Полная версия

Главная arrow Агропромышленность arrow Основы животноводства: племенное свиноводство

  • Увеличить шрифт
  • Уменьшить шрифт


<<   СОДЕРЖАНИЕ ПОСМОТРЕТЬ ОРИГИНАЛ   >>

Способы повышения стрессореактивности свиней

Усиленная селекция свиней на мясность в сочетании с концентрацией поголовья и внедрением промышленных технологий в Российской Федерации способствовали формированию у животных повышенной чувствительности к стрессам. Установлено, что повышение откормочных качеств не вызывает серьезных проблем, а вот повышение мясно- сти приводит к ухудшению воспроизводительных качеств, снижению естественной резистентности, повышению стрессочувствительности и увеличению случаев заболевания свиней.

Интенсивная селекция свиней на мясность во многих странах мира, в том числе и в России, подчиненная единственной цели — довести содержание мышечной ткани в туше до 60 %, привела к созданию качественно новых пород и типов, обладающих высокой мясной продуктивностью. Вместе с тем у животных интенсивного типа активные анаболические процессы в организме, связанные с бурным приростом массы, опережают своевременное гармоничное развитие важнейших регуляторных и адаптационных систем и органов. С увеличением выхода постного мяса, ухудшаются его качественные показатели, возникает сердечно-сосудистая и гормональная недостаточность, отстает развитие систем терморегуляции, гуморальной и клеточной защиты, снижается обеспеченность организма кислородом и устойчивость к стрессам.

В результате узконаправленной селекции возникает несоответствие между генетической природой организма, его физиологическими возможностями и окружающей средой, и не каждое животное способно адаптироваться в этой среде без заметной потери продуктивности.

Стрессореактивные (стрессоустойчивые) животные быстро осваиваются и привыкают к новой обстановке и воздействию стресс-факторов, у стрессочувствительных же стресс вызывает бурную ответную реакцию, мобилизирующую активность всех жизненно важных систем на адаптацию к действующему стресс-фактору.

Стрессочувствительные животные характеризуются повышенной двигательной активностью, нервной возбудимостью, более высокой температурой тела, частотой пульса, тяжеловесным сердцем, худшим качеством мяса. У них наблюдаются значительные изменения в картине белой крови: на фоне уменьшения количества эозинофилов и лимфоцитов обнаруживается ярко выраженное увеличение нейтрофилов.

Стрессы оказывают существенное влияние на интенсивность обменных процессов, иммунитет, перекисное окисление липидов, терморегуляцию, аппетит и, в конечном итоге, способствуют возникновению заболевания, снижению продуктивности и качества получаемой продукции.

В одном из исследований проверялось влияние стрессов на гормональный статус легко супоросных свиноматок. В качестве стресс- факторов использовались инъекция скипидара 0,1 мл подкожно в ухо — I группа и пробежка животных продолжительностью 10 мин средней рысью — II группа.

В крови свиноматок I группы после стресса наблюдалось повышение уровня гистамина на 7,59 мг/л (21,2 %), серотонина — на 12,69 мг/л (24,6 %), норадреналина — на 0,31 мкг/л (60,7 %), дофамина — на 0,93 мг/л (16,2 %), кортизола — на 75,8 нмоль/л (17,0 %) и 5-оксииндолуксусной кислоты (5-ОИУК) — на 0,83 мг/л (17,0 %).

У свиноматок II группы влияние стресса было еще более выраженным. Увеличение количества гормонов в вышеуказанном порядке составило соответственно 11,7 мг (32,3 %), 20,4 мгл (42,3 %), 0,59 мкг/л (2,1 раза), 1,37 мг/л (23,2 %), 79,5 нмоль/л (33,4 %), 1,42 мг/л (30,9 %). Нетрудно представить, чего стоит животным привести в нормальное состояние после стресса свои жизненно важные функции [48].

