Антропогенные нарушения памятников всемирного наследия в мирное время

Одной из широко распространенных причин разрушения достопримечательных мест является мелиорация земель, которая в зависимости от ландшафта, природной зоны может привести к повышению или, наоборот, к понижению уровня грунтовых вод и, таким образом к обводнению или, наоборот, к иссушению местности. Так произошло в месте расположения развалин древнего города и монастырского комплекса Абу-Менас в Египте. Расположенный в 45 км к юго-западу от Александрии, он возник на месте погребения египтянина, христианского мученика, убитого римским офицером в конце III в. н. э. Чудесные исцеления на этом месте, сначала животных, а потом и людей и явились причиной создания церкви, затем монастыря и, наконец, строительства целого города. В конце раннего средневековья этот город превратился в крупный центр паломничества.

Археологические раскопки, которые сопровождались мелиоративными работами, вызвали в последние годы подъем грунтовых вод. А они стали угрожать развалинам базилики и других зданий, и уже в 2001 г. памятник попал в список объектов, которым угрожает опасность разрушения.

От антропогенных непродуманных действий в 1990-гг. пострадал национальный парк Ишкель в Тунисе. Он включает озеро площадью 50 кв. км, заболоченные берега, поросшие тростником и небольшой скальный массив с жестколистными кустарниками и горными лесами (на нем останавливаются перелетные птицы). Как одно из немногих крупнейших мест остановки перелетных птиц (а их здесь около 180 видов) национальный парк был уже в 1980 г. включен в список Всемирного наследия. Однако уже в 1996 г орнитологический заповедник оказался под угрозой нарушения экологической обстановки. Дамбы, построенные на реках, впадающих в озеро, уменьшили приток пресной речной воды, в результате чего увеличилась соленость озерной воды. Возникло также засоление заболоченных территорий. После запрета использования вод озера на сельскохозяйственные нужды его соленость пришла в норму и в 2006 г. заповедник перестал нуждаться в срочной помощи.

Существованию памятников наследия иногда угрожает добыча полезных ископаемых как на территории самих объектов, так и в близости от них. Это связано не только с уничтожением части наземной экосистемы, но и с нарушением, в первую очередь, режима подземных и грунтовых вод, которые, в свою очередь, влияют на экосистемы. Такова ситуация на территории Маунт-Нимба (Мон Нимба), природного резервата на границе Гвинеи и Берега Слоновой Кости. Этот резерват представляет собой невысокие горы (максимальная высота 1752 м) с горными лесами, лугами, перемежающимися с саваннами, особенно у подножия хребтов.

Добыча полезных ископаемых осуществлялась здесь еще в 1970 гг. (в списке наследия он с 1981 г.). В 1990-е гг. вновь возникла угроза этому памятнику наследия в связи с добычей из недр по соседству, а также в результате поселения здесь беженцев. Поэтому в 1992 г. резерват оказался в списке памятников, находящихся под угрозой. Аналогичная ситуация возникла в последние годы для национального парка Йеллоустон в США. Там также осуществляется добыча полезных ископаемых вблизи границы памятника.

Подобная опасность нависла и над памятником «Девственные леса Коми» в России. Памятник расположен в предгорьях Северного Урала и частично у его подножий на Русской равнине. Недра этой местности оказались богаты золотом. В 2010 г. одно из предприятий получило разрешение на геологическую разведку и последующую добычу рудного золота на территории национального парка Югыд-ва, входящего в состав памятника. От пожара неизвестного, но явно техногенного происхождения в 2010 г. пострадал памятник Наследия в Уганде.

Это был комплекс с гробницами королей этой страны. Хотя он, будучи деревянным с соломенной крышей, сгорел почти полностью, принято решение о его восстановлении.

