Полная версия

Главная arrow Право arrow Акционерное право России

  • Увеличить шрифт
  • Уменьшить шрифт


<<   СОДЕРЖАНИЕ   >>

Глава 3. История развития акционерных обществ и акционерного права в России

3.1. Появление и эволюция акционерных обществ и акционерного права в России до Октябрьской революции 1917 г.

Внедрение акционерной формы соединства на территории России произошло значительно позже, нежели в европейских странах; при этом она явилась результатом заимствования, восприятия зарубежного опыта.

Зарождение элементов акционерной формы можно наблюдать в организациях, возникших в далеком прошлом (в римских обществах откупщиков – объединений лиц, бравших на откуп государственные доходы, а также управлявших государственными имениями; средневековых горных и морских товариществах и т.д.). К прототипам же (прообразам) современных акционерных компаний нередко относят возникшие в начале XVII в. голландскую и английскую колониальные Ост-Индские компании (акции первой даже являлись предметом торгов на бирже в Амстердаме); отличительной особенностью являлось наделение этих компаний публично- правовыми, властными функциями (так, английская компания имела право вести войну и заключать мир). В литературе представлены и мнения о более раннем появлении собственно акционерных компаний: в частности, ряд ученых (например, И. Т. Тарасов) ведут отсчет истории акционерных обществ от созданного в 1407 г. Генуэзского банка. Подробнее об истории акционерных обществ и акционерного права за рубежом см. дополнительную литературу, указанную в конце раздела.

Распоряжение о создании товариществ, аналогичных западным компаниям, мы впервые встречаем в Указе Петра I от 27 октября 1699 г., по которому русским купцам надлежало "торговать так же, как торгуют иных государств торговые люди, компаниями". Однако появление в России предприятий, сходных с акционерными компаниями, относится лишь ко второй половине XVIII в. Первым хорошо проработанным проектом компании, построенной с использованием акционерных начал, принято считать проект компании для торговли с Китаем, разработанный Лоренцем Лангом (шведским инженером, состоявшим на службе у Петра I) и представленный в Правительствующий Сенат 17 сентября 1739 г. Проект, в частности, предусматривал образование капитала (2 млн руб.), поделенного на акции равной стоимости; провозглашалась свободная продажа акций по истечении трех лет после начала деятельности компании; управленскими полномочиями наделялось общее собрание, а также избираемые им директора. Вступить в компанию мог любой человек – "хотя из знатных или подлых"; тем не менее призывы правительства в 1739–1741 гг. принять участие в образовании компании оказались не услышанными и проект остался нереализованным.

Пальму первенства в череде "реальных" отечественных акционерных компаний обычно отдают Российской в Константинополе торгующей компании, учрежденной 24 февраля 1757 г. (инициаторами ее создания, кстати, на начальной стадии выступили венецианские купцы). Данная компания, получившая право монопольной торговли с Константинополем и итальянскими городами, просуществовала недолгое время – до 1762 г., но имела огромное значение "в деле насаждения принципов акционерного дела"[1].

Самой же знаменитой компанией на рубеже XVIII–XIX вв., функционировавшей не один десяток лет, считается Российско-Американская, созданная по образцу западноевропейских колониальных компаний на базе частных промысловых товариществ, учредившихся после открытия Берингом Алеутских островов и северо-западного берега Америки. Утверждение устава компании и акта о слиянии (!) промысловых товариществ, а равно дарование компании привилегий (исключительного пользования промыслами и заведениями и т.п.) состоялось в 1799 г.; в 1821 г. ей, кроме того, было предоставлено право избирать в главные правители морских офицеров сроком на пять лет и употреблять флаг с императорским гербом[2].

Первым актом в области акционерного дела, имевшим общее значение (хотя и изданным в порядке реагирования на попытки кредиторов взыскать задолженность с членов конкретной организации – обанкротившейся Санкт-Петербургской акционерной для строения кораблей компании), стал Указ Александра I Сенату от 1 августа 1805 г., в котором "...в предупреждение неправильных заключений... по другим делам компаний сего же разряда быть могущим" формулировался, как мы уже знаем из предыдущей главы, основополагающий принцип функционирования акционерных компаний – принцип ограниченной ответственности акционеров. Примечательно, что законодательное отражение данного положения в России произошло на полстолетия раньше, чем в Западной Европе (например, в Англии – лишь в 1855 г.).

Другим значимым нормативным актом стал Манифест от 1 января 1807 г. "О дарованных купечеству новых выгодах, отличиях, преимуществах и новых способах к распространению и усилению торговых предприятий", в котором закреплялась возможность создания товариществ по участкам (наряду с купеческими товариществами двух видов – полных и на вере). Товарищество по участкам определялось как товарищество, "которое слагается из многих лиц, складывающих воедино определенные суммы, коих известное число дает складочный капитал". В отличие от купеческих товариществ (другое название – торговые дома) товарищества по участкам могли возникать в исключительном порядке (с "утверждения" верховной власти и применительно к наиболее важным с позиции государства сферам хозяйства) и с участием представителей всех имущих сословий, включая дворянство (немаловажным при этом было то, что такое участие не отождествлялось с купеческой деятельностью, а потому не могло "уронить" дворянского достоинства)[3].