Повышенная чувствительность свиней к стрессам получила название стрессового синдрома свиней (PSS), который сопровождается снижением продуктивности, сохранности животных и резким ухудшением качества мяса — появлением бледной, мягкой водянистой свинины (синдром PSE) или темного, плотного, сухого мяса (DFD). В Европе и США до 41 % свиных туш бракуется по причине PSS. Риск появления порока мяса PSE у стрессочувствительных животных выше в несколько десятков раз, чем у стрессореактивных.

Учеными Темирязевской сельскохозяйственной академии доказано, что влияние фактора стрессочувствительности на величину pH составляет 57,8—64,2 % от общего влияния суммы факторов; влияние pH мяса после убоя на его влагоудерживающую способность равно 61,2— 68,8 %; в свою очередь влагоемкость мяса в высокой степени влияет на потери массы туши после убоя в течении 48 ч (r2i = 85,6—87,6 %).

Существует отрицательная достоверная взаимосвязь стрессочувствительности с уровнем pH мяса после убоя (г = -0,78), с влагоудерживающей способностью мяса (г = -0,58) и с потерей массы туши во время охлаждения (г = -0,64).

Тесная положительная связь выявлена между pH и влагоудерживающей способностью мяса (г = 0,84), отрицательная корреляционная связь между потерями массы туши и влагоудерживающей способность мяса (г = -0,84).

В исследованиях, выполненных в Донском ГАУ, установлено, что влияние стресс-фактора на физико-химические свойства мышечной ткани составляет 12—37 %.

Учитывая многократно подтвержденную информацию о высоких потерях массы туши после убоя, повышенном содержании воды в мышечной ткани, снижении температуры плавления жира, ухудшении окраски, влагоудерживающей способности, pH мяса и некоторых других физико-химических свойств свинины, получаемой от животных с повышенной чувствительностью к стресс-факторам в современных селекционных программах по выведению интенсивных пород и типов свиней необходимо предусмотреть отбор животных на устойчивость к стрессам.

Отмечалось наличие превосходства стрессоустойчивых подсвинков над стрессочувствительными аналогами по гуморальным факторам естественной резистентности (БАСК и ЛАСК) — на 26,4 и 30,3 %, и несколько ниже — по клеточным факторам (ФА и фагоцитарному индексу) — на 13,9 и 15,6 %.

Сравнительную оценку уровня резистентности и отбор на его повышение можно проводить, используя маркирующий эффект генов RYR1 и ESR (см. табл. 8.3).

Естественная резистентность у подсвинков NN-генотипа гена RYR1 была выше, чем у Nn-аналогов, по ФА нейтрофилов, числу базофилов и моноцитов; у АВ-генотипа гена ESR — по БАСК и числу моноцитов; у ВВ-генотипа — по ФА нейтрофилов; у генотипа NNAB больше были БАСК, ЛАСК и число моноцитов [115].

Предрасположенность свиней к стрессу оказывает существенное влияние на их воспроизводительную функцию. Изучение качества спер- мопродукции у хряков СМ-1 с разной чувствительностью к стрессам показало, что стрессоустойчивые хряки-производители превышали стрессочувствительных аналогов по объему эякулята на 10,6 мл (4,2 %), по общему количеству спермиев в эякуляте — на 1,97 млрд (6,4 %), по подвижности спермиев — на 0,3 балла (2,8 %), по относительной выживаемости спермиев — на 4,1 часа (1,9 %), по абсолютной выживаемости — на 56 часов (5,8 %). У стрессоустойчивых гибридных хряков (СМ-1 х ДМ-1) преимущество было несколько ниже и составляло соответственно 10,4 мл (4,4 %), 1,6 млрд (5,4 %), 0,4 балла (5,0 %), 3,1 часа (13 %) и 32,1 часа (3,2 %).

Стрессорезистентные производители СМ-1 и ДТ-1 отличались от стрессочувствительных лучшей оплодотворяемостью свиноматок — на 4,2 и 6,2 %. У них же выше было и многоплодие покрытых маток. Установлено также, что производители NN-генотипа по гену RYR1 превосходили хряков генотипа Nn по концентрации спермиев в эякуляте на 0,21 млрд (6,9 %), подвижности сперматазоидов — на 0,42 балла (5,3 %) и абсолютной выживаемости спермиев — на 39,1 часа (3,9 %).

