Полная версия

Главная arrow Право arrow Акционерное право России

  • Увеличить шрифт
  • Уменьшить шрифт


<<   СОДЕРЖАНИЕ   >>

Глава 16. Совет директоров (наблюдательный совет) и исполнительные органы акционерного общества

16.1. Совет директоров (наблюдательный совет) как орган общего руководства деятельностью акционерного общества

16.1.1. Место совета директоров (наблюдательного совета) в системе органов акционерного общества

Совет директоров (наблюдательный совет)[1] является постоянно действующим выборным коллегиальным руководящим органом управления акционерного общества с ограниченным сроком действия. Обязательность его формирования предопределяется количественными параметрами состава акционеров. Согласно п. 1 ст. 64 Закона об АО в обществе с числом акционеров – владельцев голосующих акций менее 50 устав может предусматривать, что функции совета директоров осуществляет общее собрание акционеров (такой подход продиктован тем, что доступность и своевременность рассмотрения значимых вопросов непосредственно акционерами в обществах с небольшим количеством участников не утрачивается, а угроза ухода исполнительной "власти" из-под контроля акционеров сравнительно невелика). Поскольку часть этих функций связана с подготовкой к проведению общего собрания акционеров, в рассматриваемом случае устав должен содержать указание об определенном лице или органе общества, к компетенции которого относится решение вопроса о проведении собрания акционеров и об утверждении его повестки дня. Таким лицом (органом) может быть один из акционеров, исполнительный орган (наиболее типичный вариант), ревизор и т.д.

Нельзя не заметить, что п. 2 ст. 103 ГК РФ предусматривает обязательное создание совета в обществе с числом акционеров более 50. Как видим, кодификационный акт в отличие от Закона об АО, во-первых, допускает возможность неизбрания совета директоров и в обществах с числом акционеров ровно 50 и, во-вторых, принимает во внимание всех акционеров, а не только владельцев голосующих акций. В силу п. 2 ст. 3 ГК РФ приоритет следует отдавать предписаниям ГК РФ.

Итак, в обществах с небольшим количеством акционеров образование совета директоров носит факультативный, а в компаниях с числом акционеров более 50 – обязательный характер. При этом выводимые из закона цели и задачи данного органа управления, а равно набор решаемых им вопросов одинаков (не зависит от обязательности или факультативности создания совета).

Совет директоров занимает промежуточное (по отношению к общему собранию акционеров и исполнительным органам) место в управленческом механизме акционерной компании и призван поддерживать относительный баланс интересов различных групп (прежде всего акционеров, оперативность принятия решений которыми на общих собраниях по известным причинам невелика, и исполнительных структур, действия которых не могут быть неподконтрольными акционерам, пусть и косвенно). "В идеале, – утверждают многие современные исследователи, – основное пред назначение совета директоров видится в балансировании интересов обеих сторон, в процессе которого совет директоров выступает в роли арбитра и коммуникатора"[2].

Положение данного структурного подразделения в системе органов общества определяется через следующие его ключевые характеристики:

1) совет директоров есть орган управления, т.е. он наделен собственно управленческими функциями (функциями руководства деятельностью компании). Этот постулат выводим как из его компетенции (ст. 65 Закона об АО и др.), так и из формального причисления совета директоров к органам управления самим законодателем (см., например, абз. 2 п. 6 ст. 85 Закона об АО).

В качестве управленческой единицы совет директоров осуществляет общее руководство деятельностью общества, за исключением решения вопросов, отнесенных Законом об АО в силу их определяющего для общества и акционеров значения к компетенции общего собрания акционеров (п. 1 ст. 64 Закона об АО).

Вместе с тем в случаях, прямо установленных законом или уставом, не исключено рассмотрение советом директоров и вопросов руководства текущей деятельностью общества (вопросов, по преимуществу решаемых исполнительными органами), что вытекает из буквального толкования положений абз. 1 п. 2 ст. 69 Закона об АО;

2) несмотря на сказанное, совет директоров обладает и контрольными полномочиями, осуществляя в определенной мере надзор за работой исполнительных органов. Это проявляется в закреплении принципа подотчетности исполнительных органов совету директоров (п. 1 ст. 69 Закона об АО), в наделении совета правом определять цену (денежную оценку) имущества – предмета некоторых сделок, совершаемых от имени общества единоличным исполнительным органом (см. ст. 77 Закона об АО и др.). Наконец, совет директоров может влиять (иногда – "безгранично") на формирование и продолжение функционирования исполнительных органов (см. п. 3, 4 ст. 69 Закона об АО).