Одним из важнейших факторов нарушения памятников наследия является загрязнение природной среды и особенно атмосферное. В первую очередь ему подвержены памятники, расположенные в больших городах, для которых свойственны повышенные содержания двуокиси серы, углерода и других химических элементов. Среди таких памятников Афинский акрополь в Греции. Это древний комплекс храмов, расположенных в центре столице на невысоком (до 150 м) холме. Они начали создаваться почти 2500 лет назад Акрополь подвергается разрушительному воздействию кислотных дождей. От них особенно быстро разрушаются мраморные сооружения. С 2004 г. этот объект попал в список памятников, подверженных угрозе.

От загрязнения акваторий чаще страдают природные памятники. В 2010 г. вновь спустя десятилетия возникла угроза объекту наследия — озеру Байкал, Россия (рис. 8.10). Байкал — уникальный водоем, известный не только большой глубиной (в связи с приуроченностью к огромному разлому), но и чистой водой. Для его фауны и флоры характерно преобладание эндемиков. Среди них байкальская нерпа, которая в отдаленные времена попала в него по рекам из северных морей. Долгие годы, еще в СССР, общественность страны боролась с ведомствами, которые загрязняли воды озера неочищенными стоками от целлюлозно-бумажных комбинатов и других предприятий. В результате этой борьбы на десятилетия вплоть до настоящего времени загрязнение водоема было сильно уменьшено.

В 2010 г. году вопреки протесту общественности и экологов было принято постановление правительства о производстве целлюлозы на Байкальском целлюлозно-бумажном комбинате при так называемом разомкнутом водообороте. Иначе говоря, неочищенным стокам «разрешено» поступать в озеро. От загрязнения акватории, вызванного судоходством и туризмом, страдают кораллы, мангры на охраняемой территории Белизского Барьерного рифа.

Многие памятники наследия находятся под угрозой разрушения вследствие антропогенного пресса на растительный и животный мир. Так произошло на острове Мадагаскар на территории охраняемой территории Ацинака. Здесь распространены реликтовые влажные тропические леса. Они характеризуются большим биоразнообразием (одних таких редких животных как лемуры, там 25 видов), огромным количеством эндемиков (около 80 % видов). Это обусловлено длительной изолированностью всего острова от соседнего континента. Мадагаскар был частью огромного суперконтинента Гондвана. Его изоляция от Африки произошла около 160 млн лет, а от Азии — около 60 млн лет назад. Десятки миллионов лет изоляции и привели к необычности флоры и фауны Мадагаскара. Среди растений на территории памятника наследия насчитывается около 12 тыс. эндемиков.

Байкал. Байкальская нерпа (один из видов-эндемиков)

Рис. 8.10. Байкал. Байкальская нерпа (один из видов-эндемиков).

Фото А. Сизова1

В настоящее время на территории памятника наследия (в границах шести национальных заповедников) ведутся незаконные лесозаготовки. В результате ряд видов млекопитающих, характерных для данного ландшафта, находятся в критическом состоянии: 9 — в опасном, 5 — под угрозой. От вырубки растительности, на этот раз — зарослей мангров, страдает и заповедная территория Белизского Барьерного рифа в Белизе. Угрозы экосистемам памятникам наследия и на Мадагаскаре, и в Белизе вынудили их включить в список угрожаемых территорий (соответственно в 2010 и в 2009 гг.).

В 1992 г. в список угрожаемых объектов природного наследия ЮНЕСКО пришлось включить и заповедник Манас в Индии. Животный мир этой земли, которая находится среди полувечнозеленых лесов в долине реки Брахмапутры и на нижних склонах окружающих гор, очень богат. Среди представителей фауны можно выделить тигра, индийского и дымчатого леопарда, слона, индийского носорога и индийского бизона (гаура), карликовую свинью. Все эти животные в последние годы заметно уменьшаются в своей численности. Причина такой ситуации — неконтролируемое браконьерство. Аналогичная неблагоприятная ситуация сложилась также по причине браконьерства в национальных парках Николо-Коба в Сенегале и Сымен в Эфиопии. В обоих парках уменьшилась численность охраняемых животных, и они побывали в печальном списке.

