Полная версия

Главная arrow Право arrow Актуальные проблемы теории права: что и как регулирует право

  • Увеличить шрифт
  • Уменьшить шрифт


<<   СОДЕРЖАНИЕ ПОСМОТРЕТЬ ОРИГИНАЛ   >>

Правовая структура: регулирующая роль и место в социальной структуре

Правовую структуру мы определили как целесообразную правовую связь, соединяющую элементы правоотношения-системы в единое целое. Таким образом, с одной стороны правовая структура представляет собой компонент правоотношения как некой целостности из элементов и связей, но с другой стороны — она есть явление самостоятельное, поскольку совпадает с правоотношением в собственном смысле этого слова, т. е. с правовой связью, не имеющей внутри себя никаких элементов. И эта самостоятельность простирается вплоть до того, что отдельные правовые связи в совокупности представляют собой целостную правовую структуру, пронизывающую общество в целом: так же, как, например, это делает экономическая структура общества.

Правовая структура является средством регулирования социальной деятельности и занимает в общественной структуре свое определенное место. Вопрос о месте и роли правовых отношений не нов для юридической науки, однако он основательно запутан неразличением правоотношения как чистой правовой связи, выступающей средством правового регулирования, и правоотношения как единства такой связи с определенными элементами, которое в большей степени должно рассматриваться как результат действия права.

Рассмотрим имеющиеся в правовой теории варианты подходов к этой проблеме.

1. Правоотношение есть урегулированное правом общественное отношение.

Характерной особенностью данного взгляда является то, что, по мнению его сторонников, правоотношение не может существовать отдельно от регулируемого правом общественного отношения, не может существовать «до» и «вне» его. Присутствие иных общественных отношений в социальной структуре наряду с правовыми, конечно, признается, но лишь в тех случаях, когда первые по каким-либо причинам правом не регулируются, а вторые представляют собой общественные отношения, уже урегулированные нормами права. Другими словами, признается параллельное существование в социальной структуре правовых отношений и общественных отношений, правом не урегулированных, но исключается регулирование правовым отношением другого общественного отношения. Схема рассуждений здесь примерно такова. Есть общественные отношения как предмет правового регулирования, есть правовые нормы — регулятор общественных отношений. В результате воздействия правовых норм на общественное отношение возникает правоотношение как единый сплав правовых моментов и регулируемого правом общественного отношения (см. схему 5).

Основное возражение сторонников этой концепции против регулирующей роли правовых отношений и их обособления от регулируемых общественных отношений состоит в том, что одно общественное отношение (правоотношение) не может регулировать другое общественное отношение. Аргументируется это тем, что любое общественное отношение содержит в себе поведение субъектов, и если правоотношение — это отношение общественное, то и оно должно иметь внутри себя фактическое поведение. Отсюда вытекает невозможность их раздельного существования и воздействия одного на другое. Действительно, при таком понимании строения правового отношения и регулируемого правом общественного отношения путаница неизбежна. Для выяснения реального механизма связи этих явлений необходимо учитывать, что регулирует право и как оно регулирует. Что представляет собой общественное отношение, имеет ли внутри себя какие-либо компоненты? Что имеется в виду под правовым отношением как средством регулирования и что оно регулирует?

В принципе, ответы на поставленные вопросы даны в вышеизложенном материале, но остановимся на некоторых моментах еще раз и в общих чертах изложим свой взгляд на механизм действия права.

В правоведении принято считать, что предметом правового регулирования являются общественные отношения. Какую-то почву такой взгляд имеет под собой в том случае, если под регулированием общественных отношений понимать установление правовых связей между субъектами, а не регулирование уже существующих общественных отношений. Право, правовые

Схема 5. Взгляд на правоотношение как урегулированное правом общественное отношение

нормы регулируют не общественные отношения, а поведение, что, как было показано выше, не одно и то же.

Подобно сторонникам понимания правоотношения как урегулированного правом общественного отношения, я не считаю, что правоотношение (правовая структура) регулирует общественное отношение. И право, и правовая структура регулируют поведение, а точнее, право регулирует поведение через правовые отношения, посредством установления правовой структуры.

То, что предмет правового регулирования содержит в себе общественные отношения, сомнений не вызывает. Речь идет о другом. О том, что право не регулирует эти отношения: установленная им правовая структура лишь взаимодействует с другими общественными отношениями в процессе регулирования поведения людей. Взаимодействие это может быть различным. Правовое отношение может противостоять иной социальной структуре, вытеснять ее или, наоборот, поддерживать, «подкреплять», стабилизировать. Однако этот процесс не следует представлять как то, что правоотношение или правовая норма «регулируют» общественное отношение. Правоотношение и иное общественное отношение действуют параллельно, противоборствуя по поводу осуществления варианта поведения, предлагаемого правовой нормой, или действуя в одном направлении, формируя сообща данный вариант поведения.

Понимание правоотношения как урегулированного правом общественного отношения, неадекватно отражая реальный механизм связи правовых отношений с иными общественными отношениями и регулируемым правом поведением, может привести к неточным выводам о месте правовых отношений в социальной структуре. Так, Р. О. Халфина, исходя из названного понимания правоотношения, подчеркивала: «Если... рассматривать правоотношение как единство формы и содержания в его реальном бытии, то оно может быть идеологическим отношением, а может быть и материальным». (Халфина Р. О. Общее учение о правоотношении. М., 1974. С. 92.) Поэтому высказанное в свое время предположение о том, что понимание правоотношения как урегулированного правом общественного отношения может привести к выводу о превращении материальных отношений в надстроечные (см., например: Стальге- вич А. К. Некоторые вопросы теории социалистических правоотношений // Сов. государство и право. 1957. № 2. С. 26), не лишено оснований.