Таким образом, в настоящее время уместно говорить о дуалистическом характере функций совета – управления и контроля (правда, с "перевесом" первых), что отражает "двойное" обозначение органа – совет директоров или наблюдательный совет (при этом общество может выбрать любое из названий).

Вообще, "мировой практике известны как минимум две основные модели управления акционерным обществом: с использованием совета директоров (США, Англия) и наблюдательного совета (ФРГ). Разница между ними в том, что наблюдательный совет не может вмешиваться в хозяйственную деятельность общества, решение вопросов которой возложено на правление (менеджмент), в то время как совет директоров в значительной степени таким правом обладает либо вообще заменяет собой исполнительный орган" (Цепов Г. В. Акционерные общества: теория и практика: учеб, пособие. – М.: ТК Велби, Изд-во Проспект, 2006. – С. 159), причем контроль наблюдательного совета обычно включает проверку действий правления и с позиции коммерческой целесообразности и необходимости. Как справедливо замечает В. В. Долинская, "в результате фрагментарного и бессистемного заимствования опыта романо-германской и англо-американской правовых семей совет директоров (наблюдательный совет) представляет собой уникальную конструкцию: при отсутствии четкого определения его статуса этот орган осуществляет часть функций непосредственного управления и часть функций контроля (что нашло отражение даже в двойном названии)" (Долинская В. В. Акционерное право: основные положения и тенденции. – М.: Волтерс Клувер, 2006. – С. 524). Подобное смешение управленческих и контрольных полномочий (причем в ситуации, когда в состав совета могут входить и лица, осуществляющие руководство текущей деятельностью!) вызывает обоснованную критику (см., например: Алиева К. М. Совет директоров (наблюдательный совет) акционерного общества // Адвокат. 2006. № 2. С. 66).

В свете изложенного разумной видится проводимая Концепцией развития гражданского законодательства РФ идея закрепления более четкой структуры органов акционерного общества с ясным разделением функций управления и контроля; в этих целях необходимо отказаться от терминологической путаницы (контрольный орган должен именоваться наблюдательным советом), а также ввести запрет совмещения должностей в наблюдательном совете и правлении акционерного общества (п. 4.1.9 разд. III).

Функциональная роль совета директоров выводима из его компетенции, в которую, как указывалось, входит решение вопросов общего руководства деятельностью общества (за исключением вопросов, отнесенных Законом об АО к компетенции общего собрания акционеров). Данные вопросы не могут быть переданы на решение исполнительному органу общества ни при каких условиях (подчеркнем, что речь идет о вопросах, которые в силу закона или устава прямо отнесены к компетенции совета, а не о вопросах, которые включены в компетенцию иных органов в случаях, допускаемых законом).

Надо учитывать, что компетенция совета директоров в отличие от компетенции высшего органа управления "форматируется" не только законом, но и уставом, т.е. она может быть расширена уставом за счет сужения круга полномочий других органов, главным образом, исполнительных (возможно и ограничение компетенции общего собрания акционеров в пользу совета директоров, но только в случаях, названных в законе). Вместе с тем такое расширение, думается, не может быть всеобъемлющим, ибо совет директоров должен решать главным образом вопросы общего руководства, не вмешиваясь в текущую оперативную деятельность (не подменяя собой исполнительную "власть").

В соответствии с изложенным можно говорить о законной и уставной компетенции совета директоров. В свою очередь, в рамках законной компетенции (т.е. в рамках вопросов, непосредственно оговоренных в законе) в зависимости от обязательности разрешения того или иного вопроса только советом директоров можно выделить следующие группы:

  • 1) вопросы, которые императивно отнесены к компетенции совета директоров, а потому они в принципе не могут быть рассмотрены иными органами управления общества (кроме случаев, предусмотренных законом, например абз. 2 п. 1 ст. 64, п. 9 ст. 55, абз. 3 п. 1 ст. 77 Закона об АО). Это – большая часть вопросов компетенции изучаемого органа управления (см. ст. 65 Закона об АО);
  • 2) вопросы, которые отнесены к компетенции совета директоров диспозитивным образом. При этом они могут быть подразделены на:
    • а) вопросы, входящие в компетенцию совета директоров, если иное не предусмотрено уставом (см., например, абз. 1 п. 2 ст. 33 и подп. 17.1 п. 1 ст. 65 Закона об АО);
    • б) вопросы, образующие компетенцию совета директоров в случаях, прямо предусмотренных уставом (см., в частности, подп. 5 и 9 п. 1 ст. 65 Закона об АО).

