РУССКАЯ ПОЛИТИЧЕСКАЯ МЫСЛЬ

В результате освоения дайной темы студент должен:

знать

  • – историю становления и развития русской политической мысли;
  • – основные теории и концепции русской политической мысли в период IX – начала XVI11 в.;
  • – ценностные аспекты политологического знания русской политической мысли XVIII – начала XX в.;

уметь

  • – анализировать общие проблемы политической сферы и пути их решения в концепциях Российского государства;
  • – выделять значимую политическую информацию в историографии российской политической мысли;
  • – делать выводы и давать аргументированные ответы на текущие события политической истории;

владеть

  • – навыками анализа и оценки политических текстов в российской истории;
  • – понятийным аппаратом, используемым для описания концепций политического развития и модернизации российского общества.

Особенности развития русской политической мысли в период IX–XVIII веков

Политическая культура и политическая история России тесно переплетены с историей формирования и развития русской политической мысли. Проблемы политической модернизации и демократического транзита не являются феноменом нашего времени. "Теоретики и практики" Древней и Московской Руси, Российской империи старались найти соответствующие своему социальному времени и знанию решения все тех же политических задач, над которыми работают современные специалисты.

Формирование политической мысли в России было определено во многом спецификой географического положения, особенностями культурно-исторического пути развития, сложным взаимодействием этносов на пространстве между Западом и Востоком. Климат, ландшафт, особенности повседневной культуры на огромной территории, контакты с разными культурами не могли не повлиять на формирование контактной российской политической культуры и на особенности развития политической мысли. Занимая геополитически важное положение между Европой и Азией, между Западом и Востоком, российское государство формировалось на протяжении веков под воздействием внешних и внутренних конфликтов, испытывая постоянное напряжение в поисках культурной и политической самоидентификации, в поисках вариантов модернизации и смысла существования. Ценности российской политической культуры формировались в условиях осмысления понятий "свобода" и "воля", "закон" и "справедливость", "сильное государство и власть" и бегства за тридевять земель, например в Сибирь, от "этой власти" и "такого государства". Итогом этого осмысления стало создание идеологии анархизма и формирование одного из исторических тоталитарных режимов. Политическая мысль позволяет нам проследить и множество других вариантов формирования отечественных политических мифов, легенд и стереотипов. Историческое развитие российского государства во многом определило политическую мысль и политическую культуру, но и политическая мысль теоретиков, давление тех или иных элитарных групп, роль персональной политической социализации правителей способствовали выбору путей исторического развития государства на развилках истории. Особенности развития русской политической мысли привели, с одной стороны, к ее открытости к взаимодействию с другими культурами, а с другой – к сильно развитому мессианскому сознанию и формированию особенностей российской политической культуры.

Важно понимать, что поиск отличий и особенностей российской действительности и истории как уникального феномена является таким же элементом политической мифологизации, как и необходимость следования "проверенному образцу" и "модели для подражания" по опыту других. Конкретный выбор того или иного пути развития, оправдание этого выбора с помощью политического инструментария и идеологии каждый раз натыкался на необходимость использования опыта предшествующих эпох и опоры на реальное положение дел, в том числе и с учетом политической культуры населения и теории политической мысли. Попытки противодействовать реальности и создавать или сохранять нежизнеспособные на практике явления приводили к плачевным последствиям и осознанию необходимости скорейшего проведения реформ и модернизации всех сторон жизни, которые не всегда приводили к улучшению качества жизни населения. Все это вместе породило сложную специфику и богатство отечественной политической мысли.

Формирование протогосударственных образований на огромном пространстве, потенциально богатом ресурсами, заселенном различными племенными союзами с весьма несхожими типами культур и особенностями жизнедеятельности, требовало довольно больших усилий. Ключевым фактором к формированию государственности стал контроль над крупными коммуникационными артериями, путем "из варяг в греки" и "из варяг в хазары, арабы" по Волге. Кроме того ряд смешанных по этногенезу племенных союзов, нуждаясь в военном и административном доминировании над соседями, заключили или в последующем оформили контроль над собой с помощью мифа "о призвании варяг". В последующий период времени эта ситуация стала основой возникновения культа сильного государства (державы) и сильной персонифицированной власти для объединения ради общих интересов, что со временем идеологически было закреплено в этатистских и патерналистских тенденциях отечественной политической культуры.

