Полная версия

Главная arrow География arrow География всемирного наследия

  • Увеличить шрифт
  • Уменьшить шрифт


<<   СОДЕРЖАНИЕ ПОСМОТРЕТЬ ОРИГИНАЛ   >>

Санкт-Петербург в XX веке

В XX в. Петербург-Ленинград пережил большие потрясения. И, прежде всего, в период революций в начале века, когда город постигла разруха, анархия, нищета, голод:

Чудовищный корабль на страшной высоте Несется, крылья расправляет,

Зеленая звезда, в прекрасной нищете Твой брат, Петрополь умирает.

О. Мандельштам. На страшной высоте, 1918 [133]

Одно из потрясений город выдержал во время Великой Отечественной войны, жестокой блокады, которая продолжалась 900 дней (рис. 5.8). Нужно заметить, что И. В. Сталин (по разным причинам) не любил Ленинград. Отчасти поэтому Москва не оказала ему столь необходимой помощи (в том числе в переброске резервных войск). Но город выдержал блокаду. Природа, несомненно, помогла горожанам отстоять город. Ведь фашисты так и не смогли перейти широкую и полноводную Неву, полностью вплотную окружить Петербург.

Вспомним и исключительно суровые зимы (температура воздуха достигала 41 градуса). Ведь они помогли прочно и надолго сковать лед на Ладоге и организовать «дорогу жизни» для частичной эвакуации горожан вглубь страны, помощь осажденному городу.

И, конечно, жестокие «русские морозы», непривычные даже для ленинградцев, более губительны были для пришельцев, не готовых к их встрече в расчете на быструю, легкую победу. Суровая стужа помогла ленинградцам и иным способом. Она не позволила разлагаться вовремя не собранным трупам на улицах осажденного города, не дала вспыхнуть опустошительным эпидемиям.

Другое потрясение, которое испытал город в XX в., — это сооружение гигантской дамбы в Финском заливе, очередной «стройки века». Она взбудоражила горожан, да и Россию, на десятилетия. И не случайно: несомненно, нужная городу как надежный морской щит от катастрофических наводнений дамба поставила его перед угрозой экологической катастрофы, впрочем, не «по вине» самого сооружения.

Ленинград в осаде

Рис. 5.8. Ленинград в осаде: из цикла «Осажденный город». Художник П. А. Шиллинговский, 1941—1942

Большие объемы неочищенных сточных вод оказались «в плену» в мелководной части Финского залива. В отсутствии мощных городских очистных устройств, недостроенная дамба, ради экономии средств лишенная нужного количества широких пропускных отверстий, стала угрозой превращения залива у стен города в ловушку для загрязнений. Среди морских обитателей появились уроды с выпученными глазами, без плавников, участились инфекционные заболевания среди горожан- купалыциков. Впрочем, виновата ли во всем этом сама дамба?

И все же Петербург выдержал и это испытание, за которым многие следили и давали советы по выходу из него. «Стройку века», несомненно, очень нужную, не заморозили. Не стали недостроенную дамбу и взрывать (обсуждалось и такое, явно дикое предложение одного из московских ученых). Решено было ускорить строительство крупных очистных сооружений, а возможно и модернизировать дамбу, которая явно должна быть более «прозрачной» для стоков, с большим количеством пропускной воды.

Почему Санкт-Петербург не погиб в вихрях революций, в тисках фашистской блокады? Почему Петербург, самый любимый город россиян, превращенный в город «с областной судьбой» выдержал? Ведь даже подвиги ленинградцев в кольце блокады пытались всячески замолчать. Музей Обороны Ленинграда был разгромлен и на десятилетия закрыт. Только в период перестройки музей был частично восстановлен. А ведь он не менее значим для человечества, чем памятники ЮНЕСКО — Освенцим в Польше и Хиросима в Японии (в 2018 г., объявлено о сооружении нового музея обороны и блокады на берегу Невы).

