Полная версия

Главная arrow География arrow География всемирного наследия

  • Увеличить шрифт
  • Уменьшить шрифт


<<   СОДЕРЖАНИЕ ПОСМОТРЕТЬ ОРИГИНАЛ   >>

Всемирное наследие и география культуры

Таким образом, основным объектом исследования географии культуры является культурный ландшафт, изучаемый, как это принято у географов, во времени и пространстве. При этом его понимание разными специалистами неодинаково. Во всех случаях признается, что он состоит из двух составляющих (слоев) — природного и культурного. Однако природную составляющую понимают по-разному. Географы- естественники часто рассматривают ее как природный комплекс, однако некоторые из них, а также географы гуманитарного профиля используют понятие «геопространство» или «пейзаж». Наконец, зарубежные географы широко используют понятие «место» (обычно как территория). Замечу, все названные понятия являются территориальными природными феноменами, хотя речь уже не идет о природном комплексе в понимании российских географов.

Культурные ландшафты чаще всего рассматриваются также с четырех позиций: 1) как этнокультурный феномен, 2) как место каких-то исторических событий, 3) как место с разным видом природопользования, 4) как социокультурное явление. Кроме того, в другой плоскости культурный ландшафт может рассматриваться следующим образом: 1) как место безопасного существования человека (понятие Y-Fu Tuan), добавим, также «кормящего ландшафта» (понятие Л. Н. Гумилева); 2) как сакрализованное пространство; 3) как место, которое характеризуются определенными знаками и символами, а также образами, и, наконец, 4) как место, имеющее своеобразную топонимику.

Н. Ф. Федоров (1828—1903), религиозный философ и мыслитель, ученый-космист. Памятник в г. Боровск Калужской

Рис. 2.18. Н. Ф. Федоров (1828—1903), религиозный философ и мыслитель, ученый-космист. Памятник в г. Боровск Калужской

области1

Любой культурный ландшафт имеет как видимую составляющую, так и невидимую, ментальную. Причем культурная составляющая в обоих случаях обычно многослойна, поскольку отражает разные исторические эпохи освоения ландшафта. В культурном ландшафте, как уже частично отмечалось (катастрофы и культура), большую роль играет категория времени. Согласно Y-Fu Tuan [252, 253], само место — это функция времени и вместе с тем место — это пауза в функции времени, а также видимое время или память о прошлом. Наконец, это место, организующее мир смысла (также во времени. — Ал. Г.). Можно подытожить: культурный ландшафт — это «застывшее в пространстве» историческое время.

География культуры в России получила мощное развитие только в последнее полтора десятилетия. До этого почти все упомянутые отечественные ученые, так или иначе способствовавшие ее становлению, развивали свои взгляды с огромными препятствиями. Некоторые из них, как А. Л. Чижевский и Л. Н. Гумилев, сидели в исправительных лагерях. Философские воззрения В. И. Вернадского, Н. К. Рериха считались маргинальными, Н. Ф. Федоров в лучшем случае считался чудаком. Официальная наука препятствовала получению высоких научных званий (Л. Н. Гумилев, Е. В. Максимов). Более того, одно из самых главных стыкующих направлений с культурной географией — этнография (этнология), как учебная дисциплина стала (по указке) исторической дисциплиной (а была междисциплинарной). По сути, она порвала связи с географией и даже была переведена в ведущем университете страны в Санкт-Петербурге с географического факультета на исторический. Тем самым произошел отрыв этнографов от «кормящего ландшафта», от природы. Однако сама наука (как и все исторические и общественные науки) оказалась под более жестким идеологическим контролем.

Разумеется, все сказанное в еще большей мере касалось в нашей стране и зарубежных исследователей (например, А. Тойнби, О. Шпенглера, А. Геттнера), книги которых не издавались, а взгляды замалчивались или критиковались в недопустимой форме. Такие понятия, как ноосфера, цикличность и ритмичность природных и антропогенных, в том числе экономических и историко-культурных процессов, сакральная, семиотическая география не признавались официальной отечественной наукой. Более того, бдительный официоз всегда угрожал и угрожает ярлыком «лженаука». Такой ярлык приклеивается даже в настоящее время специалистами из Российской академии наук Л. Н. Гумилеву [62]. И все же новое для России направление развивается.

Среди направлений географии культуры, на наш взгляд, представляющих значение не только для географии, но и для общества, отметим следующие.

  • 1. Пространственно-временные закономерности геокультурного пространства.
  • 2. Оценка соотношения в развитии культуры традиционного начала и инновационной составляющей.
  • 3. Города как центры сосредоточения инноваций в культуре (и географии культуры).
  • 4. Специфика национальных культур планеты в связи с особенностями территориального местоположения.
  • 5. География искусства и литературы.
  • 6. Народная культура и ландшафт.
  • 7. Пространственные закономерности взаимосвязи современных цивилизаций, религий, культур.
  • 8. Фактор сакральности как основополагающий в формировании этно- и геокультурных закономерностей (взаимосвязи сакральной географии и географии культуры).
  • 9. Лингвогеографические (в том числе топонимические) исследования культурных ландшафтов.
  • 10. Роль культурной географии в сохранении природного и культурного наследия.
  • 11. Знаки, символы и образы в географии культуры (семиотика культурного пространства).
  • 12. Археологические памятники как индикатор освоения геокультурного пространства.
  • 13. Космические и земные циклы и ритмы в становлении, развитии и упадке цивилизаций и культур.
  • 14. Роль катастрофических явлений в развитии цивилизаций и культур на планете.
  • 15. Палеогеографическая обстановка в различные исторические периоды и ее роль в формировании геокультурного пространства.
  • 16. Роль структурных подразделений земной поверхности мега-, макро- и микромасштабов в формировании геокультурного пространства.

