Полная версия

Главная arrow Право arrow Актуальные проблемы теории права: что и как регулирует право

  • Увеличить шрифт
  • Уменьшить шрифт


<<   СОДЕРЖАНИЕ ПОСМОТРЕТЬ ОРИГИНАЛ   >>

Введение. О каком праве идет речь?

Название пособия, кроме двух прямо поставленных вопросов, косвенно содержит еще один: а что имеется в виду под правом? Надо отметить, что данный вопрос при всей его дискуссионное™ является в общей теории права более разработанным, чем два других. Тем не менее, видимо, следует сразу определиться, применительно к какому смысловому содержанию слова «право» решается проблема, сформулированная в названии работы.

Здесь нужно иметь в виду следующие обстоятельства.

  • 1. Слово «право» может употребляться и в неюридическом смысле. Например, когда речь идет о неотчуждаемых правах человека или о субъективных правах, возникающих на основе неюридических социальных норм — норм морали, норм общественных организаций и т. д.
  • 2. В юриспруденции термин «право» используется для обозначения двух взаимосвязанных, но разных явлений: одно из них именуется объективным правом, другое — субъективным юридическим правом.

Начнем с характеристики последнего, ибо понятие «субъективное юридическое право», будучи важнейшим элементом категориальной системы общей теории, в то же время является более доступным для понимания, поскольку ближе к обыденному, общеупотребительному значению слова «право». Кроме того, такой подход позволяет одновременно понять и суть неюридических субъективных прав.

Обратимся к определениям субъективного юридического права, которые даны в некоторых новейших учебниках по теории государства и права. Так, в одном из них автор пишет: «Право в субъективном смысле есть индивидуализированное право. В нем общие юридические права и обязанности становятся принадлежностью конкретных лиц и таким образом переводят его в плоскость правоотношений». (Хропанюк В. Н. Теория государства и права. М.: Отечество, 1993. С. 221.)

Другое определение: «Субъективное право — право, принадлежащее субъекту правоотношения, т. е. лицу управомоченному». (Общая теория права / Курс лекций. Коллектив авторов. Под общей ред. В. К. Бабаева. Нижний Новгород, 1993. С. 418. Автор лекции — В. К. Бабаев).

В первом определении смешано все: и «право в субъективном смысле», и субъективные юридические права с субъективными юридическими обязанностями. В дополнение к этому в дальнейшем изложении автор дает определение такого явления, как «субъективное право». Оно понимается как «предоставляемая и охраняемая государством возможность (свобода) субъекта по своему усмотрению удовлетворять те интересы, которые предусмотрены объективным правом». (Цит. раб. с. 229.) При этом подчеркивается, что «право, принадлежащее субъекту, называется субъективным правом потому, что только от воли субъекта зависит, как им распорядиться». (Там же. С. 229—230.)

Во-первых, следует вести речь не просто о субъективном праве, а о субъективном юридическом праве, поскольку, как было замечено выше, субъективные права могут быть и неюридическими. (В этой связи, кстати, можно отметить некорректность весьма распространенного в учебной и иной литературе по юриспруденции выражения — «субъективные права и юридические обязанности». Здесь больше экономии смысла, чем экономии слов, ибо почему «субъективное» только право, а «юридическая» только обязанность? Гораздо грамотнее формулировка — «субъективные юридические права и субъективные юридические обязанности».) Во-вторых, нужно четко различать две проблемы: а) проблему объективного и субъективного в праве и (б) проблему объективного права и субъективного юридического права. Первая имеет философский характер и смысл ее в том, чтобы определить, в какой степени то явление общественной жизни, которое юристами именуется «объективным правом», объективно, а в какой — субъективно. Другая же проблема лежит в плоскости юриспруденции и субъективное юридическое право здесь называется «субъективным» по одной простой причине: оно есть нечто, принадлежащее субъекту. Поэтому, чтобы не вводить в заблуждение студентов и самих себя, правоведам следовало бы именовать его не «субъективным», а «субъектным юридическим правом».

Что же касается второго из приведенных выше определений, то его тоже вряд ли можно признать теоретически состоятельным. Кроме своей неполноты и тавтологичности («субъективное право — это право субъекта») оно страдает еще одним серьезным недостатком: в силу такого специфического обстоятельства, как существование в правоведении еще одного, качественно отличного понимания слова «право» как особой разновидности социальных норм, можно придти к довольно абсурдному выводу: субъективное юридическое право есть некая система норм, почему-то принадлежащая отдельному субъекту.