Потребность в сильном военном вожде с дружиной, способном контролировать внешние угрозы и объединить мирным или военным путем некоторые славянские и финно-угорские племена, привела к усилению княжеской власти при сохранении некоторого влияния общин посредством института вече, что способствовало образованию Древнерусского государства с центром сначала в Новгороде, а затем в Киеве (882). Сложилась своеобразная раннефеодальная федерация, состоящая из территорий старых племенных союзов и новых земель, завоеванных или колонизированных при участии князей. Ключевое значение для отечественного политического дискурса играл и играет спор вокруг "норманнской теории" о формировании древнерусского государства. Отвергнув византийскую идею о "несамостоятельности" Руси и в рамках борьбы за доминирование в политическом пространстве Древней Руси, киевский летописец "Повести временных лет" Нестор возводит великокняжеский род Киева к варяжскому князю Рюрику, подчеркивая тем самым превосходство киевских князей над всеми остальными русскими князьями. Следует заметить, что в раннем Средневековье в Европе была популярна идея легитимации власти через происхождение правящей династии от могущественных иностранных правителей. Кроме того, в условиях раннесредневековой Европы государства довольно часто возникали и исчезали под воздействием внешнего фактора, что не мешало потомкам завоевателей успешно ассимилироваться и интегрироваться в доминирующую культуру. Рассуждения летописца о происхождении русского государства привели впоследствии к созданию "норманнской теории". С XVIII в. и вплоть до XX в. данная мысль о зависимости русской государственности от западного начала служила различным политическим целям, от оправдания "доминирования" немцев в управлении и науке эпохи дворцовых переворотов до случайного и колониального характера образования российского государства, что вызывало ответную реакцию со стороны сторонников теорий самостоятельного происхождения.

В 988 г. при князе Владимире произошло еще одно важнейшее для последующей политической и идеологической истории государства событие – Крещение Руси. Выбор веры был продиктован как внутренними, так и внешними политическими целями. Задача объединения разнородных социальных и политических институтов древнерусского общества совпала с возможностью усиления роли Древней Руси в геополитике Восточной Европы и соответствовала желанию князя опереться на идеологические возможности религии, силу христианских общин и внешнеполитические возможности Византийской империи. Духовное обоснование единовластие получило благодаря принятию христианства по византийскому образцу. С этого времени православие становится государственной религией, а правитель утверждается как ставленник Бога на земле по византийской традиции. Поскольку крещение Руси стало результатом государственной политики, церковь с момента своего возникновения оказалась в подчиненном положении по отношению к великокняжеской власти. Преобладание светской власти над духовной, при поддержке последней, часто обозначается термином – цезареианизм. Византийская традиция оказала во многом определяющее влияние на формирование российской политической мысли и российской политической культуры. Это влияние выразилось в универсальном иерархизированном характере ценностей, единстве царской и имперской идей, общих целях церкви и государства, мессианском характере внешней политики, полиэтничном, надгосударственном характере власти и многом другом.

Влияние византийской цивилизации на Русь было столь велико, что впоследствии возникла необходимость в отстаивании своей собственной самобытности и самостоятельности. Так, в середине XI в. появляется одно из первых дошедших до нас политических произведений – "Слово о законе и благодати" киевского митрополита Илариона, стремившегося теоретически обосновать независимость Киевского государства от Византии и провести идею сильной княжеской власти. Принятие христианства было свободным выбором русского народа, из чего автор делает вывод, что он не нуждается в опеке Византии. Однако, усилия Илариона, первого русского митрополита, не имели далеко идущих последствий, и русская церковь оставалась византийской митрополией вплоть до 1448 г., когда благодаря стараниям Василия II она стала автокефальной. Важно отмстить, что этому способствовал кризис последних лет существования Византийской империи, включая попытки заключения Константинополем унии с католической церковью, против которой резко возражали элиты Великого Княжества Московского.

Если Иларион в "Слове" стремился дать теоретическое обоснование независимости Русского государства и сильной княжеской власти, то историческое обоснование этих идей можно найти в "Повести временных лет" (начало XII в.), созданной монахом Киево-Печерской лавры Нестором.