Стрессоустойчивые свиноматки, наоборот, достоверно превышают стрессочувствительных на 9,2—11,0 % по многоплодию, на 2,4—10,4 % — по средней массе новорожденных поросят, на 9,2— 31,5 % — по молочности, на 8,4—26,1 % — по массе гнезда в 2 месяца и на 5,7—11,0 % — по сохранности поросят в подсосный период.

Стрессореактивные свиноматки крупной белой породы при скрещивании с хряками ландрас превышают стрессочувствительных аналогов по многоплодию на 2,35 поросенка, массе гнезда при рождении и в 30 дней — на 6,0 и 6,7 кг, по комплексному показателю воспроизводительных качеств (КПВК) — на 13,3 балла.

У гомозиготных свиноматок NN-генотипа гена RYR1 наблюдается тенденция к более высокому числу поросят при опоросе, в 21 и 60 дней, крупноплодности, молочности, массе гнезда при рождении и в 2 месяца [218].

Как показывает дисперсионный анализ, многоплодие свиноматок детерминировано чувствительностью к стрессу на 2,6 %, молочность — на 0,6—23,6 %, крупноплодность — на 12,8 %, масса гнезда в 2 месяца — на 30,1 %.

У стрессочувствительных свинок на две-три недели позже наступает первая половая охота, у маток на 15—25 % ниже оплодотворяемость, у них чаше происходят аборты, больше аварийных и неблагополучных опоросов, число живых поросят в помете меньше на 1—1,2 головы, они секретируют меньше молока за лактацию, в котором содержится меньше жира и незаменимых аминокислот, поэтому приплод больше подвержен различным заболеваниям и сохранность его ниже. Сами свиноматки чаще выбраковываются в период выкармливания поросят по причине синдрома ММА; продолжительность производственного использования у них на полгода короче.

Результаты многочисленных исследований по оценке интенсивности роста и мясных качеств свиней после отъема свидетельствуют о превосходстве стрессоустойчивых животных над стрессонеустойчивыми аналогами по всем показателям откормочной продуктивности.

По данным донской школы свиноводов, на контрольном выращивании устойчивые к стрессу подсвинки донского и степного мясных типов превосходили стрессонеустойчивых по среднесуточному приросту живой массы на 23 и 32 г, массы 100 кг они достигли раньше на 11,4 и 13,9 суток, на 1 кг прироста затратили корма на 0,30— 0,36 корм. ед. меньше. Влияние стрессореактивности на скороспелость ремонтного молодняка составило 19,5 %.

При откорме свиней этих генотипов разница, в пользу стрессоустойчивых животных достигала: по среднесуточному приросту 7,5—12,8 г, по возрасту достижения массы 100 кг — 1,6—3,9 суток, по оплате корма — 0,27—0,80 корм. ед. Наименьшие различия между устойчивыми и неустойчивыми к PSS подсвинками наблюдались у свиней степного типа. Влияние стрессореактивности на величину среднесуточных приростов на откорме равнялось 12 %.

Убой свиней показал, что стрессоустойчивые животные, независимо от происхождения, отличаются более высокой массой туш и задних окороков, но уступают стрессонеустойчивым по толщине шпика на 0,8—4,1 мм, площади «мышечного глазка» — на 1,3—1,9 см2, выходу мышечной ткани в туше — на 1,7—3,1 %. Обработка данных методом двухфакторного дисперсионного комплекса показала, что площадь «мышечного глазка» контролируется фактором чувствительности к стрессу на 50 %, выход мяса — на 32—37 %, выход сала — на 30 %.

