Капиталистический этап: середина XIX в. — 1917 г.

Этот этап можно назвать периодом дачного и курортного освоения территорий. Дача становится атрибутом жизни среднего класса. Массовой доступности летнего загородного отдыха способствовало создание сети железных дорог, послуживших осями рекреационного освоения территорий. В начале 1870-х гг. многочисленные дачные поселки с регулярной планировкой, состоящие исключительно из дачных домиков, которые можно было как купить, так и взять в аренду, стали строиться невдалеке от железнодорожных станций. Первые дачные поселки под Санкт-Петербургом появились в южном направлении: в Красном Селе, Лигове, Дудергофе, Гатчине, Сиверской, Вырице. Постепенно начинала обрастать дачами и Москва: к 1888 г. вокруг Москвы насчитывалось более 6000 дач, расположенных в 180 поселках, куда в теплое время года переселялись до 40 тыс. чел. — почти 1/4 всех представителей среднего класса. Использование территорий под дачное строительство, как правило, не приводило к существенному изменению окружающей естественной (в основном лесной) растительности, которая являлась ценнейшим рекреационным ресурсом. Вокруг многих дач, также, как ранее в усадебных парках, высаживались интродуцированные виды деревьев и кустарников. Отмена крепостного права в 1861 г. способствовала угасанию дворянских усадеб, которые разорившиеся владельцы также превращали в дачные местности. Персонаж пьесы А. П. Чехова «Вишневый сад» — Лопахин — говорит: «До сих пор в деревне были только господа и мужики, а теперь появились еще дачники. Все города, даже самые небольшие, окружены теперь дачами. И можно сказать, дачник лет через двадцать размножится до необычайности. Теперь он только чай пьет на балконе, но ведь может случиться, что на своей одной десятине он займется хозяйством...». В XIX в. дачники сельским хозяйством не занимались, поэтому рост числа дач увеличивал спрос на продукты питания, что стимулировало увеличение площади сельскохозяйственных угодий (например, на Карельском перешейке под Санкт-Петербургом с этой целью сводились участки леса на более богатых почвах, осушались болота и т. п.). Рекреационно-селитебные (дачные) комплексы занимали уже значительно большую площадь по сравнению с предыдущим этапом: так, к 1917 г. под Москвой существовало около 20 тыс. дач.

Расширение сети курортов сделало их доступными для среднего класса; начинает развиваться массовая лечебно-оздоровительная рекреация. Помимо бальнеологических, появляются морские климатические курорты, начинается рекреационное освоение побережий Черного и Балтийского морей; 1900 год можно считать годом основания талассотерапии (лечение морским климатом и морскими купаниями) в России. Образованный в 1898 г. на побережье Финского залива Сестрорецкий курорт в 1900 г. был открыт для широкой публики. В этом же году начали функционировать водогрязелечебница в Анапе и «Черноморская санатория» в Геленджике. В 1902 г. в Алупке появился первый в России и Европе южно-морской санаторий для детей. В начале XX в. в России насчитывалось 36 курортов, объединявших 60 санаториев на 3000 мест.

Важно отметить, что в начале XX в. начала разрабатываться правовая база, обеспечивавшая сохранность и развитие курортных местностей. В 1914 г. был принят «Закон о санитарной и горной охране лечебных местностей», анализ которого показывает, что вокруг лечебных местностей постепенно складывались комплексы, которые функционировали как лечебно-рекреационные. Так, законом предусматривалось взимание санитарного сбора с приезжих, с лиц, сдающих помещения внаем приезжим, с владельцев «увеселительных и всякого рода торговых и промышленных заведений», расположенных в пределах округа санитарной охраны.

На данном этапе рекреационное освоение территории приобрело точечно-линейный характер.

 
Посмотреть оригинал
< Пред   СОДЕРЖАНИЕ   ОРИГИНАЛ     След >