Причиной распада Киевской Руси послужили не только столкновения из-за династических споров о праве на Киевский стол со стороны многочисленных Рюриковичей.

Экономические, социальные и политические интересы отдельных территорий, князей, общин, сам характер великокняжеской власти как власти всего рода Рюриковичей, слабые хозяйственные связи, геополитическая ситуация и перемещение торговых путей способствовали распаду Киевского государства на удельные княжества.

Перемещение политических центров силы на окраины бывшего государства во Владимиро-Суздальское княжество и земли Господина Великого Новгорода привели к формированию новых.

В Новгороде и Пскове получило развитие вече, которое существенно ограничивало власть князей вплоть до изгнания. Особенности находят объяснение как в экономике, роли торговли и ремесла, так и в истории взаимоотношений Новгорода с великими князями в составе Киевской Руси. Политические традиции северо-западных земель могли стать основой альтернативного варианта социально-политического развития, основанного на принципах соревновательной олигархии – совета господ, выборного главы местной церкви – владыки, выборного главы гражданской исполнительной власти – посадника, выборного главы ополчения – тысяцкого. Но политическая история предпочла иной вариант развития событий.

В северо-восточной Руси в зоне бывшей княжеской колонизации происходили другие процессы. Сильная княжеская власть с опорой па дружину и вотчинный характер землевладения преобладала и подавляла вечевые традиции. Государство – владения государя – отождествлялось с частным правом правящего лица, публичная политическая власть стала неотъемлема от экономической и подчинила себе любую другую власть. Титул Великого Князя Киевского стал объектом политического манипулирования и поводом для междоусобных конфликтов из-за экономических, политических, династических причин.

Феодальная раздробленность, междоусобицы и пограничные набеги со стороны соседних племен и государств сделало вновь актуальной идею объединения страны под эгидой сильного правителя, способного спасти Русь от постоянных междоусобиц и ордынских набегов. Отражением этой идеи стали такие древнерусские памятники, как "Поучение" Владимира Мономаха, наставляющее князей на путь единения и прекращения внутренних раздоров; "Слово о полку Игореве", призывающее князей забыть споры перед лицом внешней угрозы; "Моление Даниила Заточника", автор которого только в сильной великокняжеской власти видит спасение простых людей от бедствий.

Окончательно система единовластия складывается в рамках одного из важнейших геополитических событий XII в. – татаро-монгольского нашествия. В результате череды военных кампаний завоевателей разрушилось прежнее культурное, экономическое и идеологическое единство Руси, часть земель оказалась вовлечена в альтернативные политические проекты Великого Княжества Литовского, Польского государства. Северо-Восточная Русь оказалась в прямой зависимости от империи монголов, что определило и характер, и идеологическое обоснование геополитической цели освобождения от ига, а также задачу по объединению Руси и инструментарий достижения глобальной цели в рамках формирования Московского государства.

Для данного периода характерно отсутствие внешнеполитической самостоятельности отдельных земель, сохранение и усиление институтов православной церкви, исчезновение вече как института ограничения княжеской власти, утвержденной ханом. Монголы принесли с собой эффективные, но жестокие методы управления населением зависимых территорий, и князья становились одним из инструментов этого управления, перенимая опыт и постепенно накапливая власть. Особенно успешно взаимодействовать и получать от этого политическую и экономическую выгоду получилось у московских князей. Следует отметить, что политическое наследие ига тоже является объектом изучения со стороны политической мысли России, в рамках которого мы видим как негативное направление – разрушение, упадок и отрыв от Запада или от византийского наследия, – так и позитивное, например евразийцы интерпретировали отношения северо-восточной Руси и государств Чингизитов как необходимые для успешного формирования российского государства, в котором видели наследника империи Чингисхана.

Новой вехой в становлении русской государственности стало возвышение Московского княжества и укрепление самодержавия. Куликовская битва (1380), а затем Великое противостояние монголо-татарам на р. Угре (1480) стали решающими событиями в обретении статуса самостоятельного и суверенного субъекта международного права Московским государством в 1489 г. Преодоление феодальной раздробленности и объединение земель вокруг Московского княжества окончательно произошли в период великих княжений Ивана III (1462–1505) и Василия III (1505–1533). Великий князь московский стал верховным правителем, полномочиям которого не было равных на всей русской земле и который боролся за эту землю, православие и политическое господство с Великим Княжеством Литовским, наследниками Золотой Орды, Ливонским Орденом и Шведским государством. Брак Ивана III с византийской Царевной Софьей-Зоей Палеолог принес Руси герб Восточной Римской империи (Византии) – двуглавого орла. Падение Константинополя в 1453 г. под ударами Османской империи привело к тому, что Москва стала единственным оплотом православия, преемницей древнего Царь-града.

