Полная версия

Главная arrow Право arrow Акционерное право России

  • Увеличить шрифт
  • Уменьшить шрифт


<<   СОДЕРЖАНИЕ   >>

Глава 2. Понятие, сущность и типы акционерного общества

2.1. Понятие и основные характеристики акционерного общества. Место акционерного общества в системе юридических лиц

Легальные дефиниции акционерного общества (в основном идентичные) даются в п. 1 ст. 96 ГК РФ и п. 1 ст. 2 Закона об АО. Из них следует, что акционерное общество – это коммерческая организация (а именно хозяйственное общество), уставный капитал которой разделен на определенное число акций, удостоверяющих обязательственные права участников (акционеров) по отношению к обществу; при этом акционеры не отвечают по обязательствам общества и несут риск убытков, связанных с его деятельностью, в пределах стоимости принадлежащих им акций.

Таким образом, раскрывая суть акционерного общества, законодатель, во-первых, фиксирует его принадлежность к определенной группе юридических лиц и, во-вторых, в концентрированном виде обозначает главные характеристики акционерного общества как самостоятельной организационно-правовой формы юридического лица, причем одна часть из них (обязательственная природа прав участников, отсутствие ответственности акционеров по долгам организации) приложима и к иным юридическим лицам (например, обществам с ограниченной ответственностью), а другая (разделение уставного капитала на акции) – присуща только акционерным компаниям. Выделение в дефиниции указанных признаков далеко не случайно и имеет глубокую основу: в конечном счете в них высвечиваются сами предпосылки появления и повсеместного распространения акционерной формы предпринимательства, призванной, с одной стороны, максимально обеспечить приток и концентрацию разрозненных капиталов, а с другой – "оградить" участников от возможной ответственности в связи с неудачными результатами деятельности компании.

Уяснению сущности акционерного общества поможет последовательное рассмотрение вопросов о том: а) как в данной конструкции "преломляются" базовые признаки юридического лица; б) какое место занимает акционерное общество в современной систематике юридических лиц; в) в чем заключается уникальность изучаемой организационно-правовой формы.

Как и всякое юридическое лицо, акционерное общество может быть охарактеризовано через следующие важнейшие признаки:

  • 1) организационное единство: юридическая личность организации (от фр. "сообщаю стройный вид, устраиваю") предполагает, что она, имея внутреннюю структуру, действует в гражданских правоотношениях как единое целое. Внутренняя структурированность акционерного общества, регламентируемая законодательством и уставом (являющимся единственным учредительным документом акционерного общества), выражается прежде всего в наличии упорядоченной, "сплоченной" системы органов с собственной компетенцией, а при необходимости – также иных обособленных подразделений, в частности филиалов и представительств, действующих на основании утвержденного организацией положения (подробнее о филиалах и представительствах акционерного общества см. ст. 5 Закона об АО) . Особо стоит заметить, что акционерным обществам свойственна наиболее сложная структура организации – как с позиции набора формируемых органов, так и в ракурсе их взаимодействия;
  • 2) имущественная обособленность: акционерное общество имеет на праве собственности имущество, обособленное от имущества иных субъектов, в том числе имущества своих учредителей (участников). Учетно-бухгалтерским отражением обособленности служит самостоятельный баланс (п. 3 ст. 2 Закона об АО). Внешним проявлением рассматриваемого признака выступает также наличие у организации банковских счетов; при этом акционерное общество вправе открывать в установленном порядке банковские счета как на территории России, так и за ее пределами (п. 6 ст. 2 Закона об АО);
  • 3) самостоятельная имущественная ответственность: акционерное общество несет ответственность по своим обязательствам всем принадлежащим ему имуществом, не отвечая по обязательствам акционеров, публичных образований и их органов.

В свою очередь акционеры (а равно государство и его органы) не могут быть по общему правилу привлечены к ответственности по обязательствам акционерного общества (об исключениях из данной формулы, предусмотренных абз. 3 п. 1 ст. 2, п. 3 ст. 3 и п. 3 ст. 6 Закона об АО, см. 10.2); участники несут лишь риск убытков, связанных с деятельностью компании, в пределах стоимости принадлежащих им акций (п. 1 ст. 2, ст. 3 Закона об АО).

