МЕЖДУНАРОДНО-ПРАВОВОЕ ОФОРМЛЕНИЕ ГРАНИЦ РОССИЙСКОЙ ИМПЕРИИ НА ДАЛЬНЕМ ВОСТОКЕ И ИХ ОХРАНА (ВТ. ПОЛ. XVII — НАЧ. XX в.)

Продвижение русского народа в Сибирь и на Дальний Восток явилось закономерным историческим процессом, обусловленным существенными изменениями в экономическом и политическом развитии страны в XVII в. Определяющую роль в этом процессе играло развитие товарно-денежных отношений. Пушнина, которой были богаты новые земли за Уралом, не только служила источником пополнения государственной казны, но и способствовала росту доходов купцов и промышленных людей. Кроме того, так называемая мягкая рухлядь и моржовый зуб имели большой спрос на мировом рынке, к которому стало проявлять особый интерес российское правительство.

Постоянные походы ватаг казаков и крестьян на восток были обусловлены в то же время ростом усилением крепостных порядков в европейской части страны. Московское правительство не препятствовало добровольному переселению, так как, во-первых, это выводило неспокойный элемент из густонаселенных районов страны, а во-вторых, достижения вольной казачьей и крестьянской колонизации успешно использовались для распространения власти самодержавия на новые территории.

Наряду с внутренними причинами изучаемого миграционного процесса имелись и внешнеполитические причины, которые также способствовали движению русских на восток. Они заключались в необходимости обезопасить восточные и юго-восточные границы Российского государства от набегов кочевых племен, создать прочный тыл и тем самым обеспечить возможность прорыва экономической изоляции и блокады на западе и юго-западе страны.

Дальневосточное приграничье России в XVII — нач. XX в.: дипломатические акты России с Китаем, Японией и США

Движение русских людей на восток в середине XVII в. завершилось выходом землепроходцев и промышленников на р. Амур, р. Зею,

бб к устью р. Сунгари, Охотскому и Берингову морям. Этот обширный регион непосредственно соприкасался с Китаем, Кореей, Монголией и Японией, где в то время происходили бурные внутриполитические события: войны, народные восстания, феодальные усобицы, смена правящих династий.

Так, на территории Маньчжурии (в пределах нынешних провинций КНР Цзилинь и Ляонин) шел процесс консолидации разрозненных тунгусоязычных племен, который завершился в 1616 г. образованием военно-феодального маньчжурского государства во главе с ханом Нур- хаци (1559—1626). Однако южная часть Маньчжурии, где издавна обитало тунгусоязычное племя чжурчженей, находилась под контролем китайских войск, опиравшихся на хорошо защищенные крепости. Нурхаци, желая покончить с китайским диктатом и освободить Южную Маньчжурию от китайских войск, весной 1618 г. начал военные действия на Ляодунском п-ове. Война была трудной и продолжительной. Тем не менее, к концу 1641 г. вся территория Южной Маньчжурии была занята сыном Нурхаци ханом Абахаем (1592—1643), и у границ Китая сосредоточилась двухсоттысячная восьмизнаменная маньчжурская армия, готовая к вторжению183.

Необходимо отметить, что в Китае в этот период правящая династия Мин находилась в состоянии политического кризиса: в стране шла борьба за власть внутри феодальной верхушки, внешние войны истощали экономику, непомерно росли налоги, налагаемые на крестьян и ремесленников, произошел ряд стихийных бедствий и разразился голод. Крестьянские восстания охватили весь Китай. Повстанческие армии Ли Цзычена и Чжан Сяньчжуна разгромили минские войска и 25 апреля 1644 г. захватили столицу Китая — Пекин. Император покончил жизнь самоубийством. Однако его военачальники, воспользовавшись этой ситуацией, вступили в сговор с маньчжурским правителем Доргонем (1612—1650), и уже 27 мая 1644 г. объединенная китайско-маньчжурская армия разгромила повстанческие силы, а в июне заняла Пекин. В стране была провозглашена власть маньчжурской династии Цин184.

Именно в этот период в бассейне р. Амур появляются казачьи отряды первых русских землепроходцев В. Д. Пояркова и Е. П. Хабарова. В результате их походов Приамурье вошло в состав российского государства. В долинах рек Аргуни и Амура по обоим берегам строились русские поселения и остроги, число которых к 80-м гг. XVII в. достигло более двадцати. В 1682 г. здесь было образовано Албазинское воеводство, центром которого становится пограничная крепость Албазин185.