Идеологическим обоснованием великодержавности стала теория "Москва – третий Рим", кратко изложенная в посланиях игумена Псковского монастыря старца Филофея – московским князьям. Согласно данной теории с падением Рима и Константинополя центром христианства становится Россия во главе с русским князем – страна принимает на себя миссию отстаивания и утверждения православной веры. Именно о Москве говорится в древнем пророчестве, по мнению Филофея, "два убо Рима падоша, а третий стоит, а четвертому не быти". Так проводилась мысль о богоизбранности русского народа и преемственности царств. Особенностью "византийского" наследия России можно считать и отсутствие городского права и самоуправления, "Возрождения" и "Реформационных процессов", ставших основой западной культуры, политики и права.

Централизованное Московское государство возникло в сложных внешнеполитических условиях, в постоянной борьбе с внешними врагами, неурожаями и идеологической обособленностью от Запада и Востока. Недостаток экономических и культурных ресурсов мог восполняться только при мобилизационном развитии и концентрации всех сил па ключевые в конкретный исторический момент направления и при полной лояльности всех исполнителей. Обязанность служить великому князю становилась наследственной для всех категорий лиц, входивших в элиту. Единственной наградой за службу могли быть только обрабатываемые крестьянами земли, а это означало все усиливавшийся процесс прикрепления крестьян к земле ради государевых интересов. Крепостное право юридически было закреплено в Соборном уложении в 1649 г. Крепостничество в России было моделью взаимоотношений, закреплявшей отношения подданства во всех социальных слоях. Власть принадлежала царю и все ресурсы зависели от царской воли, прихоти, внимания. Политический институт "Боярская дума" XVI – начала XVIII в. был полностью подчинен верховной власти и в зависимости от ситуации становился то элементом исполнительной власти, то законодательно-совещательным органом при царе, то, с усилением самодержавия к XVIII в., учреждением с церемониальными функциями.

К середине XVI в. в политической литературе стала актуальна идея самодержавия в связи с засильем боярского самоуправства, охватившего страну сразу после смерти Василия III и гибели его жены Елены Глинской. В 1547 г. для утверждения своего верховного положения Иван IV венчается на царство. Со своими предложениями по защите царской власти от вельмож и программой государственных преобразований к Ивану IV обращается служилый дворянин И. С. Пересветов. В своих челобитных (Малой и Большой) он рассматривает вопросы форм правления и объема полномочий верховной власти, организации общерусского войска, создания единого законодательства, реализуемого централизованной судебной системой. Единодержавие он считает наилучшей формой правления, хотя понимает его как верховенство и единство государственной власти, а не как самоволие или самовластие, которое он, как и многие мыслители XV–XVI вв., осуждает. В области управления внутренними делами страны он предусмотрел проведение финансовой реформы, ликвидацию наместничества и некоторые мероприятия по упорядочению торговли. В области внешней политики первоочередной задачей И. С. Пересветов считал взятие Казани, что не только бы помешало дальнейшим набегам на русские земли, но и позволило бы захватить стратегически выгодную территорию. Выступая яростным противником боярского самоуправства, он, однако же, не критикует Боярскую Думу в целом как орган государственной власти. В своих представлениях он близок именно к модели сословно-представительной монархии, развивая принципы политической теории, намеченные до него еще Максимом Греком, Зиновием Отенским и Федором Карповым. Все нововведения вводятся "грозой", т.е. системой жестких мероприятий, целенаправленно проводимых от имени царской власти, но в рамках закона.