Некоторые авторы оспаривают обоснованность указания на риски акционеров. По мнению У. Э. Батлера, анализируемое положение "...не может быть признано верным, поскольку тем самым предполагается, что акционер так или иначе сохраняет в своей собственности те деньги или то имущество, которые он уплатил при покупке акций", риск же акционера "...заключается в том, что акции корпорации могут обесцениться. Этот риск не обязательно связан с убытками, которые может понести то или иное... общество, во всяком случае, он напрямую не связан с такими убытками" (Батлер У. Э., Гаши-Батлер М. Е. Корпорации и ценные бумаги в России и США. –М.: Зерцало, 1997. – С. 32). Представляется, однако, утверждение ученого слишком категоричным: 1) из целого ряда норм законов разного уровня однозначно следует, что акционеры утрачивают вещные права на переданное ими в оплату приобретаемых акций имущество (см. п. 2 ст. 48 и п . 1 ст. 66 ГК РФ, п. 1 ст. 2 Закона об АО); 2) акции, принадлежащие акционеру, действительно могут обесцениться, и этим акционер рискует; вместе с тем точно так же рискуют и собственники практически любого иного имущества, рыночная стоимость которого может варьироваться, причем существенно и не обязательно вследствие действий самих собственников. Думается, законодатель вовсе не исключал подобные риски, а просто сделал акцент на другом, более важном аспекте: очевидно, идея состояла, в частности, в том, чтобы развить положение об отсутствии ответственности акционеров, что сделано путем указания на характер (не ответственность, а риск!) и пределы (стоимость принадлежащих акций) возможных имущественных потерь от участия в обществе. Приобретая акции, лицо рассчитывает покрыть расходы, получая дивиденды (а при ликвидации – ликвидационную квоту); если же этого по каким-либо причинам не происходит (например, вследствие банкротства общества), акционер может понести убытки (отдал больше, чем приобрел); но в любом случае на него не может быть возложена обязанность предоставления собственного имущества для погашения корпоративных долгов.

Ограниченная ответственность общества (или "безответственность" акционеров) традиционно рассматривается в качестве одной из решающей особенностей акционерной формы предпринимательства (тем более что, как мы уже замечали, само ее появление стало во многом реакцией на запрос ограничить риски учредителей при ведении хозяйственной деятельности). В России данный принцип впервые отчетливо прозвучал еще в Указе Александра I Сенату от 1 августа 1805 г.: "Акционерная компания отвечает одним складочным капиталом, и, следовательно, ни один из акционеров ея при неудачах не теряет свыше положенного в компанию капитала", иное "совершенно противно самому существу сего рода компаний". Тем не менее данному признаку нельзя в настоящее время придавать значение главенствующего (видообразующего), ибо только риск убытков, но не ответственность несут участники и иных юридических лиц (например, коммандитисты в товариществе на вере, участники обществ с ограниченной ответственностью); достойное место рассматриваемый признак может найти только в системе признаков акционерного общества. В свое время очень точно высказался по этому поводу А. И. Каминка: "Как ни важно значение характера ответственности членов товарищества для определения его юридической структуры, как ни значительно влияние этого характера ответственности не только для всех внешних, но и для внутренних отношений, однако тот или иной характер ответственности товарищества является, в свою очередь, результатом всей совокупности отношений, связывающих предпринимателей в данное предприятие. ...Та или иная ответственность вызывается определенными причинами, но дело именно в том, что известные черты могут быть общи разным формам предприятия, крайне отличным в целом ряде других отношений"[1];

4) выступление в гражданском обороте и в суде от собственного имени: акционерная компания может от своего имени приобретать и осуществлять имущественные и личные неимущественные права, создавать и исполнять обязанности, выступать истцом и ответчиком в суде.