Названные акты (с которых и ведется история российского акционерного законодательства), конечно, не давали полноценного, комплексного регулирования акционерных отношений (они затрагивали только перечисленные аспекты – ответственности и, в самом общем виде, порядка создания). Поэтому, как и в зарубежных странах, в России первые компании образовывались и действовали не на основании общих законов, а в силу индивидуальных регламентов.

После Манифеста 1807 г. учреждение акционерных компаний (как правило, с дарованием им определенных льгот – прав на временную монопольную деятельность в какой-либо области, на освобождение от налоговых выплат и т.п.) по- прежнему продолжало носить единичный характер. Одной из самых известных компаний того периода времени явилось весьма удачное в коммерческом отношении Первое страховое от огня общество (1827 г.), получившее 20-летнее исключительное право на страхование имуществ от пожара в обеих столицах, Одессе и нескольких губерниях и просуществовавшее до 1917 г. (средний ежегодный дивиденд за первые 20 лет работы компании составил солидную по тем временам сумму – 45%)[4].

Лишь в 1830-е гг. наметился рост акционерного учредительства, который, как и следовало ожидать, сопровождался и первыми акционерными спекуляциями, получающими общественный резонанс. Показательна в этом плане переписка министра финансов Е. Ф. Канкрина с министром внутренних дел Д. Н. Блудовым: "Я не могу скрыть, – писал 5 марта 1836 г. министр финансов, – что сомнительные успехи некоторых компаний... грозят отохочиванием публики вовсе от участия в оных, тем более что немалое число людей уже разорилось от ажиотажа, почему на будущее время требуется вящая осторожность правительства, и в сем отношении лучше отказать десяти не совершенно положительным компаниям, нежели допустить одну ко вреду публики и самого дела"[5].

В таких условиях отсутствие законодательной базы становится серьезным препятствием для нормального поступательного развития акционерного дела (воспринимавшегося политической элитой как прогрессивный процесс). Отчетливое осознание этого обстоятельства подвигло правительство на разработку соответствующих правил. 6 декабря 1836 г. император Николай I утверждает окончательный вариант закона "Положение о компаниях на акциях", который впоследствии с некоторыми изменениями был включен в Свод законов Российской империи (часть I тома X) под названием "О товариществах по участкам или компаниям на акциях". Положение 1836 г. впервые в мировой практике дало достаточно развернутое регулирование вопросов образования и функционирования акционерных компаний (в Европе же первая законодательная систематизация акционерных правил произошла несколько позднее: в 1843 г. – в Пруссии, в 1844 г. – в Англии, в 1856 г. – во Франции). Поэтому утверждение о том, что "Россия является родиной акционерного законодательства"[6], – не просто красивая фраза в угоду национальной гордости.

Положение 1836 г. устанавливало, что "компании на акциях составляются посредством соединения известного числа частных вкладов определенного и единообразного размера в один общий складочный капитал, который и ограничивает круг действия и ответственности каждой из сих компаний"; тем самым законодательно были выведены все главнейшие характеристики акционерного общества (равенство и определенность вкладов, частный характер компании, ограниченность ее ответственности и др.). В целях предотвращения акционерных злоупотреблений рассматриваемое Положение, в частности: закрепляло разрешительную (концессионную) систему учреждения обществ (разрешение должно было выдаваться высшими государственными органами, проверявшими "общеполезность" компании); запрещало обществу прямо не разрешенную деятельность, выпуск предъявительских акций, а равно всякие сделки с акциями не за наличные деньги, а на срок; обязывало компании иметь запасной капитал (резервный фонд).

Положение 1836 г. стало основным (и, по сути, единственным) системным законодательным актом в акционерной сфере вплоть до 1917 г. На его основании разрабатывались уставы конкретных компаний. Однако постепенно многие предписания Положения 1836 г. (никогда не подвергавшегося серьезной корректировке!) перестают отвечать потребностям набирающего оборот акционирования; как результат, "развитие акционерного дела... совершалось как бы вне действующего законодательства или даже вопреки ему" [7] (в частности, уставами нередко разрешались акции на предъявителя), складывается ситуация параллельного существования общего и так называемого сепаратного законодательства (под сепаратным законодательством понимались уставы отдельных компаний, утвержденные государством). Специальная комиссия, созданная для подготовки нового варианта акционерного законопроекта, в 1872 г. замечала по этому поводу в объяснительной записке: "При проектировании уставов вновь утверждаемых обществ руководством служат главнейше утвержденные уставы однородных компаний; положение же о компаниях на акциях, вошедшее в Свод законов, почти вовсе не принимается во внимание; хотя в каждом уставе есть ссылка на это положение, тем не менее можно сказать, что оно существует только на бумаге и что в сущности у нас нет общего акционерного положения"[8].

