Полная версия

Главная arrow География arrow География всемирного наследия

  • Увеличить шрифт
  • Уменьшить шрифт


<<   СОДЕРЖАНИЕ ПОСМОТРЕТЬ ОРИГИНАЛ   >>

Санкт-Петербург — священный город России и планеты

Одно из своих наименований Петербург (а другие его имена — Петроград, Ленинград) получил из уст основателя города Петра I — Санкт-Петербург. Оно было дано в честь небесного покровителя самого царя — апостола Петра, который, как известно, согласно библейской истории, был держателем ключей от рая. Само же имя Петр переводится на русский язык как камень. Сказанное поясняет, какое огромное значение придавал царь самому событию — основанию города (как бы освящая его), с которым открылась, правда, не дорога в рай, но — «окно» в Европу. А оно было исключительно важно для России, практически отрезанной от нее.

Полководцы, государственные мужи Александр Невский и Петр I, мастера пера А. С. Пушкин, Н. В. Гоголь, Ф. М. Достоевский и И. С. Тургенев, мастера сцены Ф. И. Шаляпин и Т. П. Карсавина, мастера кисти И. Е. Репин и И. С. Глазунов, мастера архитектуры К. И. Росси и Б. Ф. Растрелли, композиторы П. И. Чайковский и Д. Д. Шостакович... — эти и десятки, сотни других имен неотрывны от священного места, которое называется Петербург (рис. 5.1 и 5.2). Они известны во всем мире. Ни с одним городом России не связано столько великих имен (да и в мире такие города наперечет). Все эти замечательные имена — часть неповторимой ауры Петербурга. Но что же создает феномен этого священного города?

Портрет петербуржца, великого певца Ф. И. Шаляпина. Фрагмент

Рис. 5.7. Портрет петербуржца, великого певца Ф. И. Шаляпина. Фрагмент.

Художник В. А. Серов, 1905

В отличие от многих других священных городов Петербург стал таковым сразу: ведь он был основан на священном месте. В мистической повести В. Ф. Одоевского «Саламандра» [155] сообщается об удивительном местном предании. Будто бы в Невской дельте с давних пор спрятана волшебная мельница Сампо. Кто ею завладеет, тот станет обладателем магического знания, откроет секрет долголетия. Война русских со шведами за обладание устья Невы была на самом деле войной за священную землю, хранящую ключи к могуществу. Их стремились заполучить и шведский король Карл XII, и русский государь Петр

I. Обладателем этой земли стал Петр. Эта мистическая легенда в своей сути — о волшебном кладе основана на народном финском предании. Главное здесь то, что и финны, и шведы, и славяне считали острова и берега Невы в ее приустьевой части священной землей.

Санкт-Петербург — молодой город, ему недавно исполнилось только 300 лет. Природа здесь не прихотлива: непродолжительное, довольно прохладное лето, частые дожди, туманы, высокая влажность. Вокруг города много озер, болот, следов вод, оставленных (около 10 тыс. лет назад) древними ледниками.

Наконец, земля вокруг города изобилует камнями-валунами, также принесенными сюда льдами из Карелии и Скандинавии (или океаном?). Обширные таежные леса, часто заболоченные, ранее даже теснили молодой город. И климат — мало солнца и тепла, и недостаточно плодородные почвы, нередко глинистые или каменистые, и местами пересеченность, холмистость местности не слишком благоприятны для земледельцев. Петр I, создавая город, однако, об этом не знал, во всяком случае, не думал.

Портрет петербурженки, прославленной балерины Т. П. Карсавиной. Художник В. А. Серов, 1909

Рис. 5.2. Портрет петербурженки, прославленной балерины Т. П. Карсавиной. Художник В. А. Серов, 1909

Неприхотливая, небогатая природа окружения Петербурга повлияла на возникновение совершенно особых символов, отображающих сакральный характер как самого места, так и построенного там города. Это видно уже в его первоначальном названии — Санкт-Петербург. В переводе оно звучит как город Святого Камня. Более того, есть что-то священное в огромном Гром-камне со скульптурой Петра I. Установленный в самом центре города, он, словно языческое святилище, является главным центром притяжения приезжающих не только из России, но со всего мира.