И. С. Пересветов удивительным образом предвосхитил "грозное правление" и стал идейным вдохновителем борьбы с боярством, получившей в дальнейшем имя "опричнина", но недооценил роль личности царя. Политическая идеология Ивана IV была направлена на обоснование правомерности верховной власти и его личного "самовластья". Сочинения царя (прежде всего его переписка с князем Андреем Курбским) посвящены обоснованию абсолютной, тиранической власти монарха, ответственного только перед Богом. Царь не может быть преступен но самой своей природе, он бывает только грешен, а наказание греха – Божья прерогатива. Критикуя сословно-представительное правление, Иван IV утверждает, что только государь знает об истинных нуждах своих подданных и лишь он вправе заботиться "о чести и о выгодах для страны". Таким образом, впервые в истории политической мысли была сформулирована идея патерналистского правления.

В целом вся доктрина Ивана IV направлена лишь на идеологическое оправдание террора. Царя интересовали не формы правления и не государственное устройство, а придание легитимности грабежам и насилию. Известным оппонентом царя был его бывший соратник А. Курбский. Он защищал идею сословно-представительной монархии, действующую в рамках закона, и напоминал об ответственности царя.

На основе уроков Смутного времени к необходимости следованию закону и общему благу приходит Иван Тимофеев (1555–1631). Анализируя в своем "Временнике" этот трагический период отечественной истории, он критикует тиранические правления, отстаивает идею сословно-представительной монархии, провозглашает право народа на сопротивление "злонамеренной" власти.

Нельзя забывать, что в России, как и в странах западной Европы, в XVI-XVII вв. был орган сословного представительства – Земский Собор. Данный институт созывался в связи с государственной потребностью и с целью укрепления института самодержавия. В годы Смуты во многом именно Земские соборы стали основой возобновления функционирования Московского государства и закрепления Романовых у власти.

Во второй половине XVII в. в России отчетливо прослеживается тенденция к установлению абсолютной монархии. Характерно, что идеологическое обоснование абсолютизма сразу начинается с разработки различных вариантов учений о просвещенной абсолютной монархии. Одним из первых серьезных идеологов просвещенного абсолютизма в России выступил Симеон Полоцкий (ок. 1629–1680). Он активно возвышал авторитет царской персоны, сравнивая царя с солнцем, и впервые ввел в русскую политическую литературу формулу "царь-солнце", являющуюся характерным атрибутом абсолютной монархии. Большое внимание уделяет С. Полоцкий описанию образа царя: он должен быть образованным человеком – царю необходимо не только просвещаться самому, но и просвещать свой народ. Опорой власти должны быть законы, перед которыми все равны. Непосредственное свое продолжение и развитие они получили у современника Симеона, представителя той же "латинской ориентации" Юрия Крижанича (ок. 1618– 1683). В своем трактате "Политика", следуя Аристотелю, автор называет "правильные" и "неправильные" формы правления. Наилучшей формой правления Ю. Крижанич называет "совершенное самовладство" (абсолютную монархию). Истинный правитель, по его мысли, должен заботиться о благе своего парода и следовать закону.

Вся система взглядов Ю. Крижанича позволяет нам увидеть человека нового времени. Он живет и работает па рубеже веков, хорошо представляя себе не только пути, уже пройденные Россией, но и дальнейшие перспективы ее экономического и политического развития. В его "проспект-проектах", как отмечал В. О. Ключевский, уже "видны реформы Петра Великого".

К началу XVIII в. тенденция к превращению сословно-представительной монархии в абсолютную стала определяющей в практике реализации верховной власти и построении бюрократического аппарата. Организация государственной власти и система управления подверглись существенным изменениям: Боярскую Думу сменил Сенат; вместо Приказов образовались Коллегии; патриаршество было ликвидировано, а на смену ему был поставлен Святейший Синод. В городах были созданы магистраты – органы городского самоуправления. Боярство и дворянство слились в единое дворянское сословие. Все подчинялось единой цели: созданию эффективного "регулярного государства", способного мобилизовать все ресурсы на достижение государственных целей. Реформы Петра Великого вывели страну на новый уровень: на мировой политической арене появилось молодое сильное государство, удачно воспользовавшееся "Войной за испанское наследство" и ставшее одной из региональных держав Нового времени. Однако столь радикальные преобразования в относительно короткий срок способствовали дальнейшему социальному расколу, усугубляя и без того негативные последствия церковного раскола XVII в. Реформы коренным образом изменили историю российского государства. Полностью закрепостив все слои населения, сделав церковь посредством Синода окончательно инструментом государственной политики, насильно европеизировав элиту, Петр I заложил основы для "разорванной цивилизации", которая так и не определила свою политическую культуру по отношению к Западу и Востоку.

