Полная версия

Главная arrow География arrow География всемирного наследия

  • Увеличить шрифт
  • Уменьшить шрифт


<<   СОДЕРЖАНИЕ ПОСМОТРЕТЬ ОРИГИНАЛ   >>

Временные особенности распространения памятников наследия

География, как известно, занимается также анализом временных особенностей самых различных феноменов на планете, причем как природного, так и антропогенного характера. Поэтому именно ей (в «содружестве» с геологией) принадлежит главная роль изучения объектов наследия в этом отношении.

Памятники наследия — фиксаторы возраста природных и антропогенных явлений.

Ценность природных достопримечательностей во многом определяется их возрастом. Чем древнее памятники, тем больше они содержат информации о прошедших эпохах. Разумеется, следует различать возраст природного комплекса того или иного памятника наследия в целом и возраст какого-либо одного его компонента. Самыми древними являются горные породы, возраст которых восходит ко времени их образования (вулканических пород — времени извержения вулкана, осадочных — временем их отложения, например на дне озера или моря и т. д.) (рис. 1.6).

Гранд Каньон. Видимые напластования пород отражают историю Земли за последние 2 млрд лет

Рис. 1.6. Гранд Каньон. Видимые напластования пород отражают историю Земли за последние 2 млрд лет1

Иногда именно древние горные породы — в некоторых памятниках природного наследия — и являются одной из главных причин выделения объекта как памятника наследия. К таким памятникам принадлежит, в частности, Гранд-Каньон в США (см. рис. 1.6). Врезанный в толщу осадочных пород, он вскрывает их на глубину свыше 1,5 км. Возраст самых нижних пластов осадочных пород — нижний докембрий

1 URL: tiaurus.info/wp-content/uploads/2011/04/Grand-Kanon

(то есть около 2 млрд лет). Однако во многих других случаях возраст пород, даже весьма древний, не является самодовлеющим фактором, а всего лишь одной из особенностей памятника. Так, например, в национальном парке Канады «Гросс Морн», расположенном на острове Ньюфаундленд, встречаются отдельные участки выходов докембрийских гранитов и гнейсов. Но не они определяют выделение этого объекта как памятника наследия, а специфическое геологическое явление — выход на поверхность пород мантии (вследствие движения тектонических плит).

Еще одна физиономическая особенность природного памятника наследия — растительный покров. Его абсолютный возраст, разумеется, не соизмерим с возрастом горных пород. Однако время образования растительного покрова в различных природных зонах варьируется для разных природных зон. Наиболее молодой и поэтому самый бедный по разнообразию видов растительный покров свойственен зонам арктических пустынь и тундр.

Молодые тундровые ландшафты, возникшие в голоцене (в последние 10 тыс. лет), представлены на территории памятника природного Всемирного наследия на острове Врангеля в Восточно-Сибирском море и на севере Скандинавского полуострова (Норвегия) на территории памятника культурного наследия «Наскальное искусство Альты». В тропической зоне расположен ряд памятников наследия — Национальный парк Лорентц на острове Ява в Индонезии, «Комплекс резерватов Центральной Амазонии» в Бразилии. Возраст растительных сообществ здесь составляет несколько десятков миллионов лет. Связано это с тем, что с палеогена эта территория планеты не подвергалась значительным климатическим и прочим природным изменениям. Поэтому растительный покров здесь характеризуется большим разнообразием видов растений и животных. В Амазонии количество известных видов растений превышает несколько тысяч.

Памятники культурного (точнее природно-культурного) наследия фиксируют на планете время географического освоения территории. Они отражают, в частности, время становления древнейших предков человека (один из них — «Долина нижнего течения реки Аваш», расположен в Эфиопии). Возраст найденных здесь останков гоминид превышает 3 млн лет. Здесь, в Эфиопии, стоянки палеолитического человека (останки скелетов и орудия труда) фиксируются еще одним памятником наследия — это «Долина нижнего течения реки Омо».

Памятники природно-культурного наследия Европы, связываемые с палеогеографическими условиями, фиксируют этапы освоения ее территории. Петроглифы пещеры Ласко (Франция), возраст самых древних из которых достигает 18—15 тыс. лет до н. э., свидетельствуют об эпохе, когда в Западной Европе вместе с человеком обитали мамонты, дикие лошади (рис. 1.7).