Субъективное юридическое право — это явление, тесно связанное с объективным правом, обусловленное им, возникающее на его основе, но, тем не менее, качественно от него отличающееся, т. е. другое явление. Поэтому в определении субъективного юридического права должно быть дано объяснение каждому из трех слов, составляющих данных термин: а) почему оно «субъективное», б) что означает «юридическое», в) какой смысл в этом случае вкладывается в слово «право».

Здесь несколько отвлечемся, чтобы пояснить следующее. Студенты должны учитывать, что определений одного и того же юридического явления может быть объективно много. Поэтому их не должно смущать, что в разных учебниках и других источниках одно и то же явление определяется по-разному. Это вполне естественно и в какой-то мере даже полезно, поскольку такое многообразие позволяет составить о соответствующем понятии (и явлении) более полное, «объемное» представление. Другое дело — понятие какого-либо юридического явления. Понятие (как и то явление, которое оно отражает) объективно, в принципе должно трактоваться единообразно, поскольку оно призвано адекватно отражать реально существующие качества, свойства того или иного объекта. Различия в содержании правовых понятий обусловлены субъективными взглядами исследователей на то или иное юридическое явление.

Студенты должны различать элементы цепочки: «явление — понятие — определение — термин». Понятие, как форма мышления и некая абстракция, имеет для своего содержания объективную основу в виде общих и характерных качеств, свойств у конкретных, реально существующих объектов, предметов данного класса. Так, в реальной жизни нет нормы права вообще. Имеется множество конкретных правовых норм. Однако в нашем мышлении объективно существует понятие «норма

б права», которое в абстрактной форме, отвлекаясь от частностей, отражает те общие черты всех правовых норм, отличающие их от других правовых явлений. По ходу дела заметим, что в этой связи не имеют под собой логической основы и практически лишены смысла встречающиеся в учебной и методической литературе такие словосочетания, как «понятие и признаки». (См., например, упомянутый выше Курс лекций. С. 405). Дать понятие чего-либо — это и значит раскрыть признаки, характеризующие данное явление.

Студенты зачастую на вопрос о понятии того или иного правового явления отвечают лишь его определением, что, разумеется, неверно.

Определение есть краткая и целостная по форме характеристика понятия, в сжатом, «свернутом» виде выражающая его содержание. Определение есть своего рода «ключ» к понятию, однако подменить понятие оно не может. Определения одного и того же понятия могут учитывать, раскрывать разные моменты в его содержании, опираться на разные признаки явления, поэтому определений, как уже отмечалось, может быть объективно много. Зная содержание понятия, можно самостоятельно сформулировать его определение.

Термин же — это словесное обозначение понятия, его символ. Термины могут состоять и из нескольких слов, представлять собой определенные словосочетания.

Учитывая сказанное, вернемся к характеристике субъективного юридического права. Его можно определить как предоставленную субъекту права юридическими нормами в целях удовлетворения его интересов меру возможного (дозволенного) поведения в правоотношении, обеспеченную корреспондирующей обязанностью другого субъекта правоотношения и гарантированную государством.

Данное определение базируется на следующих признаках субъективного юридического права.

  • 1. Речь идет о возможности определенного поведения.
  • 2. Эта возможность предоставляется не кому-либо, а именно субъекту права (лицу правоспособному).
  • 3. Предоставлено субъекту права в целях удовлетворения его интересов.
  • 4. Существует в правоотношении.
  • 5. Имеет свои границы будучи мерой поведения. Нарушение этой меры есть злоупотребление правом.
  • 6. Субъективное юридическое право не может существовать вне связи с соответствующей юридической обязанностью, без реализации которой не может быть реализовано и субъективное юридическое право.
  • 7. Реализация гарантируется возможностью государственного принуждения по отношению к носителю корреспондирующей юридической обязанности или иными способами правовой защиты.
  • 8. Имеет юридическую природу, которая проявляется в том, что (а) возможность определенного поведения предоставляется юридическими нормами и (б) осуществление гарантируется государством.

