Полная версия

Главная arrow Право arrow Акционерное право России

  • Увеличить шрифт
  • Уменьшить шрифт


<<   СОДЕРЖАНИЕ   >>

Глава 11. Приобретение статуса акционера. Реестр акционеров

11.1. Основания и порядок приобретения статуса акционера

Специфика акционерной формы проявляется в различных ракурсах, в том числе в процедурах приобретения статуса акционера. В акционерном обществе инструментом фиксации членства (в сравнении с иными юридическими лицами) выступает ценная бумага – акция. Базовым постулатом теории ценных бумаг (лежащим в основе представлений о сущности данных объектов гражданских прав и в конечном счете отражающим сами причины зарождения и распространения института ценных бумаг) является положение о неразрывном единстве судьбы прав, выраженных в бумаге, и прав на бумагу. "Права, закрепленные эмиссионной ценной бумагой, – гласит ст. 29 Закона о РЦБ, – переходят к их приобретателю с момента перехода прав на эту ценную бумагу". Не случайно, что Закон об АО говорит о правах акционеров – владельцев акций, т.е. лиц, которым акции принадлежат на праве собственности или ином вещном праве.

Основания приобретения вещных прав на акцию могут быть весьма разнообразными (приобретение по договору, в порядке наследования, вследствие реорганизации юридического лица и т.д.). Регулирование вопросов возникновения рассматриваемых прав осуществляется как общегражданским законодательством (гл. 14 ГК РФ и др.), так и специальным прежде всего законодательством о рынке ценных бумаг. Последнее, как мы помним, вводит понятия о размещении и обращении ценных бумаг (см. 6.1 учебника).

Ключевым аспектом проблематики приобретения акционерного статуса является вопрос о моменте такого приобретения. Четкое законодательное решение он нашел лишь применительно к случаям приобретения акций в процессе обращения. В соответствии со ст. 29 Закона об АО права на акцию (а значит, и права из акции) как именную бездокументарную ценную бумагу возникают у приобретателя:

  • – в случае учета прав на ценные бумаги в системе ведения реестра – с момента внесения приходной записи по лицевому счету приобретателя;
  • – в случае учета прав на ценные бумаги у лица, осуществляющего депозитарную деятельность, – с момента внесения приходной записи по счету депо приобретателя.

Обусловленность возникновения, а в дальнейшем – и реализации акционерных прав "попаданием" лица в учетную систему держателя реестра или депозитария (предметом детального обсуждения вопросы ведения реестра станут в следующем параграфе) зиждется прежде всего на характеристике акции как бездокументарной именной ценной бумаги. Права владельцев на эмиссионные ценные бумаги бездокументарной формы выпуска в силу ст. 28 Закона о РЦБ удостоверяются в системе ведения реестра – записями на лицевых счетах у держателя реестра, а в случае учета прав на ценные бумаги в депозитарии – записями по счетам депо в депозитариях; при этом осуществление прав по именным бездокументарным эмиссионным ценным бумагам производится эмитентом в отношении лиц, указанных в системе ведения реестра (ст. 29 Закона о РЦБ).

Итак, без внесения соответствующей записи в реестр право собственности на "обращающиеся" акции не приобретается, из чего исходит и судебная практика (см., например, определение ВАС РФ от 29.10.2009 № ВАС-11090/09, постановление Президиума ВАС РФ от 01.05.2005 № 10408/04). Иная ситуация имеет место в других хозяйственных обществах – с ограниченной и дополнительной ответственностью. На данные организации возлагается обязанность по ведению и хранению списка участников общества, содержание которого, в основе своей, подобно содержанию реестра акционеров. Но внесению сведений в указанный список не придается правоустанавливающее значение: доля (часть доли) в уставном капитале переходит к ее приобретателю с момента нотариального удостоверения сделки, направленной на отчуждение доли (части доли), а в случаях, не требующих нотариального удостоверения, – с момента внесения в ЕГРЮЛ необходимых изменений; вследствие этого, в частности, при возникновении споров по поводу несоответствия сведений, зафиксированных в списке, сведениям, содержащимся в ЕГРЮЛ, право на долю (часть доли) в уставном капитале устанавливается на основании сведений, имеющихся в ЕГРЮЛ (см. п. 12 ст. 21, ст. 31.1 Закона об ООО).