Однако Цинский императорский двор не желал устанавливать добрососедские отношения с Россией. Это определялось не только столкновениями русских казаков с маньчжурами в районе амурского бассейна, но и непрочным положением маньчжурской династии в Китае, а также слабыми позициями Цинов в Маньчжурии, так как после захвата ими Китая обширные северо-восточные земли оказались в запустении. Поэтому, получив сведения об освоении русскими землепроходцами Приамурья, а также о массовом переходе аборигенного населения Амура в русское подданство, цинское правительство предприняло военный поход в Приамурье, в результате которого в 1685 г. русские вынуждены были оставить г. Албазин. Но в 1686 г. крепость Албазин и поселения русских крестьян в Приамурье были восстановлены. Узнав об этом, цинские власти в этом же году вновь осадили Албазин. Осада продолжалась до 1687 г. В 1688 г. союзники империи Цин монгольские феодалы блокировали Селенгинский острог в Забайкалье. А в июле 1689 г. хорошо вооруженная Цинская армия численностью в 5 тыс. чел. подошла к забайкальскому г. Нерчинску, военный гарнизон которого составлял немногим более 1,4 тыс. чел. В таких неравных условиях 29 августа 1689 г. состоялось подписание дипломатического договора с Китаем, положившего начало первому русско-китайскому разграничению186.

Нерчинский (1689) договор187 был заключен в сложной для России обстановке, в условиях открытой угрозы вторжения цинской армии в Сибирь. Россия была вынуждена уступить Китаю правобережье р. Аргунь и обширные районы вдоль среднего течения р. Амур, освоенные русскими служивыми людьми. Форпост России в Приамурье — Албазинский острог по условиям договора был снесен и оставлен.

Тем не менее, граница между Россией и Китаем не была точно установлена. Русский, маньчжурский и латинский варианты текста договора имели существенные разночтения. Договор не разрешил полностью проблему пограничного размежевания. Он являлся лишь начальным этапом разграничения России с Китаем на Дальнем Востоке188.

20 августа 1727 г. был заключен новый русско-китайский договор — Буринский трактат, который определил границу к западу от р. Аргунь вплоть до Саянского хребта. На участке между российской пограничной крепостью Кяхта и р. Аргунь граница устанавливалась в основном по линии китайских и русских караулов, существовавших на момент подписания договора, а на горном участке между г. Кяхтой и Саянским хребтом по естественным рубежам: горным хребтам, сопкам и рекам. Крайней западной точкой этого участка границы с Китаем являлся перевал Шабин-Дабага, а восточной — сопка Абагайту при впадении в р. Аргунь протоки из озера Далайнор189.

Кяхтинский договор, подписанный 21 октября 1727 г., включил условия Буринского трактата. Договор также разрешал русским людям беспошлинный меновой торг с китайцами в г. Кяхте, предусматривал выдачу перебежчиков для суда и наказания по законам того государства, чьими подданными они являлись. В то же время земли к югу от р. Уды, впадающей в Охотское море, оставались неразграниченными с условием, что ни одна из сторон не будет их заселять. Этот договор служил правовой основой взаимоотношений России и Китая вплоть до середины XIX в.190

Дальнейшая история становления русско-китайской границы на Дальнем Востоке связана с активным проникновением в Китай в XIX в.

68

английского, американского и французского капитала, которое сопровождалось целенаправленным военным вмешательством, в результате чего Китаю со стороны этих стран были навязаны неравноправные политико-экономические договоры. Оживление международной торговли на дальневосточном побережье Тихого океана, постоянное присутствие иностранных китобойных кораблей в Охотском море, насильственное «открытие» в 1854 г. американской эскадрой коммодора М. Перри Японии, военная разведывательная экспедиция под командованием коммодора К. Риндгольда к о. Сахалину, устью р. Амур и Шантарским о-вам делали положение России на берегах Тихого океана проблематичным. На английских картах на месте будущего г. Владивостока появилось наименование May harbor — как свидетельство притязаний Великобритании на лучшую бухту — Золотой Рог в заливе Петра Великого, названного тогда английскими мореплавателями Queen Victoria Bay191.

В этот период генерал-губернатор Восточной Сибири Н. Н. Муравьев192 неоднократно предупреждал русское правительство о необходимости предотвратить возможное занятие устья р. Амура и о. Сахалина англичанами, французами или американцами. Осознавая важное геополитическое и стратегическое положение р. Амура, он писал российскому правительству: «Сибирью владеет тот, у кого в руках левый берег и устье Амура...»193

Однако его предложения и письма о необходимости занятия нижнего течения и устья Амура, обращенные к правительству России, оставались без ответа. Российское правительство опасалось, что в результате активных действий России на р. Амуре могли в значительной степени осложниться отношения России с давним соперником — Великобританией.