Фигура Петра I на вздыбленном коне, попирающего землю, символизирует не только победу над стихией воды (рис. 5.3). Она ассоциируется и с борьбой языческих богов Перуна и Велеса, а также христианского святого Георгия, укрощающего змея (дракона) [115]. Еще один символ Петербурга, как не покажется на первый взгляд странным, это лебедь [286]. Дело, конечно, не только в том, что эта птица живет даже в центре города, в Летнем саду. Петербург прославился на весь мир образом лебедя, созданным выдающимися русскими балеринами, петербурженками-ленинградками Анной Павловой, Галиной Улановой, Натальей Макаровой, Галиной Мезенцевой и Ульяной Лопаткиной. Причем все они создали не просто образ лебедя, а образ умирающего лебедя. Есть нечто сакральное в этом образе — символе Петербурга, умирающем лебеде, имеющим глубокие корни в русской духовности. Ведь лебедь является одним из символов России.

Санкт-Петербург. Иллюстрация художника А. Н. Бенуа к поэме А. С. Пушкина «Медный всадник», 1903

Рис. 5.3. Санкт-Петербург. Иллюстрация художника А. Н. Бенуа к поэме А. С. Пушкина «Медный всадник», 1903

Санкт-Петербург был задуман его основателем как прорыв, своеобразное «окно» России в Европу для установления важных для государства связей с внешним миром. Следует еще раз подчеркнуть, что русские стремились к этим связям, к Ладоге и Балтике, конечно, задолго, за много столетий до Петра.

Главное, что обеспечило выход России на Запад, здесь было. Ведь Петербург был основан на берегу Финского залива, в его самой восточной части. И это способствовало возникновению и развитию в России морского флота (кораблик на Адмиралтейской игле также является еще одним из символов Петербурга).

Первые большие морские сражения под командой Петра I произошли здесь, на Неве и в Финском заливе. Так Петербург стал военно- морским портом, что позволило установить новые морские границы России, и надежно их охранять. Впрочем, конечно, не только морские, но и сухопутные границы на северо-западе страны. Одновременно он стал крупнейшим морским портом, русской столицей морских, в том числе кругосветных путешествий (И. Ф. Крузенштерна, Ю. Ф. Лисян- ского, В. М. Головнина, Ф. В. Литке) (рис. 5.4).

Не только Финский залив — выход на Балтику, но и река Нева, на берегах которой и возник город, также способствовала весомости его стратегического положения. Петр I хорошо понимал огромное значение для Петербурга водной системы река Нева — Ладога (и Онега) — река Волхов — озеро Ильмень. Она связала внутреннюю Россию с морем. И ключевым звеном этой связи стал Петербург.

И. Ф. Крузенштерн (1770—1846), русский мореплаватель, который совершил кругосветное путешествие из Петербурга

Рис. 5.4. И. Ф. Крузенштерн (1770—1846), русский мореплаватель, который совершил кругосветное путешествие из Петербурга.

Почтовая марка1

Если в стратегическом, хозяйственном отношениях местоположение нового города было исключительно удачно, то во многих других природная обстановка лишь создавала трудности. Петербург был заложен на низменных берегах Невы, в ее дельте. Заболоченная, топкая равнина, настоящее гнилое место, отнюдь не способствовало сооружению города. Ведь здесь не было даже необходимого каменного строительного материала. Недаром Петр I издал указ, которым всюду в России, кроме Петербурга, запрещалось возведение каменных зданий. Согласно другому царскому указу, каждый, кто въезжал в город, должен был доставить определенное число камней.

