Наследственность и среда в детерминации интеллектуальных различий

Важное место в изучении источников детерминации интеллекта занимает гипотеза о диапазоне реакций. Основная идея заключается в том, что гены определяют величину диапазона, в котором может изменяться данный признак у индивидуума. Для IQ этот диапазон определяется в размерах 20—25 пунктов (Weinberg, 1989). Имея определенную генетическую обусловленность, интеллектуальные способности у конкретного ребенка колеблются в указанных пределах в зависимости от насыщенности — бедности среды, в которой он растет. Как только качество среды улучшается, уровень IQ возрастает до верхней границы диапазона, и наоборот.

Учет средовых влияний в детерминации индивидуальных признаков не противоречит той роли, которую играют в обусловленности психологических свойств наследственные факторы. Конструкт «наследуемость» определяется той пропорцией в общей вариативности признака, которая обусловлена генетическим влиянием:

Показатель Вариативность, детермирированная генотипом

наследуемости IQ Общая вариативность

Как отмечает С. Цеси (научный псевдоним профессора Эллен Кэрр из Корнельского университета), наследуемость (h2) есть переменная, обусловленная как генетически детерминированной (потенциальной) частью интеллектуального поведения, так и его актуально регистрируемым уровнем. Описанные выше положения общеприняты в психогенетических исследованиях и исходят из одного общего допущения — степень различий признака есть результат различий в генотипе. Однако наследуемость не есть эквивалент подтверждения того, что проявление признака — это прямой результат генетического влияния; скорее это отображение генетически обусловленной вариативности признака (Cecz, 1996). В контексте основной для дифференциальной психологии проблемы «наследуемость — среда» вышеуказанное означает, что если наследуемость, например, IQ равна 0,80, то 80 % различий между людьми в уровне интеллекта обусловлены генетическим влиянием, однако это не означает, что уровень интеллекта отдельной личности, измеряемый соответствующими баллами, на 80 % обусловлен генетически. Еще более важен факт, что величина оценки влияния наследуемости непосредственно связана с диапазоном средовой (фенотипической) вариативности.

Весьма распространенным является представление о том, что наследуемость связана с фиксированным уровнем интеллекта — если величина h2 значительна, то степень развития интеллекта зафиксирована генетически и остается неизменной на фенотипическом уровне. Этот миф игнорирует тот факт, что переменная h2 есть популяционная статистическая величина, связанная с данным набором средовых условий в данный момент времени. Поэтому ни интеллект, ни величина h2 не являются фиксированными (Scarr, 1981), а биологическое влияние в данный момент времени может порождать различия в психологических чертах, которых в другой момент не существовало бы, и наоборот (Ceri, 1996).

К настоящему времени накоплено достаточно данных для подтверждения этой гипотезы — условно назовем ее гипотезой о «данной области пространства — времени» или ДОПВ-гипотезой (см. Либин, Либин,

1995). Американские исследователи детского развития Крэйг и Шерон

Рэми в результате двадцатилетнего лонгитюдного исследования детей с различным социоэкономическим статусом (см. главу 13) пришли к выводу о влиянии на показатель коэффициента интеллекта специально разработанных интенсивных программ стимуляции (Ramey, Ramey, Cotton, 2002; Ramey & Ramey, 1998). Исследовательская программа, стартовав в 1972 году с проекта «АЗЫ» (Abecedarian Project) и последовательно продолжаясь в виде пяти отдельных проектов в течении тридцати лет, охватывала к 2005 году несколько тысяч семей, проживающих в различных районах США. Участники программы подбирались из семей, находящихся за чертой уровня бедности. В выборку входили младенцы и дети в возрасте от четырех месяцев до пяти лет, не имеющие биологических отклонений или задержек развития органического происхождения. Исследование, построенное на хорошо зарекомендовавшей себя модели случайных выборок (randomized control trial), предлагало проведение направленных программ семейной социальной поддержки, педагогического воздействия и раннего детского образования для экспериментальных групп детей, находящихся ежедневно в детском саду или в условиях домашних яслей. В то же время дети, находящиеся в контрольной группе, а также их семьи не получали специально разработанных методических программ (А. Л.: Тем не менее для получения адекватных научных данных было принято решение выдавать семьям контрольной группы пособия, обеспечивающие нормальное полноценное питание вовлеченных в исследование детей. С родителями контрольной группы также проводились общеобразовательные семинары и индивидуальные занятия общего, не сфокусированного, плана). Результаты проекта, вызвавшие противоречивые отклики и широко обсуждающиеся в литературе, показали, что коэффициент интеллекта детей, вовлеченных в экспериментальную группу, увеличился на 10—15 пунктов по сравнению с детьми из контрольной группы (Ramey et al, 2000). Последующие измерения тех же детей в возрасте 12, 15 лет и 21 года показали, что, хотя различия между двумя группами в уровне интеллекта начали сближаться, данные экспериментальной группы по-прежнему оставались выше средних значений, так же как их оценки успеваемости по различным академическим дисциплинам (Ramey & Ramey, 2005). Анализируя специфику взаимовлияния индивидуальности и внешнего мира, Т. Райс с коллегами (Rice, Fulker, Defries, Plomin, 1988) обнаружили связь между уровнем общего интеллекта семилетних детей и аспектами домашней среды, которая окружала их в возрасте одного-двух лет. Другие данные также показывают, что домашняя атмосфера в течение первого года жизни адаптированных детей в приемной семье оказывает гораздо большее влияние на их дальнейшее интеллектуальное развитие, чем во время второго, третьего и четвертого года их жизни в новой семье (Rice et al, 1988). Дополняет картину исследование, согласно данным которого домашняя среда, оказывается, не является значимым предиктором для уровня интеллекта двухлетних детей, но оказывается таковым для оценки развития их интеллекта в возрасте трех и четырех лет (Yeates et al, 1983). К парадоксу ДОПВ, определяющему специфику взаимовлияния индивидуальности человека с окружающей предметной и социальной средой, мы еще вернемся в главе о социоэкономическом статусе и его влиянии на индивидуальность, а сейчас перейдем к анализу взаимосвязей интеллекта с другими свойствами индивидуальности.

 
Посмотреть оригинал
< Пред   СОДЕРЖАНИЕ   ОРИГИНАЛ     След >