Средством индивидуализации акционерного общества, позволяющим "вычленить" его из массы юридических лиц, является фирменное наименование. Акционерное общество:

  • – должно иметь полное фирменное наименование на русском языке, содержащее: а) собственно наименование общества; б) указание на организационно-правовую форму; в) указание на тип общества;
  • – может иметь сокращенное фирменное наименование на русском языке, а также полное и (или) сокращенное фирменное наименование на языках народов РФ и (или) иностранных языках.

Во избежание заблуждений контрагентов акционерного общества относительно существа его правового статуса действует правило, в соответствии с которым фирменное наименование общества на русском языке не может содержать не предусмотренные законом термины и аббревиатуры, отражающие организационно-правовую форму, в том числе заимствованные из иностранных языков, если иное не установлено правовыми актами РФ (п. 2 ст. 96 ГК РФ, п. 1 ст. 4 Закона об АО).

Фирменное наименование отражается в уставе общества (ст. 54 ГК, п. 3 ст. 11 Закона об АО) и включается в ЕГРЮЛ. С момента такого включения акционерному обществу принадлежит исключительное право использования своего фирменного наименования в качестве средства индивидуализации любым не противоречащим закону способом (см. ст. 1474,1475 ГК РФ, п. 7 ст. 2 Закона об АО).

Индивидуализирующее (но не только!) значение имеет и место нахождения общества, которым в соответствии с п. 2 ст. 4 Закона об АО и п. 2 ст. 8 Федерального закона от 08.08.2001 № 129-ФЗ "О государственной регистрации юридических лиц и индивидуальных предпринимателей" является место нахождения постоянно действующего исполнительного органа.

Совокупность перечисленных признаков позволяет говорить о юридическом лице (конечно, при условии его государственной регистрации – п. 3 ст. 49 ГК РФ, п. 5 ст. 2 Закона об АО) как самостоятельном субъекте, обладающем собственной правоспособностью. В зависимости от того, вправе ли юридическое лицо иметь права и нести обязанности, необходимые для осуществления любых или только предусмотренных учредительными документами видов деятельности, принято различать общую (универсальную) и специальную (ограниченную) правоспособность[2]. Акционерная компания по общему правилу может иметь права и нести обязанности, необходимые для осуществления любых видов деятельности, не запрещенных законом, т.е. выступает как юридическое лицо с общей правоспособностью. Но в ряде случаев оно имеет специальную правоспособность: во-первых, если это вытекает из закона (например, специальная правоспособность предусмотрена да я кредитных и страховых организаций, акционерных инвестиционных фондов); во-вторых, если в учредительных документах содержится исчерпывающий (законченный) перечень видов деятельности (п. 18 постановления Пленума ВС РФ и Пленума ВАС РФ от 01.07.1996 № 6/8 "О некоторых вопросах, связанных с применением части первой Гражданского кодекса Российской Федерации"). "Неполнота" правоспособности в последнем случае, правда, легко устранима: для этого достаточно внести соответствующие изменения в устав акционерной компании.

Отдельными видами деятельности, перечень которых определяется законом, акционерное общество независимо от вида правоспособности может заниматься только на основании специального разрешения (лицензии) (п. 1 ст. 49 ГК). При этом если условиями лицензии предусмотрено требование о занятии деятельностью как исключительной, то общество в течение срока действия лицензии не вправе осуществлять иные виды деятельности, за исключением указанных в разрешении и им сопутствующих (п. 4 ст. 2 Закона об АО) (тем самым в обозначенный временной промежуток общество является носителем специальной правоспособности).

Существуют три способа реализации правоспособности юридического лица: 1) через органы, выступающие от его имени без специального на то уполномочия (п. 1 ст. 53 ГК РФ); 2) через участников юридического лица (п. 2 ст. 53 ГК РФ); 3) через представителей, которыми в том числе являются руководители филиалов и представительств организации (см. ст. 182, п. 3 ст. 55 ГК РФ, п. 4 ст. 5 Закона об АО). Акционерное общество может приобретать гражданские права и принимать на себя гражданские обязанности лишь первым и третьим способом (действия акционеров как таковых не приводят к возникновению прав и обязанностей у общества).