Компетенция совета директоров детализируется в ст. 65 Закона об АО . Анализ положений данной статьи позволяет условно выделить по критерию характера решаемых вопросов следующие блоки вопросов законной компетенции:

  • 1) вопросы общего характера, связанные с определением стратегии развития компании на среднесрочную и долгосрочную перспективу, расширением ее деятельности:
    • – определение приоритетных направлений деятельности общества;
    • – создание филиалов и открытие представительств общества;
    • – принятие решений об участии и о прекращении участия общества в других организациях (за исключением ФПГ и объединений коммерческих организаций), однако устав может отнести этот вопрос к компетенции исполнительных органов;
  • 2) вопросы, касающиеся "конструирования" локальных правил: утверждение внутренних документов, за исключением документов, утверждение которых отнесено, во-первых, Законом об АО – к компетенции общего собрания и, во-вторых, уставом – к компетенции исполнительных органов;
  • 3) вопросы, связанные с обеспечением функционирования иных органов общества (общего собрания акционеров и исполнительных органов), а также сторонних лиц, деятельность которых сопряжена с акционерным статусом компании:
    • – созыв годового и внеочередного общих собраний акционеров (кроме случаев, предусмотренных п. 8–10 ст. 55 Закона об АО);
    • – утверждение повестки дня общего собрания акционеров;
    • – определение даты составления списка лиц, имеющих право на участие в общем собрании акционеров, и другие вопросы, предусмотренные гл. VII Закона об АО и связанные с подготовкой и проведением общего собрания;
    • – образование исполнительного органа и досрочное прекращение его полномочий (но лишь при прямом отнесении уставом данного вопроса к компетенции совета директоров);
    • – утверждение регистратора общества и условий договора с ним, а также расторжение договора с ним;
  • 4) вопросы имущественного плана, которые могут касаться внутренних и (или) внешних аспектов "жизнедеятельности" общества:
    • – увеличение уставного капитала, но только одним из способов – путем размещения дополнительных акций (в пределах объявленных) и только в силу специального указания на то в уставе;
    • – размещение обществом облигаций и иных эмиссионных ценных бумаг в случаях, предусмотренных Законом об АО;
    • – определение цены (денежной оценки) имущества, цены размещения и выкупа эмиссионных ценных бумаг в случаях, предусмотренных Законом об АО;
    • – приобретение размещенных обществом акций, облигаций и иных ценных бумаг в случаях, предусмотренных Законом об АО;
    • – рекомендации по размеру выплачиваемых членам ревизионной комиссии (ревизору) общества вознаграждений и компенсаций и определение размера оплаты услуг аудитора;
    • – рекомендации по размеру дивиденда по акциям и порядку его выплаты;
    • – использование резервного фонда и иных фондов общества;
    • – одобрение крупных сделок и сделок, в совершении которых имеется заинтересованность, в установленных Законом об АО случаях.

Возможны и иные, более обобщенные подразделения вопросов компетенции совета директоров в зависимости от их характера (содержания). Так, широкое распространение в литературе получила группировка на организационные (созыв общего собрания акционеров и т.п.), имущественные (увеличение уставного капитала и т.д.) и смешанные (создание филиалов и представительств и др.) вопросы.

Завершая рассмотрение материала, отметим, что проблема содержательной составляющей компетенции совета директоров продолжает сохранять свою актуальность и дис- куссионность. Так, ККП (разд. 1 гл. 3) называет в качестве основных функций совета директоров:

  • – определение стратегии развития общества и принятие годового финансово-хозяйственного плана;
  • – обеспечение эффективного контроля за финансовохозяйственной деятельностью общества;
  • – обеспечение реализации и защиты прав акционеров, а также содействие разрешению корпоративных конфликтов;
  • – обеспечение эффективной деятельности исполнительных органов общества, в том числе посредством осуществления контроля за их деятельностью.

Не все из направлений деятельности совета, рекомендуемых ККП, получили достойное легальное отражение.

  • [1] Поскольку понятия "совет директоров" и "наблюдательный совет" применительно к акционерным фирмам используются законодателем как идентичные, для краткости по тексту настоящей главы мы будем использовать первый термин.
  • [2] Цепов Г. В. Указ. соч. – С. 158.
 
<<   СОДЕРЖАНИЕ   >>