В серии исследований, выполненных на чистопородных свиньях разных пород, установлено, что различия по откормочным и мясным качествам между стрессоположительными и стрессоотрицательными животными внутри пород в большей степени детерминированы породным фактором (г4 = 39—67 %) и в значительной меньшей — стрессо- чувствительностью (rj = 6,4—23,8 %). Так как реакция разных пород на стресс оценивается по разнице между устойчивыми и чувствительными животными по хозяйственно-полезным признакам, то можно считать чувствительной к стрессам породу ландрас. Превосходство стрессоустойчивых животных породы ландрас над стрессочувствительными по величине среднесуточного прироста на откорме составляет 79 г, по возрасту достижения живой массы 100 кг — 23,2 суток, у сверстников пород крупная белая и дюрок — соответственно 50—59 г и 13,6— 13,7 суток. Вместе с тем у стрессочувствительных ландрасов, как того и следовало ожидать, на 1,8 мм тоньше шпик, на 0,4 кг выше масса окорока, тогда как у стрессоположительных животных пород дюрок и крупная белая превосходство по признакам мясности ниже.

Имеющаяся информация о предрасположенности зарубежных мясных пород к стрессам сообщает, что наиболее устойчивы к стрессам породы английский и датский йоркшир, крупная белая, дюрок, гемпшир; стрессочувствительных животных среди них вообще нет или их не больше 3 %. В породах датский, шведский, норвежский французский, английский ландрас — от 5 до 20 % животных, чутко реагирующих на стресс; среди голландских ландрасов, французских пьетренов — 22—35 % чувствительных животных; в породах бельгийский ландрас, бельгийский пьетрен и голландский пьетрен — от 69 до 100 %.

В России не проводилась планомерной оценки ведущих пород свиней на стрессореактивность. Лишь в некоторых научных центрах, занимающихся селекцией на повышение мясности, включают стрессоу- стойчивость в число селекционируемых признаков. Так, при выведении скороспелой мясности породы СМ-1 на первоначальном этапе работы подверглись диагностике на стрессочувствительность все исходные генотипы, используемые в скрещивании — всего 13 пород, типов и селекционных групп. Реакцию на чувствительность к стрессу определяли методом галотанового теста и иммунологического шока. В результате такой оценки большее количество стрессочувствительных животных выявлено в молдавском (16,7 %), ростовском (13,2 %) типах и в породе ландрас (11,4 %). Незначительный процент реагирующих положительно свиней выявлен в ленинградском (4,2 %), краснодарском и харьковском (2,5—2,6 %) мясных типах. Не обнаружено стрессочувствительных животных в кемеровском и полтавском мясных типах [73].

Оценка стрессореактивности свиней на завершающем этапе работы по выведению СМ-1 показала, что наиболее стрессочувствительными

(23 и 34 %) оказались животные степного и южного мясных типов, в генотипе которых присутствует кровность породы пьетрен и гибридных линий кахиб, характеризующихся высокой предрасположенностью к стрессам; наименее стрессочувствительны свиньи сибирского типа (7 %) и промежуточное положение (14—16 %) занимали западный и центральный мясные типы.

Из отрывочных данных о стрессореактивности других пород свиней, разводимых в стране, известно, что стрессочувствительность животных крупной белой породы составляет в среднем 38,0 % (с колебаниями от 12,1 до 74,8 %), породы ландрас — 17,0, дюрок — 27,8, крупной черной породы — 27,5; свиней донского мясного типа — 23,2, степного типа СМ-1 — 25,3 %.

Установлено наличие внутрипородных различий по реакции свиней на стресс в зависимости от их линейной принадлежности. И различия эти могут быть довольно существенными. В одном из племенных хозяйств в линии Сватов количество стрессочувствительных животных составило 57,7 %, в линии Секретов — 47,9 % в линии Леопардов — 78,7 %, в линии Самсонов — 61,1 %. В результате реципрокных спариваний животных четырех линий наиболее стрессоустойчивое потомство получено от сочетания свиноматок линии Секретов с хряками линии Самсонов и маток линии Самсонов с хряками линии Секретов.