Срок существования акционерного общества законом не лимитируется: общество может создаваться без ограничения срока, если иное не установлено уставом (п. 5 ст. 2 Закона об АО).

В законодательстве и цивилистической теории проводятся различные классификации юридических лиц. Прежде всего, они подразделяются на коммерческие и некоммерческие организации. Акционерное общество относится к коммерческим организациям, а значит: а) в качестве основной цели деятельности оно преследует извлечение прибыли; б) полученная прибыль может быть распределена между участниками (посредством выплаты дивидендов).

Истории акционерного дела известны и акционерные компании, которые стремились к достижению только какой-нибудь культурной (духовной) цели, "не добывая прибытка своим акционерам... относясь к своему капиталу... как к средству к достижению этой цели" (Тарасов И. Т. Учение об акционерных компаниях. – М.: Статут, 2000. – С. 72–73). Исключительно некоммерческие цели может преследовать акционерное общество и по современному законодательству некоторых стран: например, в силу ст. 620 Швейцарского обязательственного закона допускается образование акционерных обществ для достижения цели, не имеющей экономической основы.

Специфическое звучание коммерческая суть акционерного общества иногда приобретала в первые годы советской власти. Так, уставом общества "Московский комбинированный куст" (1922), участниками которого являлись видные партийные деятели (Троцкий, Каменев и др.), предусматривалось, что прибыль организации не подлежит распределению среди участников, дабы не вызывать соблазна личного обогащения (см.: Функ Я. И. и др. Акционерное общество: история и теория (Диалектика свободы). – Мн.: Амалфея, 1999. – С. 532).

В "мозаике" коммерческих организаций акционерное общество (вместе с обществами с ограниченной и дополнительной ответственностью) входит в группу хозяйственных обществ, существующих наряду с хозяйственными товариществами, производственными кооперативами и унитарными предприятиями. В силу принадлежности к хозяйственным обществам непременным является формирование в акционерном обществе уставного капитала, разделяемого на доли участников.

По критерию вещного права, на котором юридическому лицу принадлежит имущество, акционерное общество относится к группе организаций, обладающих правом собственности. Некоторые юридические лица, как известно, имеют имущество не на абсолютном, а на ограниченном вещном праве – хозяйственного ведения или оперативного управления. Для акционерных обществ это исключено априори (по этому поводу, в частности, см. постановление Президиума ВАС РФ от 16.10.2001 № 5931/01)[3].

На уровне ГК РФ (п. 2 ст. 48) закреплена принципиальная классификация юридических лиц в зависимости от природы прав участников (учредителей). Акционерное общество стоит в ряду организаций, в отношении которых участники имеют обязательственные права (данный момент, как мы говорили в самом начале темы, специально отражен в легальной дефиниции акционерного общества). В соответствии с этим акционеры не имеют вещных прав на имущество общества: имущество, созданное за счет вкладов учредителей (участников), а также произведенное и приобретенное обществом в процессе его деятельности, принадлежит на праве собственности самому обществу (даже если это общество с одним участником либо его акционером выступает публичное образование) (п. 1 ст. 66 ГК РФ). Таким образом, у акционеров на праве собственности находятся только акции, которые, в свою очередь, удостоверяют обязательственные права к обществу.

Это – формально-юридическая сторона отношений собственности в акционерном обществе. Однако важно понимать, что за ней "скрываются" реальные отношения по контролю за движением капитала. Данный аспект прекрасно показан С. С. Алексеевым, выделяющим три слоя отношений собственности: "право каждого акционера на акции; право акционерного общества в целом на имущество...; права (фактические) владельца контрольного пакета акций". "Как только какой-либо акционер или группа акционеров... оказываются обладателями контрольного пакета акций... – указывает ученый, – это лицо или лица фактически обретают положение полных собственников всего имущества акционерного общества. То есть не только имущества, соответствующего данному пакету акций, а именно всего имущества!". При этом обоснованную настороженность и беспокойство автора вызывает то, "что поскольку отношения собственности здесь носят в основном фактический характер, они становятся неподвластными общим нормативным положениям о собственности... которые ставят собственность в строгие рамки" (Алексеев С. С. Собственность в акционерном обществе // Проблемы теории гражданского права. – М.: Статут, 2003. – С. 52, 68, 70).