Иногда уникальная, редкая фауна и флора подвергаются опасности вследствие «столкновения» с видами, интродуцированными (акклиматизированными) человеком, причем как сознательно, так и случайно. Именно так многие годы и в настоящее время происходит на территории памятника Всемирного наследия Галапагосские острова. Здесь обитает целый ряд эндемиков, среди живых существ это галапагосские пингвин, баклан, канюк, морской лев, морская игуана, зеленая черепаха, слоновая черепаха (рис. 8.11).

Слоновая черепаха, один из видов которой (самый крупный) исчез в 2012 г., Галапагосские острова

Рис. 8.11. Слоновая черепаха, один из видов которой (самый крупный) исчез в 2012 г., Галапагосские острова1

В течение ряда лет памятник наследия Галапагосские острова (Эквадор) находился в опасности, прежде всего, из-за интродуцирования, большей частью не специального, домашних животных, а также растений. Среди таких животных были кошки, козы, рогатый скот, собаки, крысы, свиньи. Поскольку своих хищников-аборигенов на островах мало, привезенные хищники нанесли большой вред местным обитателям. Так, например, свиньи разрушают гнезда игуан, поедают корни некоторых растений. Нападают на игуан, черепах и птиц также кошки и одичавшие собаки. Экологическая ситуация в морской среде вокруг островов нарушается вследствие незаконной рыбной ловли, охоты на акул и сборе морских огурцов.

Существуют документы о неблагоразумных действиях в историческом прошлом вице-короля Перу, который, заботясь о расширении колонизации островов, приказал распространить на них различных домашних животных (коз, коров, ослов и других). В XX в. только на одном из островов архипелага (остров Пинта) количество коз увеличилось с 3 тыс. (завезенных в 1959 г.) до 30 тыс. в 1973 г. Особенно сильно влияние человека сказалось на одном из 11 подвидов слоновой черепахи. Самом крупном, отдельные особи которого достигали по весу 300 кг и имели длину до 1,2 м. Его в течение столетий мореплаватели, которые испытывали проблемы с пресной водой, использовали в качестве «живого бочонка» с водой. Считается, что таким образом с начала XVI в. до 70-х гг. XX в. их количество уменьшилось с 250 000 до 3000. В 1912 г. не стало последней особи («Одинокого Джорджа»).

Подобным же образом вредоносно влияют на местную флору интро- дуцированные растения (среди них — хинное дерево, авокадо, слоновая трава, клещевина обыкновенная). Они быстро распространяются и вытесняют местные виды растений. Так изменяется вся экосистема островов. В 2010 г. экологическая ситуация на Галапагосских островах, однако, улучшилась и памятник был исключен из «черного» списка.

1 URL://ru.wikipedia.org/wiki

Угрозу для памятников наследия вызывают и непродуманные действия администрации по организации планирования инфраструктуры вблизи памятника, из-за разного рода строительства вблизи охраняемых объектов. Примером может послужить шедевр архитектуры собор Саграда-Фамилия в Барселоне знаменитого архитектора Антонио Гауди (рис. 8.12). В последнее время он оказался в зоне опасности. Буквально в нескольких метрах от фундамента здания планируется тоннель для скоростных поездов, которые могут привести к детонации наземного сооружения.

Собор Саграда-Фамилия. Архитектор Антонио Гауди

Рис. 8.12. Собор Саграда-Фамилия. Архитектор Антонио Гауди,

Барселона1

Подобным же образом возникла опасность для города-крепости, древней астрономической обсерватории Мачу-Пикчу (рис. 8.13). Этот священный центр был создан высоко в горах, Андах, строителями империи инков, которая процветала с 1100 г. до конца XVI в., до прихода испанских колонизаторов. Создаваемая в настоящее время инфраструктура для обслуживания туристов и вызывает опасения угрозы для памятника. Поэтому и Саграда-Фамилия, и Мачу-Пикчу в 2010 г. попали в печальный список угрожаемых объектов.

