Торговые отношения Евросоюза, Японии и Китая

Япония в послевоенные десятилетия стремительно выдвинулась на роль второй, после США, экономической державы капиталистического мира, и торговля играла в этом едва ли не главную роль. Японо-европейские экономические связи стали быстро возрастать с 1960-х гг. Правда, в тот период они имели односторонний характер: Япония динамично проникала на рынки ЕЭС, но компании Западной Европы не были готовы «идти» в Японию в силу разных причин, таких как отсутствие опыта и знаний, а также в силу существования в Японии заградительных барьеров, препятствующих другим странам проникать на японские рынки.

Япония всегда внимательно следила за развитием интеграционных мероприятий в ЕС и готовилась адаптироваться к условиям, связанным с возникновением объединенного рынка в Западной Европе. При этом она неизменно исходила из того, что углубление европейской интеграции не только не будет препятствовать интересам японских корпораций, но и создаст дополнительные возможности для их успешного действия на масштабном, интегрированном едином рынке по всей Западной Европе. Для такого оптимизма у Японии имелись в те времена все основания: ее успешные предприниматели и инженеры создали мощную супериндустриальную базу на самых передовых технологиях, а превосходные менеджеры — кластерные ниши в формах прямых инвестиций в разных отраслях промышленности западноевропейских стран, успешно проникая на их рынки и обходя торговые барьеры, подготовленные Брюсселем против третьих стран. Это постоянно вызывало серьезные опасения в Западной Европе (как и в США), но к середине 1990-х гг. напряженность между Японией и ЕС значительно ослабла (вместе с сокращением торговой экспансии Японии в силу десятилетней депрессии).

Надо отметить, что относительному сглаживанию торгово-экономических противоречий между Японией и ЕС со второй половины 1990-х гг. способствовал также целый ряд мер, прежде всего предпринятых со стороны Японии: относительная либерализация в проникновении американского и западноевропейского капитала на японский внутренний рынок, а также политика стимулирования внутреннего спроса, в результате чего западноевропейский экспорт в Японию стал заметно возрастать. Для сравнения: объем экспорта ЕС в 1990 г. составил 12 млрд долл., в 2000 г. — 60 млрд, а в 2016 г. — 110 млрд долл. В Японию, в частности, экспортируются западноевропейские автомобили (в основном немецкие, а также французские, итальянские и шведские), химико-фармацевтические и продовольственные товары и др. В этом же направлении действует и осуществленная ревальвация иены, улучшившая конкурентоспособные позиции западноевропейцев в Японии. Другой фактор, ослабивший натиск Японии в Западной Европе, — это следствие ее внутренней ситуации, когда происходило непрерывное снижение темпов роста (и рецессии), в то время как в этом регионе (как и в других), стремительно растет мощь и влияние китайского экономического гиганта.

Вместе с тем в отношениях Японии с ЕС все еще продолжают существовать довольно значительные противоречия по многим вопросам торговой политики. Японская сторона обычно ссылалась на то, что протекционизм ЕС наносит ущерб прежде всего интересам сообщества, его населению и в меньшей мере самой Японии, затрудняя доступ на европейский рынок японских товаров и услуг. Япония при этом ловко использовала противоречия внутри Союза, избирательно используя рынки отдельных стран. Но в ЕС рассматривают японские компании как силу, которая серьезно может пошатнуть конкурентные позиции европейских компаний.

По мнению японской стороны, основным правилом, регулирующим рыночные отношения, должен быть свободный и безоговорочный доступ на объединенный западноевропейский рынок в любой стране и в любой форме, только тогда плоды этого рынка будут доставаться всем членам торгового сообщества. В ответ европейцы (как и американцы) утверждают, что японские стандарты (и особенно обычаи) все еще затрудняют доступ на японский рынок европейских товаров и свободную деятельность европейских компаний.

Следует отметить и то, что активное сальдо торгового баланса Японии с другими крупными торговыми партнерами существенно возрастал, начиная с 1990-х гг., особенно в торговле с ЕС и Азией, за исключением Ближнего Востока, в торговле с которым Япония постоянно находится в дефиците в связи с закупками нефти. Ситуация стала изменяться со второй половины 1990-х — начала XXI в., когда японский импорт начал сокращаться. Основной причиной этого стал слабый спрос на импортные товары в Японии из-за замедления темпов экономического роста. Особенно резко сократился импорт полуфабрикатов: например, импорт из ЕС и США — на более чем 40 % (к 2016 г.), а импорт нефтепродуктов из зоны Ближнего Востока — почти на 20 %. В 2001—2007 гг. произошел новый, хотя и незначительный, рост объема японской торговли между

Японией и ЕС. С одной стороны, этому способствовал начавшийся экономический рост в Японии, что повлекло за собой увеличение импорта из США и ЕС.

Но этот рост снова заметно сократился в 2010—2017 гг. Рост японско-европейской торговли был блокирован сокращением импорта в Германии, Франции и Великобритании, которые также являются крупными потребителями товаров и услуг, в том числе из Японии. Кризис, разразившийся в 2008 г., снова подорвал торговые позиции в Европе, и в последние годы они так и не восстановились. Отчасти это объясняется усилениями попыток Японии сохранить свои позиции в дальневосточном и азиатском регионах, где высока экспансионистская активность Китая.

Возможно, если бы не некоторые территориальные противоречия (по поводу крошечных островов, на которые претендуют Китай, Япония и Вьетнам), а также историческое недоверие и глубокие психологические проблемы во взаимоотношениях Японии с Китаем и Южной Кореей, Япония действовала бы более динамично в азиатском регионе. Но и при существовании этих факторов японские компании проявляют достаточно высокий динамизм в азиатском регионе, возможно отдавая себе отчет в том, что Япония далее не может играть роль глобального торгово-инвестиционного игрока. Эта страна явно трансформируется в региональную экономическую державу, а роль первого, доминирующего экономического игрока здесь переходит к Китаю, по всем показателям способному на роль одной из глобальных экономических держав.

 
Посмотреть оригинал
< Пред   СОДЕРЖАНИЕ   ОРИГИНАЛ     След >