Основатель Петербурга тогда еще не знал, сколь богаты окрестные ландшафты валунами. А тогда, как, впрочем, и позже, строителям приходилось забивать множество свай, дабы тяжелые каменные строения не поглотило бы болото. Это было гнилое место, болотные испарения которого губили здоровье поселенцев. Неудивительно мнение, что Петербург построен на костях, что это поистине гибельное место:

Небо вечно в тумане,

Почва — вечно в мокроте!

Как в поганой лохани,

На поганом болоте!

В. Князев. «Проклятый город»

Замечу, небылица о городе на костях была, вероятно, задумана его недругами: по данным археологов кости были обнаружены, но оказались принадлежащими животным. Сказанное подтверждено и сведениями о похороненных. [1]

И все же новый город-порт, а вскоре и столица России сумел преодолеть эти невзгоды. Помните А. С. Пушкина:

Прошло сто лет, и юный град,

Полночных стран краса и диво,

Из тьмы лесов, из топи блат Вознесся пышно, горделиво

А. С. Пушкин. Медный всадник [172, т. 4]

Впрочем, это и понятно, ведь Петербург создавался не для себя, а для России и строила его вся страна. Не меньшие трудности для горожан возникали и от наводнений. С ними поселенцы столкнулись сразу же. На берегах низкой заболоченной равнины в дельте реки их, наверное, и следовало бы ожидать. И можно было бы строиться на более высоких участках. Однако и Петра I и его приближенных «тянула» к себе Нева, на ней были корабли, с воды же следовало ожидать нападения противника. Город оказался построенным на таком месте, которое, помимо ежегодных затоплений, было подвержено и катастрофическим наводнениям. И уберечься от них не смогли ни в XVTII, ни в XIX, ни даже в XX в. Один раз в столетие невская вода, словно перегороженная напором балтийской волны, вздувалась, затопляя не только низкие набережные, но и значительную часть самого города:

Силой ветра от залива Прегражденная Нева Обратно шла, гневна, бурлива И затопляла острова,

И всплыл Петрополь, как тритон,

По пояс в воду погружен.

А. С. Пушкин. Медный всадник [172, т. 4]

Сходная судьба из больших и знаменитых городов мира только у Венеции. Не менее известная своей красотой, она также под угрозой морской стихии (хотя и другого рода). Так же как и Венеция, Петербург, иногда называемый Северной Венецией, выдержал натиск морской стихии, хотя и с ущербом для себя (рис. 5.5). В свое время Петр I в попытке спасти город начал строить на Васильевском острове, наиболее низкой и затопляемой территории, целую сеть каналов. Они, конечно, не спасли бы положение. И только теперь, через 300 с лишним лет город огражден от набега нагонной морской волны огромной дамбой (около 25 км длиной). Только в 2012 г. долгожданная дамба была достроена и город престал затопляться.

Петербург дорог русским людям также и своей почти непревзойденной красотой, наверное, он в самой первой пятерке мира среди таких европейских городов, как Париж, Рим, Венеция, Будапешт (рис. 5.6).

И это не случайно и во многом связано с удивительной гармонией его строений и ландшафта. Впрочем, добиться такой гармонии, равновесия с природой было далеко не легко. Ведь местоположение Петербурга в природном отношении совсем не выразительно. Это не Кавказ и не бухта Золотой Рог!

Наводнение в Петербурге. Иллюстрация к поэме А. С. Пушкина «Медный всадник». Художник А. Н. Бенуа, 1903

Рис. 5.5. Наводнение в Петербурге. Иллюстрация к поэме А. С. Пушкина «Медный всадник». Художник А. Н. Бенуа, 1903

Плоская низменная поверхность дельты Невы, много заболоченных земель, речек, скудный невыразительный лес, далеко не похожий на знаменитый сосновый бор на картине И. Шишкина. К этому, если еще добавить хмурое небо «всегда в облаках», осенью да и зимой моросящие дожди, нередко свинцового цвета поверхность Финского залива, то трудно вообразить более унылый пейзаж. Однако лучшие градостроители — архитекторы и скульпторы и России, и Европы сумели, приехав сюда, найти ключ — формулу соединения своих творений и мира небогатой местной природы:

Ты знавал этот город туманов,

Город холода, мглы и тоски?