Тем не менее, с негласной санкции Н. Н. Муравьева командир транспорта «Байкал» капитан-лейтенант Г. И. Невельской194 изучил берега северной части Татарского пролива, определив островное положение Сахалина195. Он подробно исследовал лоцию Амурского лимана, придя к выводу о его судоходности, и занял устье р. Амура, где 1 августа 1850 г. поднял российский флаг. Здесь он основал военный пост Николаевск. Необходимо отметить, что официальные инструкции предписывали Г. И. Невельскому «ни под каким видом, предлогом не касаться лимана и реки Амура». Поэтому в декабре 1850 г. самовольные действия Г. И. Невельского были рассмотрены российским правительством на заседании Особого комитета. Большинством голосов членов правительственного комитета было решено Николаевский пост снять, а Г. И. Невельского разжаловать в матросы. Однако генерал-губернатору Восточной Сибири Н. Н. Муравьеву удалось убедить Николая I не утверждать решения Особого комитета, так как оно фактически означало отказ России от Приамурья196.

После рассмотрения вышеупомянутого вопроса на повторном заседании Особого комитета, на котором председательствовал наследник престола великий князь Александр, император назвал поступок Г. И. Невельского «молодецким, благородным и патриотическим» и произнес историческую фразу: «Где раз поднят русский флаг, он уже спускаться не должен»197. Вскоре на заседании правительства в феврале 1851 г. была учреждена Амурская экспедиция во главе с капитаном 1-го ранга Г. И. Невельским для ведения всех работ по исследованию Приамурья. В связи с этим в июне 1853 г. российское министерство иностранных дел направило в Китай ноту с предложением поставить пограничные столбы по левому берегу р. Амура от места его слияния с р. Сунгари до Амурского лимана. Однако Цинское правительство приняло выжидательную позицию и хранило молчание198.

А с началом Крымской войны по предложению Н. Н. Муравьева 14 мая 1854 г. по р. Амур был начат сплав русского пехотного батальона, горного дивизиона, казачьей сотни с боезапасом и провиантом к берегам Тихого океана для защиты п-ова Камчатки, о. Сахалина и устья р. Амура от возможного вторжения англо-французских войск. Цинское правительство было заранее извещено об этом правительством России. В этом же документе указывалось о том, что генерал-губернатор Восточной Сибири Н. Н. Муравьев был уполномочен вести переговоры о разграничении восточной части русско-китайской границы199.

Нападение англо-французской флотилии на Петропавловский порт и высадка десанта200 на тихоокеанское побережье России в районе Авачинской бухты на Камчатке в августе 1854 г. подтвердило опасения Н. Н. Муравьева и правильность его давних советов правительству занять устье р. Амура российскими войсками. Благодаря этому, русскому военному командованию удалось спасти свою тихоокеанскую эскадру, укрыв ее в устье р. Амура и закончить войну без каких-либо территориальных уступок Англии и Франции на Дальнем Востоке.

16 мая 1858 г., во время очередного российского сплава по р. Амур в китайском г. Айгуне между Н. Н. Муравьевым и цинским фудутуном201 провинции Гирин И Шанем был заключен договор, согласно которому левый берег Амура от места слияния рек Шилки и Аргуни и до его устья стал принадлежать России, а правый до р. Уссури — Китаю. Огромное пространство к востоку от рек Уссури и Амура после впадения в Уссури и до Японского моря оставалось неразграниченным202. Необходимо отметить тот факт, что цинское правительство отказалось ратифицировать этот договор, а И Шань был казнен за самоуправство.

Тем не менее, 2 ноября 1860 г. в г. Пекине был подписан новый российско-китайский договор между руководителем российской дипломатической миссии генерал-майором Н. П. Игнатьевым203 и цинским принцем Гуном (И Синем). Значение этого внешнеполитического шага трудно переоценить. Согласно Пекинскому договору, огромное пространство Уссурийского края и территория, лежащая по правую сторону от р. Амура после впадения в него р. Уссури до Татарского пролива, стали принадлежать России. Этим договором была окончательно определена граница между Россией и Китаем204.

