принципа методологического нейтрализма (не оценивая вероучение или деятельность организации), сосредоточимся на анализе конкретных фактов, к которым мы относим наличие большого числа верующих людей, принимающих участие в жизнедеятельности общества.

Исходным пунктом рассуждений в данном случае является тезис о взаимосвязи между характером религиозных убеждений, особенностями культового поведения и основными чертами жизнедеятельности верующего человека, которая может быть прямой и непосредственной, может быть опосредованной и может полностью отсутствовать. Современная практика показывает, что постоянное изменение характера и формы проявления этой взаимосвязи свойственно как для отдельной личности (по мере взросления или под давлением обстоятельств), так и для сообщества верующих и социума в целом.

Прямая и непосредственная связь между религиозными убеждениями и их проявлениями в деятельности — это идеал, к которому стремится любая религиозная организация. Но идеал так и остается идеалом, поскольку реальность ставит перед человеком свои задачи. Прямая и непосредственная связь всех элементов религиозности существует и выявляется тогда, когда мы имеем дело с субъектом, стремящимся реализовать все возможные проявления своей религиозности и имеющим для этого необходимые условия. К этим условиям необходимо отнести: а) существование подлинной веротерпимости в общественном сознании и отношениях; б) наличие и физическая доступность соответствующей организации и культовых сооружений; в) отсутствие враждебного окружения; г) наличие достаточных нравственных, физических сил и материальных возможностей реализовать нормы избранного вероучения у самого субъекта.

В тех случаях, когда одно или несколько этих условий не реализуется, связь между элементами религиозности нарушается. Практика показывает, что гармоничное сочетание всех названных условий достигается весьма редко. И тогда человек ищет варианты восполнения недостающих условий, реализует условный компромисс между нормами своей религии и рамками окружающей обстановки.

Например, во враждебном окружении, при отсутствии веротерпимости в обществе и других ограничениях, имеющих внешний по отношению к субъекту характер, человек не может свободно выполнять культовые предписания, хотя живёт и трудится в соответствии с требованиями своего идеала. Иллюстрацией подобной ситуации может служить обстановка в СССР периода 1937—1941 годов. Законы, регулировавшие деятельность религиозных организаций в тот период времени, были приняты с учётом всех норм современного права того периода, обеспечивающих свободу совести и вероисповеданий. Но, несмотря на данные свободы, в действительности к 1939 году вся церковная структура подверглась жесточайшему разгрому. Но даже при этом искоренить православие из сознания народных масс оказалось невозможным. По данным переписи 1937 года более 50 % граждан СССР объявили себя верующими. Эти же верующие в большинстве своем активно поддерживали идею построения справедливого социалистического общества и отважно защищали его во время Великой Отечественной войны, опираясь на нормы своей религии.

Другая ситуация складывается при отсутствии религиозного чувства — переживания образов и смыслов вероучения, когда человек соблюдает все обряды и ритуалы, организует семейный быт и трудовую деятельность по требованиям вероучения, но переживание ценностей и смыслов вероучения как сверхценностей собственного существования отсутствует. Формирование подобного типа отношения к религиозным символам рождается в результате комплексного негативного воздействия внешних условий, как, например, на исходе Смутного времени.

В это время среди православных чётко просматриваются две группы — формально верующих и верующих истово. Все это происходит на фоне появления в составе страны других вероисповедных групп, состоящих не из отдельных представителей чужих стран, а из целых народностей со своей исконной территорией и культурой. Все эти процессы приводят к концу периода Московского царства к образованию внутри только что родившейся великорусской нации двух культур и сущностей сознания: элита в отношении церковных реформ разделилась на «соглашателей» и «обновленцев» (обе эти группы признали западные по сути реформы, но сумели сыграть в них разные по степени активности роли); массы разделились на группы «равнодушных» (спокойно принявших все религиозные новшества) и «ревнителей» (отстаивавших свое представление о вере). Можно утверждать, что московский период в жизни страны стал последним, в котором можно увидеть достаточно большое количество людей, ревниво относящихся к содержанию и формам религиозной жизни. Для «равнодушных» заменителем полноты переживания религиозного чувства (которого они лишились по причине вынужденного дистанцирования от возможностей церковной практики) стало чувство национальной исключительности, вера во всемирную миссию православия и вера в божественность личности своего царя.

Ещё одна ситуация: когда сознание человека насыщено религиозными идеями и образами, он проявляет верность своим принципам в обычном поведении, но сознательно отрицает культовую практику и правила религиозной организации того вероучения, к которому себя причисляет, критикует религиозную организацию и её руководителей. Подобный тип поведения можно увидеть на примере жизни и деятельности В. С. Соловьёва, Л. Н. Толстого и др.