Следовательно, правоотношение как правовая структура — это не общественное отношение, урегулированное нормами права, а самостоятельное общественное отношение, субъектов которого связывают или ставят в правовую зависимость юридические права и обязанности и которое оказывает регулирующее воздействие на поведение людей отдельно или во взаимодействии с иной общественной структурой (см. схему 6). В данном определении обращено внимание на такие моменты: а) правоотношение по своей природе есть общественное отношение; б) возникает оно на основе юридических прав и обязанностей, в) правоотношение в силу корреспондирующего характера юридических прав и обязанностей всегда связывает субъектов или ставит их в правовую зависимость: оно не может, на наш взгляд, их разъединять; г) речь в данном случае идет о правовой структуре, которая оказывает регулирующее воздействие на поведение людей; д) правовая структура формируется на своей собственной основе, независимо от наличия в объекте регулирования других социальных связей и зависимостей; е) правоотношение в регулировании поведения может действовать как самостоятельно, так и во взаимодействии с иной общественной структурой, параллельно с ней.

Итак, сторонникам понимания правоотношения как урегулированного правом общественного отношения процесс правового регулирования представляется таким образом, что на регулируемое общественное отношение как бы надевается правовая «шапка», в результате чего оно становится уже правовым отношением и начинает жить и функционировать по законам идеологической структуры.

Согласно нашему подходу, право вообще не регулирует общественных отношений: оно регулирует поведение. И делается это через внедрение правовых отношений в определенную сферу человеческой деятельности, через «наполнение» последней правовыми связями и зависимостями, где правовая структура действует наряду с иной социальной структурой, имеющейся в данной сфере, совместно влияя на поведение людей. Например, сфера экономического поведения, если она становится объектом правового регулирования, испытывает на себе одновременно воздействие как правовой идеологической структуры,

Схема 6. Регулирование поведения правовой структурой во взаимодействии с иной общественной структурой

так и экономических отношений. Право не может превращать общественные отношения в правовые, делать их правоотношениями: правовые связи лишь подключаются к иным общественным отношениям в обоюдном воздействии на регулируемое поведение. Надо вообще заметить, что человек находится в «паутине» социальных связей и любой конкретный акт поведения является результатом их совместного влияния. И задача законодателя сделать для той или иной ситуации определяющим фактором поведения правовые отношения.

  • 2. Другой взгляд на правоотношение с точки зрения его места и роли в общественной структуре состоит в том, что оно предполагается формой регулируемого нормами права общественного отношения. Последнее в этом соотношении считается содержанием. То есть связь правоотношения с общественным отношением в данном случае трактуется как связь формы и содержания, причем такая связь, при которой форма (правоотношение) и регулируемое общественное отношение (содержание) не сливаются в единое целое. «Правоотношение, — писал О. А. Красавчиков, — это юридическая форма общественного отношения, урегулированного нормами права». (Красавчиков О. А. Гражданское правоотношение — юридическая форма общественного отношения. — В кн.: Гражданские правоотношения и их структурные особенности. Сб. ученых трудов. Вып. 39. Свердловск, 1975. С. 12.) И также: «Материальное содержание (т. е. фактическое, регулируемое нормами права общественное отношение) и его правовая форма (правоотношение) лишь находятся в существенной связи, а не тождественны друг другу». (Там же. С. 11.) Такой подход во многом, видимо, обусловлен стремлением согласовать идеологическую природу правовых отношений и возможность правового регулирования базисной социальной структуры, т. е. избежать того упрека, который выпал на долю сторонников понимания правоотношения как урегулированного нормами права общественного отношения. При этом сторонники анализируемой позиции не говорят (и вполне обоснованно) о том, что правоотношение регулирует общественное отношение: они ведут речь о регулирующем воздействии на общественное отношение норм права, а не правоотношений. Связь правоотношения и регулируемого правом общественного отношения рассматривается в данном случае иным образом — как связь формы и содержания. Однако у такого подхода к трактовке взаимосвязи и соотношения названных явлений есть существенный изъян с точки зрения общих закономерностей связи формы и содержания. А именно, не объясняется природа (характер и место) того явления, которое образуется единством правоотношения (как формы) и регулируемого общественного отношения — содержания (см. схему 7).
  • 3. Третья позиция, касающаяся места и роли правовых отношений в общественной структуре, состоит в следующем. «Правоотношения выступают посредствующим звеном между нормой права и теми общественными отношениями, на которые норма права воздействует как на свой объект». (Толстой Ю. К. К теории правоотношения. Л., 1959. С. 30.) Эта позиция практически мало чем отличается от предыдущей. Различие заключается лишь в том, что связь правоотношения и общественного отношения, регулируемого правом, не рассматривается как связь формы и содержания, что представляется более правильным с философской точки зрения (см. схему 8).

Позиция Ю. К. Толстого выглядит более логичной, чем предыдущая, тем не менее и она не отражает механизм действия права адекватно. Право регулирует не общественные отношения через правоотношения, а поведение через установление правовых структур, т. е. через правовые отношения в «чистом» виде (лишенные всяких элементов), которые в процессе регулирования взаимодействуют с иными общественными структурами. При этом всякое конкретное поведение выступает результатом совокупного действия нескольких или даже множества социальных связей. Разумеется, влияние каждой из них в том или ином случае, на тот или иной акт поведения неравнозначно. В правовом регулировании расчет делается на преобладающее воздействие правовой структуры, на ее регулирующую роль.

 
<<   СОДЕРЖАНИЕ ПОСМОТРЕТЬ ОРИГИНАЛ   >>