Во многих иностранных правопорядках проводится деление юридических лиц на корпорации (в самом общем виде – добровольные объединения лиц на основе членства) и учреждения (не имеющие членства организации). За легальное отражение данного деления юридических лиц в ГК РФ высказывается Концепция развития гражданского законодательства РФ (в ней предлагается подразделить организации на корпорации, построенные на началах членства, и некорпоративные юридические лица, к числу которых следует отнести унитарные предприятия, фонды и учреждения, – см. п. 1.5 разд. III). В настоящее же время в отечественном праве термины "корпорация" и "учреждение" имеют узкую (и не всегда оправданную) сферу применения: государственная корпорация и учреждение являются самостоятельными организационно-правовыми формами некоммерческих организаций, причем в государственной корпорации членство как раз отсутствует, единственным ее учредителем выступает РФ (ст. 7.1 Федерального закона от 12.01.1996 № 7-ФЗ "О некоммерческих организациях"), В юридической литературе термину "корпорация" придается традиционный смысл, хотя вопрос о перечне корпоративных признаков и, как следствие, видах юридических лиц, которые могут быть причислены к корпорациям, сохраняет дискуссионность; бесспорным, пожалуй, является лишь отнесение к корпорациям акционерных обществ как юридического лица, основанного на имущественном участии и существующего независимо от изменения состава участников.

Арбитражный процессуальный кодекс РФ к корпоративным. относит споры по поводу создания, управления или участия в любой коммерческой организации, а также в некоторых некоммерческих организациях – некоммерческом партнерстве, организации, объединяющей коммерческие организации и (или) индивидуальных предпринимателей, организации, имеющей статус саморегулируемой (ст. 225.1).

Плодотворными представляются выводы Н. Г. Фроловского, предпринявшего попытку систематизации юридических лиц на корпоративные организации и учреждения. Первые, в свою очередь, он подразделяет: а) на корпорации (предпринимательские – хозяйственные общества и производственные кооперативы, а также непредпринимательские) и б) организации корпоративного типа (хозяйственные товарищества, общины малочисленных народов), которые, хотя и основаны на участии (как и корпорации), зависят в аспекте дальнейшего существования от изменения (уменьшения) состава участников (см.: Фроловский Н. Г. Управление предпринимательскими корпорациями в Российской Федерации: автореф, дис. ... канд. юрид. наук. – Белгород, 2004. – С. 7, 14).

С понятием корпорации тесно связано доктринальное деление организаций "корпоративного типа" на объединения лиц и объединения капиталов [4] по критерию характера участия в юридическом лице (имущественное и (или) личное). Акционерное общество – классический "представитель" объединения капиталов, что предполагает исключительно имущественное участие акционеров в обществе. Это не следует понимать упрощенно: конечно, акционерам не безразлична судьба компании и состав ее участников, но юридически на них не возлагается обязанность принимать непосредственное личное (предпринимательское или трудовое) участие в делах организации, лично-доверительные отношения между акционерами не попадают в правовое поле (сравните, например, с правилами п. 1 ст. 73, п. 1 ст. 107 ГК РФ). Наглядными проявлениями того, что акционерное общество есть объединение капиталов, в частности, могут служить такие моменты, как: а) отсутствие среди учредительных документов учредительного договора; б) невозможность исключения акционера из общества, а также выхода из него на основании соответствующего заявления (т.е. вне связи с отчуждением акций); в) голосование на общем собрании по принципу "одна акция – один голос" (а не "одно лицо – один голос"); г) отсутствие ответственности акционеров по обязательствам компании.