Содержание убеждений и особенности их поведенческого проявления формируются в течение некоторого времени, длительность которого обусловлена объективными причинами и особенностями психоэмоционального состояния человека. В результате складывается уникальный индивидуальный комплекс идей личности о высших силах, с помощью которого человек объясняет себе источники проблем реальной жизни и меры по их устранению. В этом сложном деле он рассчитывает на помощь тех высших сил, образ которых зафиксировал в своём сознании. Но вид помощи, на который человек надеется, разный и зависит от характера и степени решаемости имеющихся проблем.

Полагаем, что можно выделить пять типов взаимосвязи содержания убеждений и форм их внешних проявлений.

Первый тип. Если доминирует убеждённость в том, что высшие силы — это помощники по вызову, субъект будет искать учение, в котором есть разнообразный культ (его варианты должны «гарантировать» субъекту возможность обращения к высшим силам по разнообразным вопросам) и адаптивная мораль (система норм, приспособленная к требованиям, например, деловой активности и других современных сфер деятельности). И в этом случае внешнее проявление религиозных убеждений будет сосредоточено «внутри храма», а в повседневной деятельности (экономической, политической и др.) человек будет выглядеть вполне светски.

Второй тип. Убеждённость субъекта в том, что высшие силы предоставят ему источник блаженства, по нашему мнению, приведет его к мистицизму, к поиску медитативных техник. Он будет искать учение, которое оставляет своим адептам некоторую свободу толкований индивидуального религиозного опыта. В этом случае поведенческие характеристики будут значительно отличать такую личность от светского окружения — эпатажная или просто оригинальная манера в одежде и прическе, организации питания и быта помогает таким людям поддерживать имидж неординарности. И сферу трудовой активности такие люди выберут с учетом своих религиозных убеждений — например, творческие профессии в режиме фриланса.

Третий тип. Если субъект верит, что высшие силы контролируют его индивидуальную цель и могут выступить помощниками в её достижении, он ищет учение с чёткой моделью социальной активности, указывающей путь к успеху в этом мире, и такими требованиями в культовом поведении, которые не обременяют человека в его работе по достижению искомого успеха. Такой человек внешне выглядит светски, сознательно дозирует активность «внутри храма». От первого типа его, полагаем, будет отличать меньшая включенность в проблемы и интересы сообщества верующих (тогда как первый тип активно поддерживает и налаживает связи с другими верующими — потенциальными источниками информации о вариантах «каналов связи» с божеством).

Четвертый тип. В том случае, когда субъект считает, что высшие силы — это строгий контролёр его поведения и распорядитель грядущих наказаний или поощрений, полагаем, он будет искать такое учение, в котором ревностное выполнение предписанных норм и правил есть гарантия божественной любви и прощения прошлых прегрешений. Внешне такие убеждения проявляются в подчеркивании принадлежности к определенному вероучению — в одежде, в лексике общения как с незнакомцами, так и близкими людьми, в выборе форм трудовой деятельности и досуга (только дозволенное религией).

Пятый тип. В том случае, когда субъект уверен, что его контакт с высшими силами даёт ему шанс на обретение личного могущества и непререкаемого авторитета, то учение, которое он удостоит своим выбором, будет отличаться проповедью избранничества, элитарности. В поведении такого субъекта могут наблюдаться самые различные варианты — от конспиративной скрытности и маскировки своей вероисповедной принадлежности до ее откровенной демонстрации. Выбор варианта внешнего поведения будет зависеть от психофизиологических и когнитивно-творческих особенностей личности.

Описанные типы взаимосвязи религиозных убеждений и вариантов их внешнего проявления можно классифицировать как виды религиозности: а) религиозность адаптивной морали, или адаптивную (религия — помощник по вызову); б) религиозность мистическую (религия — источник блаженства); в) религиозность рационализированную (религия — помощник в достижении жизненной цели); г) религиозность охранительную (религия — контролер и регулятор поведения); д) религиозность избранничества (религия — источник личного могущества). В данном случае можно говорить о некоторой предсказуемости выбора вероисповедания, поскольку в разных религиозных концепциях акцентированы различные потребности человека.

Следует сказать, что взаимосвязь религиозных убеждений человека и форм их внешних проявлений — явление объективное, присутствующее постоянно. Но конкретная форма осуществления этой взаимосвязи в жизнедеятельности отдельного человека всегда субъективна и реализуется под воздействием многочисленных факторов, не все из которых могут быть сразу распознаны и учтены. Поэтому описанные типы взаимосвязи религиозных убеждений и способов их выражения в поведении личности — достаточно условные рамки, использование которых может помочь в исследовательской работе, но ни в коем случае не ставит ярлыков на конкретных людях, с их уникальным внутренним миром и личной судьбой.

 
Посмотреть оригинал
< Пред   СОДЕРЖАНИЕ   ОРИГИНАЛ     След >