В сознании элиты и интеллигенции укрепились ценности нового порядка, ориентированного на Запад, при этом параллельно продолжали существовать и развиваться на уровне народной культуры патриархально-традиционные ценности, такие как общинный коллективизм, соборность, подчиненность личности религии и государству, правовой нигилизм при одновременной склонности к авторитаризму и сильному политическому лидерству. С этого времени Россия заняла гибридное положение между западной цивилизацией с ее либерально-демократическими традициями и восточной с ее традиционной культурой. Таким образом, раскол не способствовал ни переходу к либеральной цивилизации, ни возврату к традиционной. Все попытки преобразований еще с допетровских времен носили характер догоняющей модернизации, нацеленной на решение конкретных политических, военных, экономических задач и никогда не были полностью успешными.

Благодаря открытости к достижениям западной цивилизации, активным контактам с западными странами российские мыслители знакомятся с последними достижениями западной политической мысли и, безусловно, оказываются под влиянием таких идей, как теория общественного договора, взаимосвязь формы правления и территории государства, теории естественного права. Осмысление и перенос па русскую почву этих идей были осуществлены такими мыслителями, как Ф. Прокопович, В. Н. Татищев, Я. П. Козельский и др.

Видную роль идеолога петровских реформ, защитника абсолютизма, главы "ученой дружины" при государе занимает Феофан Прокопович (1682–1736). Им была глубоко воспринята теория общественного договора, хотя ссылаться он предпочитает не на Т. Гоббса, а на Г. Гроция и С. Пуфендорфа. Ф. Прокопович признает общественный договор при условии, что заключен он был не без божественного содействия. Кроме того, утверждалось, что в момент совершения договора народ полностью и навсегда отказывается от своих прав и свобод. Также была принята еще одна идея западноевропейской мысли – о соотношении формы правления и территории государства. Республики, по мысли Ф. Прокоповича, могут существовать "разве в малом народе" и на небольшой территории. Опираясь на европейский опыт, русские мыслители использовали его для обоснования абсолютизма в России. Однако стоит заметить, что проблема происхождения государства была обозначена в истории русской политической мысли впервые.

Термин "самодержавие" Ф. Прокопович стал употреблять в смысле неограниченной власти императора. Его прежнее содержание, означавшее суверенность и независимость государства, утратилось, и отныне данный термин стал обозначать только верховную, неограниченную власть. В таком именно значении он стал употребляться с XIX в., не изменилось оно и по сей день. В целом теорию Ф. Прокоповича принято называть патерналистско-бюрократической моделью неограниченной монархии.

Иную интерпретацию идеи просвещенной монархии получили у В. Н. Татищева (1686–1750). Он, будучи сторонником сильной единоличной власти, считал, что выбор форм правления или избрание нового монарха должны соответствовать естественному закону и осуществляться "соглашением всех подданных". В. Н. Татищев пытался внести в процесс образования государства исторические начала, утверждая, что все известные человеческие сообщества возникли исторически.

Политико-правовая идеология первой четверти XVIII в. обозначила большинство программных положений последующего времени. На первый план была выведена проблема самодержавия, его задач, способов обоснования, возможностей ограничения. Как пи парадоксально, но именно идеологи сословий, которые зависели от самодержавия и были его опорой, декларируя преданность самодержавию и разрабатывая теоретические доводы в его обоснование, еще в начале века поставили вопрос об ограничении власти самодержца, чтобы укрепить существующий строй, обеспечить законность и правопорядок. Таков был проект В. Н. Та тищева (1730). Еще более тенденция фактического ограничения власти самодержца ощущается в рассуждениях И. Т. Посошкова об утверждении монархом законов или указов, предварительно обсужденных, тщательно продуманных и подготовленных собранием всего народа или представителей сословий, чьи интересы затрагиваются будущим указом (законом). Та же идея постоянно возникала и обсуждалась в процессе последующего развития политико-правовой идеологии.

Наиболее острым программным политико-правовым вопросом стало положение крепостного крестьянства, отданного государством в полную собственность и власть помещиков. Образованный и проницательный идеолог дворянства, В. Н. Татищев не видел других доводов в обоснование крепостного права, кроме связи его с самодержавием, опасности волнений освобожденного от власти помещиков крестьянства.