Диалектической противоположностью субъективного юридического права является субъективная юридическая обязанность. Они неразрывно связаны и не могут существовать друг без друга. Право одного субъекта не может быть реализовано вне реализации соответствующей обязанности другого субъекта. Существование же обязанности вне связи с субъективным правом лишено смысла. Поэтому известный тезис о том, что не может быть прав без обязанностей, не только отражает общие начала социальной справедливости, но и является проявлением сугубо правовой закономерности в механизме действия юридических норм.

Субъективная юридическая обязанностьэто возложенная на субъекта права юридическими нормами в целях удовлетворения интересов управомоченного субъекта мера должного поведения в правоотношении, реализация которой обеспечена возможностью государственного принуждения.

Определение субъективной юридической обязанности отражает следующие ее характерные черты.

  • 1. Речь идет о необходимости (долженствовании) определенного поведения.
  • 2. Может быть возложена лишь на праводееспособное лицо.
  • 3. Возлагается на субъекта права в целях удовлетворения интересов управомоченного субъекта.
  • 4. Существует в правоотношении.
  • 5. Должное поведение имеет свои границы (меру).
  • 6. Не может существовать вне связи с субъективным юридическим правом.
  • 7. Реализация обеспечена возможностью государственного принуждения.
  • 8. Имеет юридическую природу, которая выражается в том, что (а) необходимость определенного поведения возлагается на субъекта юридическими нормами и (б) реализация обеспечивается возможностью государственного принуждения.

Субъективные юридические права и обязанности, как и всякие диалектические противоположности, имеют общие черты и в то же время существенно отличаются друг от друга. Объединяет их, во-первых, общая юридическая природа, которая проявляется в том, что и право, и обязанность вытекают из юридических норм и гарантируются государством. Во-вторых, и право, и обязанность являются мерами поведения. В то же время право — это мера возможного поведения, а обязанность — мера поведения должного. Суть этого различия состоит в том, что реализация права зависит от воли управомоченного, а воля обязанного лица в этом отношении детерминирована жестко: оно должно реализовать свою обязанность. Здесь, однако, надо заметить: такое положение не означает, что реализация прав — это сугубо дело управомоченных субъектов. И общество, и государство должны создавать условия для реализации субъективных юридических прав и обеспечивать их защиту. От этого зависит уровень правовой активности населения и жизнь гражданского общества в целом.

Различие права и обязанности состоит в том, что если первое содержит благо для своего обладателя, то вторая осуществляется не в интересах своего носителя, а в интересах другого лица — управомоченного.

Что касается субъективных прав и обязанностей, возникающих на основе иных, неправовых социальных норм (например, норм морали, норм общественных организаций, норм обычаев), то их уяснение и понятийную характеристику следует производить с учетом их неюридической природы. Это обстоятельство, в первую очередь, определяет специфику механизмов, обеспечивающих реализацию этих прав и обязанностей. В целом же использование методов аналогии и сравнительного анализа может во многом помочь формированию понятий неюридических субъективных прав и обязанностей и отграничить их от аналогичных явлений в правовой сфере.

Характеристика субъективного юридического права позволяет отграничить его понятие от понятия объективного права, о механизме действия которого и пойдет речь в данной работе.

Само по себе понятие объективного права вниманием правоведов не обойдено и достаточно интенсивно разрабатывается издавна (чего нельзя сказать о динамической стороне этого явления, которая и является для нас основным объектом анализа). Однако как раз это обстоятельство и привело к существованию различных школ и направлений в правопонимании (см., например: Лейст О. Э. Три концепции права // Сов. государство и право. 1991. № 12. С. 3—11). Поэтому и здесь, на уровне объективного права, требуется определиться с тем смысловым значением слова «право», в котором оно будет употребляться в дальнейшем изложении.

Следует отметить, что уже сама по себе задача раскрыть регулятивные механизмы действия права заставляет вести речь о праве как о формально определенной системе норм. Думается, что в любом случае анализ механизма действия позитивного права является неотъемлемым условием уяснения социальной роли и механизмов реализации естественного права и прав человека.

Праву как социальному регулятору присущ ряд качеств, без которых оно не могло бы выполнить своего предназначения. Здесь принято выделять такие свойства права, как системность, нормативность, закрепленность в определенных формах (источниках), интеллектуально-волевое содержание права, государственно-властный характер и др. Эта сторона права в учебной литературе разработана достаточно хорошо и рассматривать ее более подробно особой необходимости нет.

 
<<   СОДЕРЖАНИЕ ПОСМОТРЕТЬ ОРИГИНАЛ   >>