Мы рассмотрели положения, относящиеся к акционерному обществу, которые в основном одновременно приложимы и к другим юридическим лицам (всем или некоторым). Уникальность же акционерной формы соединства состоит в том, что уставный капитал здесь разделяется на определенное число свободно обращающихся акций. Именно данный конститутивный признак имеет решающие значение для окончательного отграничения акционерного общества от иных юридических лиц. Заранее определенным уставным (складочным, паевым) капиталом (фондом) обладают и иные организации, но только в акционерных компаниях:

  • 1) он разделяется на доли, выражаемые через ценные бумаги – акции [5] (см. п. 1 ст. 25 Закона об АО), удостоверяющие в пределах одной категории (типа) одинаковые права; акционерное общество является монопольным эмитентом данного вида ценных бумаг;
  • 2) отчуждение долей участия (в нашем случае – акций) носит безусловный характер – оно не предполагает согласия других акционеров и общества (п. 1 ст. 2 Закона об АО). Следовательно, современное российское законодательство не признает так называемых связанных (или винкулированных) акций, под которыми понимаются непередаваемые или передаваемые с разрешения органов общества акций. Известные ограничения возникают при отчуждении акций закрытого общества (необходимость соблюдения норм о преимущественном праве акционеров и общества на приобретение таких акций). Вместе с тем и в этом случае собственно согласие (разрешение) других акционеров и общества на совершение сделки не испрашивается.

Во многом благодаря такой "технологии" решения вопроса удостоверения, приобретения и прекращения членства (помимо отсутствия ответственности участников) акционерная форма стала одним из наиболее популярных и эффективных механизмов формирования имущественной базы значительных размеров для достижения крупных хозяйственных целей: как верно подметил И. Т. Тарасов, именно "в требовании разделения капитала на доли, представляемые акциями, осуществляется основная задача акционерных компаний, заключающаяся в соединении относительно мелких средств в... громадные капиталы..."[6]. Нельзя здесь не привести и знаменитое изречение Карла Маркса, исследовавшего процессы накопления капитала при капитализме: "...накопления, постепенное увеличение капитала посредством воспроизводства... есть крайне медленный процесс по сравнению с централизацией. .. Мир до сих пор оставался бы без железных дорог, если бы приходилось дожидаться, пока накопление не доведет некоторые отдельные капиталы до таких размеров, что они могли бы справиться с постройкой железной дороги. Напротив, централизация посредством акционерных обществ осуществила это в один миг"[7].

"Кристаллизация" рассмотренных характеристик акционерного общества стала результатом не только эволюции акционерного предпринимательства, но и "борьбы" теорий, пытавшихся раскрыть сущность исследуемого института (при этом вопрос о природе акционерного общества, как правило, рассматривался в ракурсе более общей проблемы сущности юридического лица). Теоретические построения, с одной стороны, описывали реально складывающиеся акционерные отношения ("шли от жизни") (пассивная функция), а с другой – влияли на развитие акционерного законодательства, выступая научной основой этого процесса (активная, преобразовательная роль). Можно выделить следующие основные концепции юридической сущности акционерного общества:

  • 1) договорная теория (Савари, Савиньи, Тель, Дома, Потье, А. Квачевский и др.) – это наиболее ранняя концепция, суть которой состоит в признании акционерного общества товариществом, основанным на договоре и созданным совместными усилиями группы лиц для достижения общей хозяйственной цели. Утрата договорной теорией своего лидирующего значения связана с невозможностью объяснения ряда принципиальных моментов акционерной практики (существование обществ с одним акционером, изменение устава большинством голосов, а не единогласным решением и т.д.);
  • 2) теории, определяющие акционерное общество как форму реализации юридического лица (Рено, Гирке, Мейтланд и др.): они исходили из того, что юридическое лицо и товарищество – противоположные формы объединения лиц; акционерное общество не может быть товариществом, так как товарищество есть вид обязательства, предусматривающего личную заинтересованность участников друг в друге; в акционерной же компании личность значения не имеет, правовой связи между акционерами не существует;
  • 3) концепции двойственной природы акционерного общества, фундирующиеся на идее общности интересов акционера и общества. В рамках данных концепций уместно выделить два направления: а) общество есть юридическое лицо с элементами договора (Ауэрбах, А. И. Каминка, И. Т. Тарасов, Г. Ф. Шершеневич и др.); б) общество есть товарищество, для которого характерны признаки юридического лица (Унгер, Примкер, Дернбург, П. Цитович и др.);
  • 4) теории, определяющие акционерное общество в качестве выделенного (объединенного) имущества (Маарбах, Беккер, Кунтц и др.): акционерное общество является институтом, не связанным непосредственно с личностью участников, имущественный элемент преобладает над личным, а потому общество может быть рассмотрено в качестве формы имущественной общности (бессубъектного целевого имущества, персонифицированного имущественного фонда и т.п.).