Сонм блестящих дворцов-великанов

Пред лицом горделивой реки.

Я. Якубович. «Сказочный город»

Петербург словно распластан в пространстве — на поверхности плоской дельты. Он как бы повторяет своим каменным убранством, расположением улиц, площадей, садов многорукавное строение речной дельты.

Петербургские строения низкие, приземистые. Но никогда они не теснятся, как в старых средневековых городах Европы. Здесь нет их скученности. Напротив, строители сумели уловить и еще одну из главных черт ландшафта — его просторы. Она отчетливо отразилась в широких проспектах и множестве площадей, к которым они устремляются... Обилие пространства как важнейшую особенность Петербурга, наверное, подчеркивает и сама его организация. Господство прямоугольной, решетчатой планировки не сковывает, не сжимает город в объятие колец (как, например, в Москве), а, наоборот, делает его раскованным, свободным, еще теснее связывает с окружающим пространством.

Петербург. Художник А. Остроумова-Лебедева. Новая Голландия, 1901

Рис. 5.6. Петербург. Художник А. Остроумова-Лебедева. Новая Голландия, 1901

Наконец, петербургские зодчие сумели использовать еще одну, пожалуй, важнейшую черту местной природы — обилие воды (рис. 5.7). Это, прежде всего широченная Нева. Столь полноводная, она вызывает ощущение, что вот-вот выйдет из берегов. Это, конечно, и ее ответвления от главного русла Большой Невы — Малая Нева, Невки и, главное, множество небольших речек — Фонтанка, Мойка, Черная, Охта — всех не перечислить!

Петербург. Иллюстрация художника М. В. Добужинского к повести Ф. М. Достоевского «Белые ночи», 1922

Рис. 5.7. Петербург. Иллюстрация художника М. В. Добужинского к повести Ф. М. Достоевского «Белые ночи», 1922

Речные изгибы совершенно свободны в своих устремлениях и создают причудливые узоры на дельте (особенно отчетливо видные с самолета или космоса, или просто даже на карте). И именно с ними связаны также свободно струящиеся линии знаменитых набережных Петербурга.

Плавные кривые линии набережных смягчают некоторую сухость, казенность, обычно присущую прямолинейно-решетчатой структуре городской застройки. С воды город смотрится иначе и глядит на нее лучшими и часто дворцовыми творениями зодчих. И именно обилие рек и речек потребовало и позволило создать в городе многочисленные, непохожие друг на друга мосты, которыми столь славен Петербург.

Финский залив, встречающийся у стен города с Невой, его просторы и обилие воды, делают заключительный аккорд в формировании облика Петербурга. Впрочем, есть еще одна особенность природы, без которой немыслим Петербург, — белые ночи.

По-разному они виделись поэтами. И как неотразимая черта, делающая его каким-то фантастическим городом. И как какой-то зловещий призрак его губительной сущности:

Дым потянуло вдаль, повеяло прохладой,

Без тени, без огней, над бледною Невой Идет ночь белая — лишь купол золотой Из-за седых дворцов, над круглой колоннадой,

Как мертвеца венец перед лампадой...

Я. Полонский. «Белая ночь» [170]

Несомненно, не только военное, стратегическое, экономическое и политическое значение местоположения Петербурга сделало его важнейшим городом России, стало фундаментом его великих и славных дел. И другая сторона местоположения города, его вечная борьба со стихиями моря и Невы, удивительный успех преодоления унылого облика местной природы также, несомненно, значимы в создании образа города, столь дорогого всей России.

  • [1] URL: fullcollection.ru
 
<<   СОДЕРЖАНИЕ ПОСМОТРЕТЬ ОРИГИНАЛ   >>