Более сложным является ответ на вопрос о моменте возникновения членских отношений с лицом, приобретшим акции при их размещении. Законодатель отстранился от прямого разрешения данной проблемы (несмотря на ее чрезвычайную значимость), в литературе и судебной практике единообразия взглядов не достигнуто. Нам импонирует мнение Л. Р. Юлдашбаевой о применении в порядке аналогии закона при решении вопроса о порядке приобретения прав на размещаемые акции изученных положений ст. 29 Закона о РЦБ[1] (т.е. приобретатель размещенных акций становится субъектом внутренних акционерных отношений в момент внесения записи в реестр). Такой подход, во-первых, учитывает специфику удостоверения прав на эмиссионные ценные бумаги бездокументарной формы выпуска (ст. 28 Закона о РЦБ), во-вторых, соответствует стадийности эмиссионных процессов и сущности размещения как отчуждения ценных бумаг первым владельцам (ст. 2,19 Закона о РЦБ), заключающегося в том числе во внесении приходных записей по лицевому счету (счету депо) (п. 2.5.1 Стандартов эмиссии).

Спектр мнений по рассматриваемой тематике достаточно широк; в частности, нередкими являются заявления о возможности приобретения прав из акции только после завершения эмиссии (регистрации отчета об итогах выпуска ценных бумаг). Полярность взглядов во многом проистекает из различной трактовки природы эмиссионных процессов, а также оснований и момента появления эмиссионной ценной бумаги как объекта гражданских прав. Интересные и глубокие рассуждения на этот счет, в частности, см.: Синенко А. Ю. Эмиссия корпоративных ценных бумаг: правовое регулирование, теория и практика. – М.: Статут, 2002. – С. 142–152.

Вместе с тем из рассмотренных правил о приобретении акционерного статуса при размещении акций, полагаем, имеется исключение, касающееся учредителей акционерного общества, а также лиц, становящихся участниками акционерных компаний, создаваемых в результате реорганизации. Указанные субъекты приобретают статус акционеров в момент возникновения акционерного общества (т.е. в момент его государственной регистрации как юридического лица). При ином подходе потенциально возможной была бы довольно абсурдная ситуация существования общества без акционеров (например, при неисполнении обществом обязанности по ведению реестра). Симптоматично, что датой размещения акций общества, распределенных при его учреждении, считается день государственной регистрации общества (а не дата включения учредителя в реестр акционеров!)[2].

Возникновение членства (вне зависимости от того, были приобретены акции в процессе их размещения или обращения) не означает автоматизма (безусловности) реализации основных акционерных прав. В этой связи позволительно говорить о возможности наличия у участника "усеченного" акционерного статуса. Например, акция, принадлежащая учредителю общества, не предоставляет права голоса до момента ее полной оплаты, если иное не предусмотрено уставом; до полной оплаты акций и государственной регистрации отчета об итогах выпуска (дополнительного выпуска) акций "противопоказано" заключение гражданско-правовых сделок с такими акциями.

  • [1] ЮлдашбаеваЛ. Р. Указ. соч. – С. 151. Аналогичный вывод следует из рассуждений Т. А. Еремеевой об участии приобретателей дополнительных акций в распределении прибыли общества, несмотря на незавершение эмиссии (см.: Еремеева Т. А. Указ. соч. – С. 113).
  • [2] Противоположной позиции придерживаются некоторые ученые. Так, по мнению Е. Б. Сердюка, для возникновения права членства, в том числе при учреждении общества, необходимо внесение данных об акционере в реестр. См.: Сердюк Е. Б. Указ. соч. – С. 10.
 
<<   СОДЕРЖАНИЕ   >>