Конец 1850-х гг. ознаменовался первым крупным акционерным и биржевым подъемом, совпавшим с общим оживлением экономической жизни страны (за 1857–1860 гг. возникло почти в 1,5 раза больше акционерных компаний, чем за предшествующие 20 лет). Этому подъему, опять же, сопутствовал акционерный ажиотаж: "С 1856 г., – писал И. Т. Тарасов, – начинается в России акционерная горячка в сильнейшей степени, вызванная... огромным притоком на рынок бумажных денежных знаков, искавших себе помещения после Крымской войны.... Горячка эта сопровождалась обычными симптомами, т.е. банкротствами, биржевой спекуляцией, ажиотажем, колоссальным обогащением единичных лиц, паникой, деморализацией, скандальными процессами и самоубийствами"[9]. Стремясь снизить накал акционерных злоупотреблений, правительство с начала 1859 г. встало на путь временного ограничения акционерного учредительства (в декабре 1858 г. Комитет финансов принял постановление о приостановлении образования новых акционерных компаний).

Кроме того, начиная с 1860-х гг. в условиях "беспорядочного состояния акционерного дела" [10] периодически предпринимаются попытки реформирования акционерного законодательства, но ни один из разработанных проектов нового акционерного закона (в частности, проект 1858–1861 гг., который предусматривал легализацию акций на предъявителя и срочных сделок с акциями; проект 1871–1872 гг., устанавливавший переход от разрешительной к явочной, или, по-другому, регистрационной, системе возникновения компаний; два проекта 1898–1899 гг., один из которых был разработан комиссией под председательством П. Цитовича, не приобрел законодательного статуса). Вместе с тем принимаются акты (весьма принципиальные для акционерного дела), посвященные частным вопросам. Например, Законом от 15 января 1885 г. в связи с введением сбора с чистой прибыли акционерных компаний устанавливается их обязательная публичная отчетность (краткие ежегодные балансы должны были печататься в "Вестнике финансов, промышленности и торговли"); 21 декабря 1901 г. царем утверждаются Правила "относительно общих собраний и ревизионной части акционерных компаний, а равно и состава управлений оных", направленные на упорядочение работы общего собрания акционеров и ревизионного органа, активизацию мелких акционеров и повышение их влияния.

Таким образом, в целом вопрос об акционерной реформе оказался не решенным царским правительством. Поэтому он не мог не встать перед Временным правительством сразу после Февральской революции 1917 г. Им были приняты два важных постановления – от 10 и 22 марта 1917 г., которыми отменялись законоположения, ограничивавшие деятельность акционерных компаний (относительно приобретения статуса акционеров иностранными подданными и евреями, возможности отсрочки по реализации акций и паев, а также увеличения основного капитала и др.). По-прежнему образование акционерных компаний должно было санкционироваться государством: "однако это право... было передано в полном объеме Министерству торговли и промышленности, т.е. ведомству, которое в наибольшей мере могло руководствоваться задачей промышленного развития страны. Последнее обстоятельство давало основания и буржуазии, и представителям правительства расценивать новый порядок акционерного учредительства как фактическое введение явочной системы (курсив наш. –Ю. П.)"[11].

  • [1] Каминка А. И. Акционерные компании. Юридическое исследование. Т. 1. – СПб., 1902. – С. 341.
  • [2] См.: Тарасов И. Т. Указ. соч. – С . 111.
  • [3] См.: Шепелев Л. Е. Акционерные компании в России / отв. ред. Р. Ш. Ганелин. – Л.: Наука, 1973. – С. 17–19.
  • [4] См.: Функ Я. И. и др. Акционерное общество: история и теория (Диалектика свободы). – Мн.: Амалфея, 1999. – С. 419.
  • [5] Цит. по: Шепелев Л. Е. Указ. соч. – С. 35.
  • [6] Долинская В. В. Акционерное право: основные положения и тенденции. – С. 54.
  • [7] Тарасов И. Т. Указ. соч. – С. 129.
  • [8] Цит. по: Шепелев Л. Е. Указ. соч. – С. 108.
  • [9] Тарасов И. Т. Указ. соч. – С. 111–112.
  • [10] Шершеневич Г. Ф. Учебник торгового права (по изданию 1914). – М.: СПАРК, 1994. – С. 144.
  • [11] Шепелев Л. Е. Указ. соч. – С. 328.
 
<<   СОДЕРЖАНИЕ   >>