Отрицательное воздействие туризма на памятники наследия не всегда быстро распознаваемо. Так далеко не сразу была объяснена причина массовой гибели кораллов в 60—70-е гг. XX в. в пределах Большого Барьерного рифа, который протянулся на расстояние около 2000 км вдоль восточного побережья Австралии. Врагами — пожирателями кораллов стали морские звезды (один из их видов). По данным зоогеографов и экологов, их стало гораздо больше, поскольку в свою очередь врагов звезд, своего рода ограничителен этой популяции, улиток — тритонов стало, напротив, меньше из-за сбора туристами раковин, в которых они обитают. Так была выяснена цепочка взаимосвязанных явлений, которые, в конечном счете, нарушили равновесие экосистемы Большого Барьерного рифа.

Сказанное показывает, что охрана только одного компонента природы (будь то животное, растение, а также форма рельефа, источник) не может в должной степени обеспечить ему устойчивое развитие. Ведь любой природный или рукотворный компонент и элемент ландшафта зависит от других его составляющих.

Одна из причин угроз разрушения памятников наследия в городах и, прежде всего, расположенных в дельтах рек (таких памятников наследия как исторические центры Петербурга и Венеции), — развитие микрофлоры на фундаментах, а также на фасадах зданий. Следует заметить, что дельтовые области богаты естественной микрофлорой, однако ее количество сильно возрастает вследствие антропогенных причин. Таковыми, прежде всего, являются утечки в городах санитарно-технических и водопроводных вод.

Нарушение грунтовых и подземных вод вызывается также различными подземными сооружениями, в частности прокладкой тоннелей, линий метро. Микрофлора, развиваясь в затопленных подвалах, поражает фундаменты зданий, а также фасады. В историческом центре города, который и является памятником Всемирного наследия, до 80—90 % зданий повреждены микрофлорой. Поэтому фасады даже недавно отремонтированных зданий (к 300-летию Петербурга) вновь покрываются пятнами. Этот своего рода грибок и является одним из главных разрушителей зданий, разумеется, не только в Петербурге, а например, и в Венеции.

Мачу-Пикчу — город-крепость и священный центр империи инков, нынешнее Перу

Рис. 8.13. Мачу-Пикчу — город-крепость и священный центр империи инков, нынешнее Перу1

Подобные процессы разрушения зданий микрофлорой усилились в Петербурге именно в XX в. — в связи специфическими сторонами развития урбанизации. В течение двух предшествующих столетий, когда в городе не производилось столь масштабных подземных работ и не было столь сильных утечек воды, процессы поражения зданий микрофлорой были существенно меньше. Следует отметить, что в Петербурге усилиями инженеров и биологов предпринимаются меры по охране зданий от поражающего их разрушения, вызываемого микрофлорой.

Антропогенные воздействия на памятник наследия имеют различные формы и непрестанно увеличиваются. Особенно активно на состояние памятников наследие влияет урбанизация. Она в частности, проявляется в несовершенных реставрационных работах, приводящих к потере первоначального облика исторических сооружений, в непродуманном планировании застройки окружения исторических памятников, в возведении сооружений, которые портят панораму охраняемых объектов. Так наступление городской застройки испортило архитектурных облик ансамблей исторических зон (которые включают королевские дворцы, ступы) памятника наследия «Долина Катманду» в Непале. В 2003—2007 гг. этот памятник был включен в «черный» список ЮНЕСКО.

Предупреждения экспертов ЮНЕСКО зачастую приводят к остановке недопустимого строительства. Однако в отдельных случаях памятники наследия теряют свою ценность и даже исключаются из списка ЮНЕСКО. Так эксперты сочли недопустимым строительство в центре Дрездена транспортного моста, который нарушал сложившуюся гармонию исторической застройки (XVI—XX вв.).

 
Посмотреть оригинал
< Пред   СОДЕРЖАНИЕ   ОРИГИНАЛ     След >