Петроглифы на стенке пещеры Ласко, Франция, 15—10 тыс. лет

Рис. 1.7. Петроглифы на стенке пещеры Ласко, Франция, 15—10 тыс. лет

до н. э.

В голоцене, после периода расширения ледовых покровов в горах и их окрестностях, памятники наследия также отражают распространение и смену разных культур. Ряды многих сотен менгиров в Карнаке (Франция), которые, скорее всего, использовались (подобно засечкам или зарубкам на костях животных) для счета времени, как календарь, датируются периодом 4500—3300 лет до н. э. Это одно из самых древних мегалитических сооружений в Европе. Более совершенные, скорее всего, астрономические обсерватории были построены позже. Одна из них запечатлена в памятнике Нью-Грейндж в Ирландии, а другая — в сооружении Стоунхедж в Англии. Начало возведения первого из достопримечательных объектов восходит ко времени около 3600 лет до н. э., а второго — ко времени около 3000 лет до н. э.

Однако объекты наследия являются не только своеобразными памятниками «застывшего» времени. Многие из них сами служили специфическими «счетчиками» времени. В первую очередь это касается самых древних, мегалитических памятников. Среди них — мегалитические памятники в Карнаке на полуострове Бретань во Франции (включены в предварительный список объектов ЮНЕСКО). Несомненно, что главной целью их сооружения был отсчет времени с помощью тысяч менгиров, выстроенных в ряды.

Как сейчас выявляется, в том числе исследованиями на Северо- Западе России, сейды, менгиры, крупные камни-валуны, использовались для пространственного и даже временного ориентирования. Однако более совершенным устройством древности для временного ориентирования служили, как сейчас доказано, лабиринты [160, 165, 166]. Наиболее крупным центром скопления лабиринтов (древних календарей) были, в частности, Соловецкие острова (памятник наследия).

Для получения наиболее точных данных пространственного и временного ориентирования создавались мегалитические комплексы, своего рода астрономические обсерватории. Среди памятников наследия такого рода — упомянутые выше Стоунхендж в Англии и Нью-Грейндж в Ирландии.

Памятники наследия — индикаторы изменений природной обстановки.

Объекты наследия ЮНЕСКО не только фиксируют возраст природного или антропогенного явления в разных местах планеты. Они также являются своеобразными опорными пунктами, в которых сплошь и рядом запечатлены разнообразные изменения как природной среды, ландшафтов, так и особенностей их освоения человеком. Примером памятника, фиксирующего изменения природной среды за огромный период времени — около 2 млрд лет, является упомянутый «Гранд Каньон». Горные породы, вскрытые им, позволяют анализировать палеогеографические условия на протяжении четырех геологических эр — докембрийской, палеозойской, мезозойской и кайнозойской. В известняках верхнего докембрия были обнаружены примитивные формы растений.

Смену сезонов года, во всяком случае, чередование годовых отрезков времени, хорошо отражает целый ряд охраняемых природных территорий, таких как «Национальный парк Ишкель» в Тунисе, «Национальный парк Доньяна» в Испании, «Дельта Дуная» в Румынии. Эти памятники «закрепили» на планете места исторически сложившихся (за многие тысячи лет) остановок птиц во время их сезонных миграций. В Тунис на озеро Ишкель и окружающие его болота прилетают на зимовку около 180 видов птиц, в дельте Дуная во время перелета останавливается около 500 тыс. птиц. В древности мигрирующие перелетные птицы служили одним из главных ориентиров для отсчета времени, индикатором смены времен года.

Развитие природной среды за период в несколько тысячелетий фиксируется в памятниках культурного (природно-культурного) наследия — «Тассилин аджер» в Алжире, «Тадрарт-Акакус» в Ливии (рис.

1.8 и 1.9). Оба памятника в настоящее время расположены в пустыне Сахаре в невысоких горах, в настоящее время практически безлюдных. Обнаруженные там рисунки, как вырезанные, так и раскрашенные, свидетельствуют об иных, значительно более благоприятных для жизнедеятельности людей условиях. Возраст самых древних из них на плато Тассилин-Аджер восходит к периоду 8 тыс. лет до н. э., а в горах Тадрарт- Акакус — ко времени около 12 тыс. лет до н. э. В начале голоцена на изображениях художников запечатлены такие животные, как буйвол, крокодил, жираф, антилопа и многие другие, — свидетели влажного климата. В тот период в Сахаре были распространены ландшафты саванн.