В ГПЗ «Россия» Ставропольского края в линии Лафета количество стрессочувствительных свиней составило 15,3 %, в линии Секрета — 40,9 %, в линии Сталактита — 41,8 %, что свидетельствует о больших возможностях повышения стрессоустойчивости свиней в стаде племзавода селекционными методами.

Следует отметить, что количество стрессочувствительных животных в чистопородных стадах меньше, чем в гибридных, причем при использовании в гибридизации пород с консолидированной наследственностью стрессочувствительных животных получают меньше, а от вновь созданных мясных пород и типов — больше.

Отсутствие банка данных о стрессоустойчивости отечественных пород значительно усложняет выбор исходных родительских форм как для проведения селекционной работы по выведению новых генотипов, так и для использования их в кроссах с целью получения гибридного молодняка.

Крайне важно, особенно в условиях широкого проникновения в товарное свиноводство мясных пород и типов свиней, решить две задачи: во-первых, организовать тестирование животных во всех племенных хозяйствах на стрессореактивность, выделить линии и родственные группы с повышенной стрессоустойчивостью и усилить акцент на их размножение, в максимально возможной степени выбраковать из стада стрессочувствительных животных, установить надбавку к стоимости на стрессоустойчивых племенных хрячков, реализуемых в товарные хозяйства и на пункты искусственного осеменения; во-вторых, в Положение об апробации селекционных достижений (1976 г.) необходимо включить пункт, обязывающий иметь средний уровень стрессоустой- чивости представленной к апробации группы свиней не менее 75 %. Тестирование свиней на стрессореактивность позволяет снизить численность стрессочувствительных животных уже в первом поколении: у ДМ-1 — на 38,8 % у СТ СМ-1 — на 29,6 %.

Такое дополнение сделает необходимым включить показатель стрес- соустойчивости в число ведущих селекционируемых признаков, независимо от того, в каком направлении ведется преимущественная селекция, тем более, что стрессоустойчивость положительно коррелирует с большинством хозяйственно-полезных признаков свиней. Иными словами, необходимо заниматься селекцией на стрессореактивность при сохранении высоких показателей продуктивности свиней, а также способности таких животных давать дополнительную продукцию не только при чистопородном разведении, но и при гибридизации.

Существенное значение для селекционных целей имеет экспериментальное обоснование оптимального варианта подбора хряков и свиноматок с разной реакцией на стресс, позволяющего получить стрессоустойчивый высокопродуктивный молодняк, стойко передающий потомству высокие откормочные и мясные качества. Исследования, выполненные по этому вопросу, убедительно доказывают, что наибольший выход стрессоустойчивых животных дает гомогенный подбор стрессоотрицательных родителей: в племзаводе «Константиново» при таком подборе в специализированных линиях КН-КБ-1 и КН-КБ-34 получено 77,3—78,2 % высокоустойчивых к стрессам свиней, у свиней крупной белой породы внутрихозяйственного типа УКБ-2 — 96,4 %, у свиней степного типа СМ-1 — 92,9 %. Наименьшее число стрессоустойчивых животных получают при гомогенном подборе стрессочувствительных хряков и маток — от 38,2 до 42,3 %.

При гетерогенном подборе пар по стрессореактивности установлено, что более высокое и достоверное влияние на формирование уровня стрессоустойчивости и стрессочувствительности потомства оказывает фенотип матери (Г| = 0,305). Это влияние на порядок выше степени влияния фенотипа отца. По откормочным и мясным качествам потомство от гетерогенного подбора занимает промежуточное положение между сверстниками из крайних вариантов подбора. Четко выраженный материнский эффект в наследовании стрессореактивности и в соотношении устойчивых и чувствительных животных при разных типах подбора свидетельствуют о наследуемости стрессоустойчивости у свиней по принципу неполного доминирования, что создает большие возможности для эффективной селекции по данному признаку.

