Полная версия

Главная arrow Экономика arrow История таможенного дела и таможенной политики России

  • Увеличить шрифт
  • Уменьшить шрифт


<<   СОДЕРЖАНИЕ ПОСМОТРЕТЬ ОРИГИНАЛ   >>

ТАМОЖЕННАЯ СИСТЕМА И ТАМОЖЕННАЯ ПОЛИТИКА РОССИИ ВПЕРВОЙ ПОЛОВИНЕ XVIII В.

Таможенная система Петра I

В начале XVIII в. в условиях длительной Северной войны таможенная политика России была нацелена на обеспечение потребностей государства в производстве и ввозе важных промышленных товаров, защиту экономических интересов страны.

Внешняя торговля рассматривалась как одно из действенных средств приобщения России к западной культуре и являлась источником пополнения казны. Наиболее активная торговля велась с Англией и Голландией. В 1706 г. была заключена торговая конвенция с Францией, предоставлены льготы в торговле для Италии, Бремена и Данцига.

Развитию внешней торговли способствовала с 1709 г. Вышневолоцкая система судоходства. Быстрыми темпами развивалась торговля в новом порту на острове Котлине. С 1713 г. центр торговли переместился из Архангельска в Санкт- Петербург. По указу императора в Петербург из Архангельска переселялись именитые купцы, с товаров, направляемых в Петербург, пошлина снижалась с 5 до 3 %. Развивалась и сухопутная торговля с Польшей, Венгрией, Молдавией, Пруссией.

Таможенные пошлины в начале XVIII в. взимались в соответствии с Новоторговым Уставом 1667 г., были возобновлены и прежние мытные сборы, например проезжая пошлина.

С 1720-х гг. таможенные пошлины с товаров взимались уже не на основании Новоторгового устава, а по особому расчету. Размер пошлины был уменьшен с прежних 5 и 4 копеек с рубля до 2,5 и 3 копеек, но эти пошлины взимались со всех товаров, проходивших через таможни. Составлением нового таможенного тарифа занималась Коммерц-коллегия. Заключение на новый проект общего таможенного тарифа должна была дать Берг- и мануфактур-коллегия, которая отказалась высказывать какое-либо мнение до тех пор, пока не собраны данные относительно производительности русских мануфактур. Сбор этих сведений путем долгой переписки с местными властями позволил составить нечто вроде промыслового кадастра. Выяснилось, что в России довольно успешно действовали следующие производства: полотняное, суконное, шелкоткацкое, парчовое, кожевенное, сафьянное, селитряное, красочное, медное, оружейное, игольное, писчебумажное, шпалерное. Кроме этого, было много винокуренных, маслобойных, поташных заводов.

Управление таможенными сборами с 1715 г. осуществляла учрежденная Петром I Коммерц-коллегия, которую возглавлял П. М. Апраксин. Основными функциями ее являлись организация торговли и контроль за ней, установление порядка таможенных сборов, учреждение института таможенных служителей, разбор судебных дел купцов в отношении работы таможен и др. Управляющих по-прежнему избирали из купечества, изменилось только название: с 1700 г. их стали называть таможенными бурмистрами, а с 1720 г. — оберцольнерами (досмотрщиками). При оберцольнере состояли целовальники, которые вместе с ним отвечали перед государем за поступление таможенных доходов, а в случае недостачи должны были восполнять недоимку из своих личных средств. Но теперь они получали определенное годовое содержание.

Важным отступлением от практики прежнего времени стало то, что таможни снова начали отдавать на откуп. В условиях длительной войны отдача каких-либо доходов на откуп с получением денег вперед стала средством пополнения казны. Так, в 1712 г. отданы были на откуп таможенные и питейные сборы во всех городах и селах Московской области. После войны откупная система осталась в силе, так как финансовые затруднения не закончились Ништадтским миром. Россия обязалась уплатить Швеции 2 млн руб. за отошедшие к России земли, и эта громадная по тому времени сумма была выплачена в довольно короткое время. В 1721 г. было решено отдать на откупное содержание всей таможни по сухопутной границе.