Вспомним и политические процессы над ленинградским руководством довоенного времени, и убийство С. М. Кирова, и «Ленинградское дело» 1949 г., во время которого пострадали (были расстреляны или сосланы) 2000 человек, причем не только руководители разного уровня в самом Ленинграде, но и выходцы из него, занимавшие высокие государственные посты в разных городах России. В этом же ряду позорное шельмование в послевоенное время ленинградских писателей (в том числе А. Ахматовой, М. Зощенко), закрытие литературного журнала «Ленинград», перевод в Москву многих выдающихся деятелей культуры (Г. Уланова, М. Шостакович...), ученых, да, впрочем, целых институтов из системы АН СССР. Вспомним пропагандистскую кампанию конца 2000 — начала 2001 г. с приклеиванием городу ярлыков типа «бандитский Петербург», «криминальная столица России», казавшуюся, по меньшей мере, странной жителям Петербурга...

Почему, несмотря на все сказанное, город сохранил свой дух? Почему Петербург быстро оживал после катастрофических наводнений? Кто знает. Может быть все-таки потому, что место, на котором он был основан, было священным? Или потому что он охранялся свыше? В последнем были уверены многие выдающиеся россияне, и среди них один из старцев знаменитой Оптиной пустыни — Нектарий. В годы очередного бедственного положения Санкт-Петербурга, в 1922 г. он послал ему свое благословение как «самому святому городу во всей России» [194].

Как и для всякого священного места, Санкт-Петербургу издавна были присущи чудеса, волшебные явления (об одном из них, волшебном кладе на месте основания будущего города уже говорилось выше). Самое известное из них произошло во время Второй мировой войны, когда город был в кольце вражеской блокады [221]. В далеком Ливане митрополит Илья, находясь в келье, увидел в огненном столпе видение

Девы Марии. При этом ему было сообщено, что Петербург будет спасен. Для этого в России и в Петербурге следует открыть храмы (большинство из них, как известно, к этому времени были давно закрыты и разорены). Кроме того, вокруг Петербурга нужно пройти с чудотворной иконой Казанской богоматери.

О сказанном вскоре было сообщено И. В. Сталину и, как это не удивительно, он выполнил все, что ему советовали. Сыграло ли роль чудо или же икона вдохновила защитников города, так или иначе кольцо блокады было прорвано, Петербург не был сдан врагу.

Значение Петербурга как особого города, священного места для жителей России, несомненно, помогли осмыслить и художники, композиторы, писатели, поэты, артисты (рис. 5.9). Именно ими создан образ места Петербурга. Многие из них воспринимали город как часть, даже порождение его природного местоположения. Вспомним А. С. Пушкина и Ф. М. Достоевского. Отношение их к Петербургу было весьма не одинаковым и не всегда однозначным.

Портрет Ф. М. Достоевского. Гравюра

Рис. 5.9. Портрет Ф. М. Достоевского. Гравюра.

Художник В. А. Фаворский, 1929

Величественным, с Петром на вздыбленном коне, созданным назло стихии — таким видел Петербург А. С. Пушкин (рис. 5.10). Иначе смотрел на Петербург Ф. М. Достоевский. Скорее, до конца неосознанно он видел губительное воздействие большого города на жителей, его миазмы, отравленный воздух. И состояние, и поступки многих героев Ф. М. Достоевского в чем-то порождены и самим местом — сырыми тяжелыми испарениями, городскими миазмами, узкими улицами (а в Петербурге не только ведь широкие проспекты!). Вспомним и убийцу Раскольникова, и чахоточных героев «Белых ночей». И все же тяжелая судьба многих жителей города, героев писателя не заслоняет видение Петербурга с его призрачной красотой величественным городом.

А. С. Пушкин, великий русский поэт, жизнь которого неотрывна от Санкт-Петербурга. Рисунок скульптора М. Аникушина

Рис. 5.10. А. С. Пушкин, великий русский поэт, жизнь которого неотрывна от Санкт-Петербурга. Рисунок скульптора М. Аникушина

 
<<   СОДЕРЖАНИЕ ПОСМОТРЕТЬ ОРИГИНАЛ   >>