Сложнее была программа торгово-промышленного класса, идеолог которого, И. Т. Посошков (1652–1726), не ставя под сомнение надобность крепостного права и даже высказываясь за его расширение, в интересах развития отечественной промышленности и торговли предлагал ограничить помещичий произвол и расточительство, определив на государственном уровне размер крестьянских повинностей.

Во второй половине XVIII в. проблемы самодержавия и крепостничества по-прежнему остаются в центре внимания российской политической мысли. На основе идей западных просветителей в России формируется свой идеал "просвещенного абсолютизма". Поддержку правящего режима Екатерина II находит у дворянства, которое она наделяет исключительными привилегиями и правами. Это отражают Жалованные грамоты дворянству (1785), а также указы 1765 и 1767 гг., разрешавшие помещику ссылать на каторгу крестьян по собственной прихоти и запрещавшие крестьянину жаловаться под угрозой ссылки. Укрепление в России феодально-крепостнического строя, обострение общественных противоречий обусловили развитие политико-правовой идеологии. Различное отношение к проблемам самодержавия и крепостничества сформировало три основных направления русской политической мысли: консервативное, либеральное и революционно-демократическое.

Наиболее радикальным направлением было революционно-демократическое, ставшее ответом на переход к крайним формам эксплуатации крестьян. Критика отдельных сторон общественно-политического строя России с позиций гуманизма и просветительства представлена в работах Н. И. Новикова, Я. П. Козельского, более резко и конструктивно о единовластии отзывается А. Н. Радищев (1749– 1802). Термин "самодержавие" употребляется им только в смысле сосредоточения неограниченной власти в руках монарха, что он характеризует как "наипротивнейшее человеческому естеству". Царь, утверждал он, "первейший... в обществе убийца, первейший разбойник, первейший предатель". Он не верил в возможность появления на троне просвещенного монарха. "Просвещенных монархов нет и не будет. Истина страшна для него, и он всеми силами стремится скрыть от народа правду". А. Н. Радищев критикует и бюрократический аппарат, на который опирается монарх, отмечая необразованность, развращенность и продажность чиновников, окружающих трон. Он обращает внимание на особенность российского управления – наличие самостоятельной бюрократии, у которой отсутствует связь и с монархом, и с народом.

Свою позитивную схему А. Н. Радищев конструирует, основываясь на исходных положениях теории естественных прав человека и договорного происхождения государства. Причиной образования государства, по мнению Радищева, является природная социальность людей. В естественном состоянии все люди были равны, но с появлением частной собственности это равенство нарушилось. Подобно Ж.-Ж. Руссо он считал, что возникновение государства связано с образованием частной собственности. Государство возникло как результат молчаливого договора в целях обеспечения всем людям благой жизни, а также защиты слабых и угнетенных. Поэтому социальный идеал А. Н. Радищева – общество свободных и равноправных собственников. Земля должна быть передана безвозмездно тем, кто ее обрабатывает. В таком обществе социальные привилегии отменяются, дворянство уравнивается в нравах со всеми остальными сословиями. Табель о рангах ликвидируется, бюрократический аппарат сокращается и становится подконтрольным представительному органу. Таким образом, наилучшей формой правления является республика по образцу Новгорода и Пскова. Будущее государственное устройство России А. Н. Радищев представлял в форме свободной и добровольной федерации городов с вечевыми собраниями, со столицей в Нижнем Новгороде.

Особое внимание А. Н. Радищев уделял тяжелому положению крестьян. Крепостное право, по его оценке, представляет собой нарушение естественных законов, кроме того, оно и экономически несостоятельно, так как подневольный труд непроизводителен; с ним связано и нравственное падение народа, причем как крепостников (бесчеловечие, жестокость, бессердечие и т.п.), так и крепостных (унижение, порабощение, разорение). Россия богата, но ее труженики лишены всего необходимого, и такое состояние является безнравственным.

Творчество Радищева сильно повлияло на деятелей русского освободительного движения. "Это наши мечты, мечты декабристов", – писал о книге А. Н. Радищева А. Герцен.

 
< Пред   СОДЕРЖАНИЕ     След >