В целом первоначальный этап таможенной политики Петра I основывался на принципах меркантилизма. К примеру, был запрещен вывоз из страны драгоценных металлов. Однако курс Петра I существенно отличался от меркантильной теории. Так, не поощрялся вывоз готовой продукции за границу, редко и неохотно освобождались русские изделия от экспортных пошлин, никогда не устанавливалось ничего подобного премиям за экспорт. Наконец, царь прямо высказывал мысль о том, что русская мануфактура должна существовать прежде всего для удовлетворения внутреннего спроса. И лишь когда внутренние потребности будут удовлетворены, на развитие промышленности следует накладывать ограничения, так как, по его мнению, конкуренция мануфактур могла испортить качество изделий и снизить прибыльность производства.

Тариф 1724 г. был охранительным, вводил своеобразный метод по определению ставок пошлины. Если в процентном отношении внутреннее производство какого-либо товара достигало 25 % соответствующего импортируемого аналога, то пошлина составляла 1/4 цены последнего, трети — 1/4, половины — 50 %, если превышало производство аналогичного товара — 75 %. Таким образом, размер пошлинного обложения варьировался в зависимости от степени развития внутреннего производства.

Вывозная пошлина осталась прежней — 3 % цены товара. Лишь некоторые российские товары, например кожи, льняная пряжа, анис, были обложены запретительной 75%-й пошлиной или запрещены к вывозу под предлогом их использования в качестве сырья на российских мануфактурах.

Особенность тарифа 1724 г. заключалась и в том, что перечень товаров был составлен в алфавитном порядке. При этом список был довольно ограничен, система классификации не отличалась совершенством. Применение тарифа в отношении экспортных и импортных товаров, не указанных в росписи, значительно затрудняло работу таможенников.

Пошлины собирали иностранной монетой — ефимками, по курсу 50 копеек за ефимок. При этом русские купцы не имели никаких льгот и преимуществ перед иностранными. При отсутствии ефимков пошлину брали российскими деньгами по 125 копеек за ефимок. Если купцы вывозили свои товары на собственных кораблях, взималась только треть пошлины русскими деньгами, считая по 90 копеек за ефимок. При вывозе товаров на тех же условиях через Архангельск пошлина взималась в половинном размере и тоже российской монетой. На иностранцев такая льгота не распространялась Их попытки вывезти из России товары с помощью российских купцов, выдававших их за свои, строго пресекались. Товары, вывозившиеся незаконно, без уплаты таможенных пошлин, подлежали конфискации с передачей 1/3 конфискованного доносчику.

Одновременно с таможенным тарифом 31 января 1724 г. был опубликован Морской торговый регламент, или Устав. По нему все иностранные суда, которые входили в российский порт или покидали его, сопровождались до самой таможни специальным человеком. Цольнеры должны были записать и передать досмотрщику имя корабельщика, название корабля и роспись всему грузу. После прихода корабля в порт досмотрщику надлежало явиться в таможню, а корабельщику и купцам вменялось в обязанность правильно указывать свои товары, их цену и страну происхождения. До завершения досмотровых мероприятий никто не имел права сойти с корабля, запрещалась его разгрузка.

В отдельных статьях Устава содержались льготы для отечественных предпринимателей. Российские товары подлежали ввозной пошлине при перемещении из одного внутреннего порта в другой, их последующая доставка в третий российский порт российскими же подданными производилась беспошлинно. Если российские товары из одного российского порта в другой перемещал иностранец (с целью продажи), он оплачивал не только ввозную пошлину в порту отгрузки, но и ввозную пошлину в порту доставки.

Были прописаны состав таможенных преступлений и правонарушений и ответственность за них. Так, конфискации подлежали корабли (вместе с находившимися на них товарами), которые «без ведома таможенного» производили погрузку (разгрузку) в неустановленных местах, оказывались там без документов. В пользу государства изымались товары, скрытые от таможенного контроля, запрещенные к ввозу или вывозу частными лицами. Конфискация также предусматривалась за производство погрузочно-разгрузочных работ в ночное время, а также если при декларировании «добрые» товары выдавались за «худые» с целью занижения причитающихся к уплате таможенных платежей. За менее серьезные проступки предусматривались штрафные санкции и другие наказания. Запрещалось приближаться к приходящим или отходящим судам, брать или отвозить с них какие-либо товары или привозить свои, а также открывать, развязывать бочки, ящики и кипы до прохождения таможенного досмотра.

Важным новшеством была статья, определявшая правовой статус таможенников, которая предусматривала ответственность за правонарушения, посягавшие на честь и достоинство должностных лиц таможенных органов.

 
<<   СОДЕРЖАНИЕ ПОСМОТРЕТЬ ОРИГИНАЛ   >>