В XX в. разрабатываются многочисленные социальноправовые концепции (теории "институций", "корпоративного конституционализма", отделения собственности от управления, "народного капитализма", общества как способа концентрации предприятия и др.), акцент в которых перемещается в социально-политическую плоскость; их авторы ставят задачу выявления места и роли акционерного общества в современной социально-экономической системе.

Подробнее о теориях правовой сущности акционерного общества, в частности, см.: Долинская В. В. Акционерное право: основные положения и тенденции. – М.: Волтерс Клувер, 2006. – С. 56–71; Каминка А. И. Очерки торгового права. – М.: АО "Центр ЮрИнфоР", 2002. Гл. XXI; Функ Я. И. и др. Акционерное общество: история и теория (Диалектика свободы). – Мн.: Амалфея, 1999. (Гл. 4, 7, 10, 13, 14).

Изученные особенности акционерного общества (отсутствие ответственности акционеров по долгам фирмы; возможность аккумулирования больших капиталов; "простота" приобретения и прекращения статуса акционера; относительная независимость деятельности общества от поведения его участников вследствие отделения капитала-функции от капитала-собственности и др.) объясняют причину широчайшего распространения по всему миру акционерной формы. Вместе с тем, завершая рассмотрение сущности акционерного общества, нельзя не обратить внимание и на обратную, негативную сторону данного явления, обнаружившуюся с самого начала акционерного предпринимательства. Прежде всего имеется в виду возможность так называемого нездорового учредительства, идущего "бок о бок" со спекуляцией акциями.

Один из первых и наиболее громких акционерных кризисов случился в Англии в 20-х гг. XVIII столетия. Прежде всего, он был связан с учреждением компании Южного океана и развернувшейся спекуляцией ее долями участия, когда курс акций поднимался и почти одновременно падал на сотню процентов. "Акционерная горячка" коснулась и многих иных компаний, приобретая угрожающие масштабы и иногда уродливые, трагикомичные формы: так, "одна контора открыла подписку на 1 миллион фунтов стерлингов без указания на цель компании, и подписка пошла очень успешно; вечером же, в день открытия подписки, вывешено было объявление, что подписчики могут явиться за получением обратно своих денег, так как подписка открыта была только с целью удостовериться, много ли дураков на свете. Подписывались даже на акции компании для устройства perpetuum mobile" (Тарасов И. Т. Учение об акционерных компаниях. – М.: Статут, 2000. – С. 89). В связи с этим в 1720 г. английское правительство издало Bubbles Act (закон "о мыльных пузырях"), в соответствии с которым "зловредные" предприятия, чьи учредители без разрешения со стороны государства присваивали корпоративные права и давали право свободного отчуждения долей участия, объявлялись недействительными. Весьма показательно, что закон "о мыльных пузырях" стал первым общим законодательным актом относительно акционерных обществ; таким образом, "законодательство об акционерных компаниях началось с отрицания этой формы соединства" (см.: Тарасов И. Т. Указ. соч. – С. 118–119).