Со временем природные условия стали меняться в сторону засушливости. Их индикатором являются те же рисунки на скалах, на которых постепенно стали исчезать животные, свойственные саваннам. 5—7 тыс. лет назад Сахара стала превращаться в пустыню. На скалах, датированных временем III в. до н. э., появились изображения домашних животных — овец, коз, крупного рогатого скота, собак, а также повозки с лошадьми. Таким образом, оба памятника наследия и в Алжире, и в Ливии позволяют исследовать изменения как в природной среде, так и в приспособлении к этим изменениям человека, причем за весьма большой отрезок времени.

Горный массив Тадрарт-Акакус, пустыня Сахара, Ливия

Рис. 1.8. Горный массив Тадрарт-Акакус, пустыня Сахара, Ливия1

Некоторые памятники наследия, расположенные в условиях ландшафтов, подверженных активных природообразующих процессов (климатических, геологических, геоморфологических и др.), фиксируют опасные, в том числе катастрофические явления и связанные с ними изменения ландшафтов. Среди них, прежде всего, отмечу достопримечательные места, расположенные в местах современного активного вулканизма. Свежие вулканические выбросы постоянно наблюдаются, например, в национальном парке «Вулканы Гавайских островов» (США). Они связаны с действующими вулканами Мауна Лоа и Килауэа. В 2007 г. произошла природная катастрофа в национальном парке России «Вулканы Камчатки». Вследствие гигантского оползня и последующего грязекаменного потока пострадали (были временно засыпаны) некоторые водопады, термальные источники и даже гейзеры.

Петроглифы в горном массиве Тадрарт-Акакус, пустыня Сахара, Ливия. Автор Ф. Леоне

Рис. 1.9. Петроглифы в горном массиве Тадрарт-Акакус, пустыня Сахара, Ливия. Автор Ф. Леоне2

  • 1 URL: http://upload.wikimedia.Org/wikipedia/commons/thumb/f/f4/Tadrart01
  • 2 URL: whc.unesco.org/uploads/thumbs/site

Еще один пример, на этот раз более простой цепочки явлений, которые произошли на территории памятника культуры «Руины города Дельфы» в Греции. Одной из главных достопримечательностей этого священного места были прорицательницы (пифии), которые вещали — предсказывали судьбу видных греков, будущие события. Обычно прорицания сбывались, они записывались в специальные книги. Прорицательницы пользовались огромной известностью. Однако со временем они стали ошибаться (за что жестоко поплатились), и вскоре их деятельность прекратилась. Только в XX в. столь непонятное явление получило научное объяснение.

Как оказалось, через территорию Дельф проходит тектонический разлом. Через эту трещину в горных породах в те времена происходили эманации газов, которые оказывали одурманивающее воздействие на девушек-прорицательниц. Они приходили в состояние транса и, находясь в нем, делали прорицания, которые, и это уже не понятно почему, обычно, сбывались. Так продолжалось сотни лет. Дельфийский оракул действовал, начиная со II в. до н. э. С прекращением активности разлома, исчезновением газовых излияний прекратилось и их воздействие на прорицательниц, которые и лишились своего «дара» предсказания.

Памятник наследия ЮНЕСКО гора-вулкан Килиманджаро, расположенная в северо-восточной Танзании, также катастрофически теряет свой облик. Начиная с 1912 г. резко уменьшилась площадь снежноледовой шапки на вершине горы. Причем за период 1982—2002 гг. на 33 %. Это явление не столь опасно для окружающей среды на территории самого национального парка, хотя сокращение и исчезновение снежно-ледовой шапки может привести к уменьшению увлажнения склонов горы, и это повлияет на растительный покров. Более тревожно то обстоятельство, что таяние снега и льда на вершине горы является признаком глобального потепления.

 
<<   СОДЕРЖАНИЕ ПОСМОТРЕТЬ ОРИГИНАЛ   >>