Массовая селекция на повышение стрессоустойчивости свиней крупной белой породы в племзаводе «Россия», включающая отбор стрессоустойчивых ремонтных свинок и хрячков от высокопродуктивных маток селекционной группы, гомогенный подбор стрессоустойчивых пар и выбраковку стрессочувствительных животных, дала возможность довести стрессоустойчивость стада свиней племзавода в четвертом поколении до 91,3 %, что на 17,4 % выше исходного (табл. 8.4). В сравнении с исходным поколением среднесуточный прирост увеличился на 9,5 % (69 г), возраст достижения живой массы 100 кг сократился на 7 дней, расход кормов на 1 кг прироста — на 7,5 % (0,29 корм. ед.). Одновременно наблюдалось некоторое улучшение воспроизводительных качеств маточного стада.

Таблица 8.4

Результаты селекции свиней на повышение стрессоустойчивости и откормочных качеств

Поколе-

ние

Стрессореактивность

Откормочные качества

проте-

стиро-

вано

поро

сят

%

оце-

не-

но

хря

ков

возраст достижения 100 кг живой массы, дни

среднесуточный прирост, г

затраты корма на 1 кг прироста, корм, ед.

устойчи

вых

чув-

стви-

тель-

ных

Исходное

651

73,9

26,1

28

198

656

4,11

Первое

853

81,8

18,2

26

193

672

4,00

Второе

363

84,9

15,1

25

187

710

3,87

Третье

928

87,4

12,6

19

191

725

3,82

Четвертое

504

91,3

8,7

Аналогичные приемы селекции в племенном стаде свиней степного типа СМ-1 в спецхозе «Петровский» способствовали повышению количества устойчивых к стрессам животных за пять лет с 75,1 до 94,1 %. Преимущества стрессоустойчивых свиней состояли в увеличении среднесуточного прироста на 43 г (9,1 %), снижении затрат корма на 1 кг прироста на 0,4 корм. ед. (7,1 %), в более высоком убойном выходе (1,6 %) и меньшей толщине шпика (0,7 мм).

В другом племхозе, занимающемся совершенствованием свиней степного типа СМ-1, селекция на стрессоустойчивость в течение 7 лет привела к увеличению числа стрессоустойчивых животных с 78,5 % до 91,0 %. Параллельный отбор на улучшение воспроизводительных и откормочных качеств повысил многоплодие маток на 0,4 поросенка, молочность — на 2 кг, массу гнезда в 2 месяца — на 24,7 кг, скороспелость — на 6,7 суток, оплату корма — на 0,21 корм. ед. без ухудшения мясных качеств.

Г. М. Гончаренко, А. П. Гришкова, А. А. Аришин, Н. А. обратили внимание на тот факт, что две сибирские популяции свиней — КМ-1 и новый тип породы СМ-1, разводимые в одинаковых условиях Западной Сибири, значительно различаются по стрессоустойчивости. Частота мутантного гена у животных типа КМ-1 получена в несколько раз ниже, чем в породе СМ-1. Среди исследованных животных КМ-1 не выявлено ни одной гомозиготы RYR-1. Это означает, что при чистопородном разведении заводского типа КМ-1 по ряду количественных признаков сформирована уникальная в отношении стрессоустойчивости популяция животных [37].

Признавая целесообразность и эффективность селекции на стрессо- устойчивость, бельгийские ученые считают, что вестись она может тремя альтернативными путями: включением этого признака в селекционный индекс; прямой селекцией, исключающей всех хряков и, возможно свинок, чувствительных к стрессу; выведением линий гомозиготных свиней с отрицательной чувствительностью к стрессу. Национальные программы многих стран, направленные на создание стрессоустойчивых племенных стад, решают эту проблему путем выведения гомозиготных стрессоустойчивых материнских линий или спариванием маток с устойчивыми хрячками для исключения из стада гомо- и гетерозиготных стрессочувствительных животных. В ФРГ даже существует обязательное требование: для занесения свиней в племенную книгу необходимо иметь данные о тестировании их на стрессореактивность.

 
<<   СОДЕРЖАНИЕ ПОСМОТРЕТЬ ОРИГИНАЛ   >>