Наследие человечества и в том числе всемирное — один из предметов изучения географии культуры. Круг исследований этой науки, как можно видеть из перечисленных выше направлений, много шире. Вместе с тем, поскольку памятники Всемирного наследия отображают самое главное в развитии географии культуры, перечисленные направления ее развития в той или иной степени помогают понять различные аспекты их формирования. В самом деле, любой памятник наследия имеет определенное местоположение, которое характеризуется различными географическими особенностями. С другой стороны каждый памятник — своеобразный слепок определенного этапа развития культуры. Кроме того, между этими двумя аспектами памятника существуют многочисленные связи, зависимости.

Наиболее полно сказанное отображается в рассмотренном выше понятии «культурный ландшафт». При этом имеется в виду, что он безразмерен (в отличие от представления о нем, принятого у ландшафто- ведов) и характеризуется не только материальной, но и виртуальной составляющей. Духовная составляющая и есть концентрированное выражение всех аспектов памятника Всемирного наследия. Памятник можно никогда не увидеть, но «дух» его, дух или гений места сохраняется на века.

На основании собственных исследований (в том числе полевых) и анализа разработок отечественных и зарубежных исследователей сформулируем некоторые выводы (впервые опубликовано совместно с Г. Н. Параниной [53, 55]).

  • 1. Центральным звеном, своего рода ядром географии культуры является сакральная география (грубо говоря, с сакральности начинается любая культура, она «пронизывает» и отличает любую национальную культуру). Разумеется, это не означает, что сакральная география (как общественно-естественная дисциплина) должна быть главным и широко распространенным направлением исследований, однако она может послужить их ключевым звеном. Она должна быть всегда и у всех «на уме». При этом следует исходить из того, что основой (критерием) сакральности с древности является сохранение информации, обеспечивающей непрерывность жизни.
  • 2. Наиболее результативным методом исследований в области географии культуры может послужить выделение этнокультурных ландшафтов, поскольку последние содержат в себе наиболее полную информацию историко-культурного характера. При этом в качестве дополнительных характеристик может быть привлечена разнообразная ментальная (духовная) информация, также являющаяся носительницей памяти о ландшафте.
  • 3. Важную геокультурную информацию заключают в себе знаки и символы, присущие различным элементам культурных ландшафтов, дешифровкой которых занимается семиотическая география (как ключевой раздел географии культуры).
  • 4. Географию культуры, несомненно, в отличие от мнения многих зарубежных и единичных отечественных авторов, нельзя приравнивать (отождествлять) к (с) так называемой гуманитарной географии.
  • 5. Хотя география культуры и является составной частью гуманитарной географии (в терминологии зарубежных авторов) или научным географическим направлением, явно тяготеющим к общественным наукам (в понимании отечественных географов), она имеет глубокую связь с природной составляющей (географическим ландшафтом или географическим пространством).
  • 6. Оперирование только территориальными (геопространственными) различиями в изучении феномена культуры затрудняет понимание «корней» любой культуры, рост которых определяется природными, в том числе ландшафтными условиями (т. е. первичной природной «сутью» любой территории).
  • 7. В изучении географами феномена «культура» наблюдается определенное тяготение естественников к изучению явлений традиционной культуры прошлых исторических эпох и общественников — к исследованию явлений современной культуры (в основном XX—XXI вв.). Впрочем, этнические особенности в поле зрения и тех, и других.
  • 8. В настоящее время в поле зрения географии культуры во всем мире два феномена — традиционная и инновационная культура. В исследованиях западных авторов явный уклон во втором отношении. Какая культура с позиции географии, в том числе геоэкологии важнее для человечества?
  • 9. Процессы глобализации, обуславливающие все больший отрыв человека от природы, приводят к исчезновению традиционной национальной культуры, стиранию граней культурно-географических различий. В связи со сказанным понятно, как важно исследовать истоки традиционной культуры. Они позволят понять особенности национальных культур планеты, сориентируют на их сохранение. А это важно для того только, чтобы сохранялось народное творчество, родные национальные языки, народные обычаи и т. д.

Только в условиях сохранения национальной культуры любой народ может понять нашу планету, не порвать многочисленные ниточки, сцепляющие человека с нею, с природой, быть с ней в постоянном контакте. Эти связи человечества с его «домом» обусловливают не только взаимодействие жителей Земли с нею, но и обратную связь. Связь коллективного разума Земли (в понимании Тейяра де Шардена, Эдуарда

Леруа и В. И. Вернадского), ноосферы со своими подопечными — землянами.

10. Становление географии культуры в России состоялось, хотя выработка единой терминологии и понятий еще не завершилось. Привнесение в нее информации, создаваемой разработками филологов, культурологов, социологов, философов, следует только приветствовать.

Возвращаясь к главному аспекту темы исследования — истокам культурной географии, заметим следующее. Сакральность, которая является центральным звеном географии культуры, определяется жизненной необходимостью, так как священной является сама Жизнь, и в этом смысле сакральность вторична — определяется значением для человека и рождается в сознании как отражение условий природной среды [53, 55].

Памятники Всемирного наследия, которые являются своего рода «квинтэссенцией» развития культур человечества, могут быть поняты и исследованы только на базе научного направления «география культуры».

Смотреть в былое, видеть все следы, что в сушь песка вбивали караваны. Валерий Брюсов, поэт-философ и историк (18731924). Смотреть в былое

Истинное всегда обретается в пути.

Лао-цзы (579—499 гг. до н. э.), китайский философ

 
<<   СОДЕРЖАНИЕ ПОСМОТРЕТЬ ОРИГИНАЛ   >>