Негативные процессы сопутствовали становлению акционерного предпринимательства и в других странах (во Франции они получили название "коммандитной лихорадки" и "акционерной горячки", в Голландии – "тюльпомании", что указывало на аналогию с имевшей ранее место безудержной спекуляцией при торговле луковицами тюльпанов). Акционерные кризисы, ставшие веянием времени, получили отражение в художественной литературе. Приведем поучительный отрывок из "Подростка" Ф. М. Достоевского: "Незадолго до французской революции явился в Париже некто Лоу и затеял один... проект (который потом на деле ужасно лопнул). Весь Париж ужасно взволновался; акции Лоу покупались нарасхват, до давки. В дом, в котором была открыта подписка, сыпались деньги со всего Парижа как из мешка; но и дома наконец недостало... Подписка перешла наконец на улицу, но негде было писать. Тут одному горбуну предложили уступить на время свой горб, в виде стола... Горбун согласился – можно представить, за какую цену! Некоторое время спустя (очень малое) все обанкрутилось, все лопнуло, вся идея полетела к черту, и акции потеряли всякую цену. Кто ж выиграл? Один горбун, именно потому, что брал не акции, а наличные луидоры" (Достоевский Ф. М. Подросток. Роман. – М.: ООО "Фирма "Изд-во АСТ"; Харьков: Фолио, 1998. – С. 93–94).

Не обошли стороной громкие акционерные скандалы и Россию, в том числе в новейшее время (припомним хотя бы историю с акциями акционерного общества "МММ").

Помимо прочего к недостаткам акционерной формы ведения бизнеса общественного и частного плана часто относят инертность управления, неоправданную "чрезмерность" власти крупных акционеров (чреватую порождением корпоративных конфликтов), потенциальное или реальное ослабление конкуренции (вследствие возможности значительной концентрации капиталов в акционерных обществах), высокий уровень непроизводительных затрат при создании и деятельности акционерных обществ и др. Сказанное подтверждает необходимость взвешенного (избирательного) подхода при решении вопроса об использовании конструкции акционерного общества (как при законодательном нормировании, так и в процессе предпринимательской практики), недопустимость "огульного" насаждения акционерной формы.

  • [1] Каминка А. И. Очерки торгового права. – М.: АО "ЮрИнфоР", 2002. – С. 362.
  • [2] Теория правоспособности юридического лица продолжает развиваться. В частности, в литературе предлагается специально выделять "учредительную" правоспособность акционерного общества до оплаты 50% акций, распределенных среди его учредителей, поскольку общество в этом случае не вправе совершать сделки, не связанные с учреждением (п. 3 ст. 2 Закона об АО) . См.: Полыгалова Н. А. Правоспособность акционерного общества по законодательству Российской Федерации: характер, объем, динамика: автореф, дис. ... канд. юрид, наук – М., 2005. – С. 7, 18.
  • [3] Данный и все последующие примеры из судебной практики взяты из Справочных правовых систем "ГАРАНТ" и "Консультант Плюс".
  • [4] Восходящее, кстати, еще к папе Иннокентию IV, который по аналогии с реальными и персональными сервитутами различал collegia realia и personalia (см.: Суворов Н. С. Об юридических лицах по римскому праву. – М.: Статут, 2000. – С. 65).
  • [5] Понятие акции, как видим, заключает в себе смысловую "мозаичность", ибо "совершенно ясно, – точно подмечает В. А. Белов, – что акция как нечто, на что делится уставный капитал, не может быть тем же самым, что и акция как нечто, принадлежащее акционерам и удостоверяющее какие-то права" (Корпоративное право: Актуальные проблемы теории и практики / под общ. ред. В. А. Белова. – М.: Юрайт, 2009. – С. 537).
  • [6] Тарасов И. Т Учение об акционерных компаниях. – М.: Статут, 2000. – С. 71.
  • [7] Маркс К. Капитал. Критика политической экономии // К. Маркс, Ф. Энгельс. Соч. Издание второе. – М.: Гос. изд-во полит. лит., 1960. – Т.23. – С. 642. Симптоматично, что всплеск акционирования наблюдался в связи с реализацией крупных экономических проектов (морские экспедиции, прокладка железных дорог, проекты в области страхового дела и т.п.). "Гениальность корпорации как формы организации бизнеса, – пишет Дж. Бакан, – и причина ее невиданного подъема... заключались и заключаются в способности объединять капитал, а следовательно, и экономический потенциал неограниченного количества людей" (Бакан Дж. Указ. соч. – С. 19).
 
<<   СОДЕРЖАНИЕ   >>