70

Формирование российско-японской границы было связано с освоением в XVIII в. русскими Курильских о-вов. В августе 1711 г. отряд камчатских казаков под Д. Я. Анциферова и И. П. Козыревского высадился на о. Шумшу самом северном острове Большой Курильской гряды, затем в 1813 г. казаки побывали на о. Парамушире. Целью посещения островов было приведения населения островов в российское подданство. Здесь обитали племена айнов. Жившие на Шумшу айны были покорены, а на о. Парамушир вышеупомянутые аборигены встретили русских землепроходцев в таком множестве, что казаки не решились вступить с ними в сражение. В 1713 г. во время второго похода И. П. Козыревского население о. Парамушира признало власть России и заплатило ясак. Во время этого похода И. П. Козыревский на основе рассказов айнских вождей и занесенных бурей к берегам Камчатки японцев Кисита и Санима составил чертеж Курильского архипелага, который включил также информацию об островах Хоккайдо и Хонсю205.

В 1721 г. по заданию Петра I геодезисты И. М. Евреинов и Ф. Ф. Лужин, дойдя на экспедиционном судне до о. Хоккайдо, описали 14 Курильских островов, лежащих к югу от Камчатки до о. Симушир включительно206. В 1738—1739 гг. отряд Второй Камчатской экспедиции под руководством М. П. Шпанберга совершил плавание к берегам Японии, в ходе которого российские исследователи впервые побывали у о-вов Урупа, Итурупа, Кунашира, Шикотана и других более мелких островов на самом юге Курильской гряды207. В 1768 г. русские казаки собрали ясак с туземного населения о-вов Урупа и Итурупа, а в 1778 и 1779 гг. ясак был собран с айнов о. Кунашира. В 1775 г. И. М. Антипиным на о. Уруп было создано российское торговое и промысловое поселение. На о. Итуруп были построены зимовья. «Приведение» в русское подданство айнов о-вов Итурупа и Кунашира начал Дмитрий Шабалин по инструкции начальника Камчатки М. К. Бема (1773—1779). В 1794 г. на постоянное поселение на о. Уруп было отправлено 20 чел. промышленных людей во главе с В. К. Звездочетовым208. Однако удержать за собой острова, лежащие к югу от о. Урупа, российские власти не могли. Установить эффективный контроль за злоупотреблениями казаков по отношению к туземцам на этих территориях, ввиду их большой отдаленности, правительство Российской империи в XVIII в. было не в состоянии.

Важно отметить и тот факт, что с 1731 г. от айнов, населявших о-ва Кунашир и Итуруп, японскому самурайскому клану Мацумаэ, правившему на о. Хоккайдо, стала поступать дань. А с 1754 г. на вышеупомянутых островах появились японские торговые фактории. В 1785 г. на о. Итуруп произошла первая встреча уполномоченного правительства бакуфу209 начальника специальной экспедиции М. Токуная с тремя русскими казаками. В 1789 г., сопротивляясь японскому закабалению, восстали айны о. Кунашир. Восстание было подавлено.

На остров Сахалин в 1786 г. был направлен японский чиновник О. Ипэи. В 1780—1790-х гг. несколько экспедиций по Сахалину совершил уполномоченный бакуфу М. Токунай, который исследовал более

700 км сахалинского побережья и бассейн р. Поронай. На рубеже XVIII—XIX вв. на о. Кунашире, о. Итурупе и крайнем юге о. Сахалин появляются японские сторожевые посты, охранявшие промысловые склады и магазины. В 1800 г. на о. Итуруп японцы уничтожили российские пограничные кресты и поставили столб с надписью, что о. Итуруп является владением Японии210.

В начале XIX в. о. Сахалин и Курильские о-ва становятся ареной первого русско-японского вооруженного конфликта. По распоряжению российского правительства 24 сентября 1804 г. в залив Нагасаки на корабле «Надежда» прибыла первая российская дипломатическая миссия во главе с Н. П. Резановым. Перед этой миссией стояла чрезвычайно сложная задача — установить торговые отношения с Японией. Следует заметить, что правительство сегунов211 из рода Токугава с 1641 г. проводило политику самоизоляции страны. Почти полгода ожидало российское посольство ответа правительства сегуна Токугава Иэнари для того, чтобы начать переговоры. Однако в марте 1805 г. Н. П. Резанову было объявлено, что бакуфу не может принять российского посла и не желает установления с Россией торговых отношений. В апреле 1805 г. корабль «Надежда» оставил Японию212.

Неудача российской миссии вызвала у ее главы Н. П. Резанова, назначенного в то же время правителем Русской Америки, решение принудить японское правительство путем применения силы к заключению торгового договора с Россией. По его заданию морские офицеры Н. А. Хвостов и Г. И. Давыдов, действуя на судах «Юнона» и «Авось», в 1806—1807 гг. разорили все японские торговые фактории и посты на побережье Южного Сахалина и на о. Итурупе, уничтожили 4 японских торговых судна у побережья о. Хоккайдо. Эти действия вызвали ответную реакцию японского правительства, которое значительно усилило японское военное присутствие на о-вах Кунашире и Итурупе, где к 1808 г. было сосредоточено более 1 тыс. хорошо вооруженных самураев213. А в 1811 г. правительство Японии взяло в плен на Южных Курилах российского мореплавателя В. М. Головнина214. Правительство России принесло извинения японскому правительству за «самочинные действия» лейтенанта Н. А. Хвостова и Г. И. Давыдова. В итоге Санкт- Петербург в 1821 г. был вынужден четко обозначить предел промысла для российских подданных на Курильских островах в районе южной оконечности о. Уруп215.

В целом авантюра, организованная Н. П. Резановым, закончилась полным провалом. Япония укрепила свои позиции на о. Сахалине и Курильских о-вах, а отношения между Россией и Японией были омрачены возникшей территориальной проблемой. Кроме того, в 1808 г. японское правительство направило на о. Сахалин новую экспедицию в составе чиновников М. Дензюро и М. Риндзо, которые первыми установили островное положение Сахалина, обойдя его с запада и востока. Японские войска были выведены с Сахалина и Южных Курил только в 1814 г.216

72

Становление территориального разграничения России и Японии было связано с началом экспансии на Дальний Восток Соединенных Штатов Америки. В 1852 г. к берегам Японии американское правительство направило эскадру во главе с коммодором М. Перри с целью силой заставить японское правительство установить торговые и дипломатические отношения с США217. Получив сведения об этом, российское правительство немедленно направило в Японию эскадру под командованием контр-адмирала Е. В. Путятина. В августе 1853 г. русская эскадра достигла берегов Японии, где начались переговоры о заключении русско-японского соглашения о торговле и границах. Однако только лишь 26 января 1855 г. в японском г. Симода был подписан первый русско-японский договор. Симодский договор устанавливал, что «границы между Россией и Японией проходят между островами Итуруп и Урупом» по проливу Фриза, а о. Сахалин объявлялся «неразделенным» между Россией и Японией218. Через 21 год по Петербургскому (1875) договору северная часть Курильского архипелага перешла во владение Японии, а о. Сахалин стал русской территорией. Граница между Россией и Японией прошла по проливу Лаперуза между о-вами Сахалин и Хоккайдо, а также проливу между первым курильским о-вом Шумшу и м. Лопатка (южной оконечности полуострова Камчатка)219.

Оформление российско-американской границы было связано с продажей в 1867 г. Россией США Аляски и Алеутских островов. Основными причинами для продажи Русской Америки, осуществленной по инициативе правительства России, стали значительная удаленность российских американских поселений от экономического центра страны, «слабое водворение русского элемента в колониях», убыточность американских колоний, непосильная торговая конкуренция с предпринимателями США, невозможность организовать защиту экономических интересов России на американском побережье и островах, а также необходимость сосредоточения внимания правительства на освоении Приамурья, обеспечивавшего выход России в Тихий океан. Кроме того, продажа Русской Америки рассматривалась влиятельными сановниками российского правительства в свете нейтрализации очага возможных военных и политических противоречий на Тихом океане и укрепления союза двух великих держав. Об этом открыто говорили вел. кн. Константин, министр финансов М. X. Рейтерн, а также посланник России в Вашингтоне Э. А. Стекль220.

В 1867 г. американские владения Российской империи (Аляска, Алеутские о-ва и остров Святого Лаврентия) площадью в 1,519 тыс. кв. км были проданы США за относительно небольшую сумму в 7,2 млн долл. Вышеупомянутый договор о продаже Аляски установил новую границу между Россией и США. Она прошла по Берингову проливу между небольшими о-вами Крузенштерна и Ратманова, затем по условной линии между п-овом Чукотка и о-вом Св. Лаврентия, и далее по условной линии, заканчивавшейся в средней точке морского пространства между Командорскими и Алеутскими о-вами221.

Таким образом, начальное разграничение с Китаем и Японией осуществлялось в процессе освоения ватагами русских казаков новых территорий, на которых не имелось каких-либо устойчивых государственных образований. В XIX в. эти границы были окончательно закреплены межправительственными договорами и ратифицированы правительствами России, Китая и Японии. Граница с США была установлена на основании договора о продаже Россией Аляски и Алеутских о-вов Соединенным Штатам Америки, подписанного по инициативе российского правительства в 1867 г. в г. Вашингтоне.

 
Посмотреть оригинал
< Пред   СОДЕРЖАНИЕ   ОРИГИНАЛ     След >