Полная версия

Главная arrow Прочие arrow Грозные явления природы

  • Увеличить шрифт
  • Уменьшить шрифт


<<   СОДЕРЖАНИЕ ПОСМОТРЕТЬ ОРИГИНАЛ   >>

Видения — миражи

Ученый, по имени Диодор, живший две тысячи лет назад, писал:

«В Африке наблюдается одно совершенно необыкновенное явление. Иногда, обычно в тихую погоду, воздух наполняется изображениями всякого рода животных. Одни из них неподвижны, а другие как бы плывут. Порою кажется, что они бегут от преследования, порою, наоборот, точно гонятся за другими. Зрелище это наводит страх и ужас на тех, кто видит его впервые. Но местные жители, свыкшиеся с ним, не обращают на него никакого внимания».

Видение (мираж) в пустыне

Рис. 12. Видение (мираж) в пустыне

Да. Любопытное явление, подмеченное еще две тысячи лет назад, а может быть, и раньше. Не мешает и нам познакомиться с ним.

Вернемся в Сахару, в ту самую Сахару, где бушуют временами грозный ветер самум и песчаные смерчи.

Раз как-то через пустыню эту шел караван. Вот уже несколько дней, как бредет он по глубокому песку; путники еле дышат от страшного зноя. День, как нарочно, выдался особенно жаркий; солнце печет что есть силы, а воздух и не шелохнется. Сильная жажда томит путников; они падают духом и не знают, доберутся ли когда до оазиса, где можно будет и жажду утолить и отдохнуть. Но вот, наконец, желанный оазис уж виден! Перед глазами путников раскинулось небольшое озеро, на берегу которого виднеются деревья и дома. Караван подбодрился и двинулся вперед быстрее.

Проходит час, другой, а оазис — странное дело! — не только не ближе, но даже как будто удаляется. Через некоторое время удивленные и измученные путники еле различают его; еще несколько мгновений — и перед караваном, как прежде, одни лишь бесконечные пески: нет ни озера, ни домов, ни деревьев — все точно растаяло в воздухе.

Да это и было на самом деле лишь видение, или, как называют его ученые, — мираж.

Вы наблюдали, конечно, как в чистой, прозрачной и спокойной воде отражаются те предметы, которые находятся тут же на берегу: видны в воде берега, береговые горы и скалы, деревья, растущие у берега, дома, люди и животные, находящиеся недалеко от него; одним словом, спокойная поверхность воды служит прекрасным зеркалом, в котором отражаются различные предметы. То же самое нужно сказать и о воздухе: в спокойном воздухе, как и в воде, могут отражаться различные предметы, расположенные на земле. Способность воздуха отражать, подобно зеркалу, различные предметы лучше всего проявляется в жарких странах, когда он неравномерно нагрет в различных своих слоях. Воздух, прилегающий к почве, нагревается от нее наиболее сильно и, нагревшись, расширяется, делается легче и устремляется вверх. На известной высоте он охлаждается и становится более плотным. Вот эти более плотные слои воздуха и могут играть роль отражательного зеркала. Такую же роль могут играть также туманы и облака. Наблюдается мираж в тихую, безветреную погоду, когда разные слои воздуха не перемешиваются друг с другом.

Озеро, дома и деревья, которые видели наши путники, были, может быть, за несколько десятков километров от того места, где они шли; но изображения этих предметов в воздухе были видны путникам в течение нескольких часов. Эти изображения, т. е. миражи, русские называют иногда маревом, итальянцы — фата-морганой, а жители Южной Америки, где тоже наблюдаются миражи, — просто зеркалами. Название это показывает, что жители этих мест знают, должно быть, отчего происходит мираж и что в тихую, спокойную погоду воздух служит зеркалом, в котором отражаются далекие предметы.

Случаются миражи и в странах знойных, где люди не знают совсем зимы и холодов, и в странах холодных, тянется вечная зима и по морю целый год плавают громадные ледяные глыбы; случаются миражи и на суше и на море, и вблизи от поверхности земли и высоко над нею.

Не раз наблюдались они и в нашем Туркестане. Вот, для примера, рассказ одного очевидца, участвовавшего в походе на Туркестан:

«Мы, — говорит он, — шли по голой пустыне. Жара стала донимать нас, и солдаты скоро опорожнили свои баклажки с водой, хотя и знали, что до вечера пить будет нечего. А жара становилась все нестерпимее — солнце буквально прожигало насквозь. Молча и угрюмо шли солдаты. Вдруг кто-то из них крикнул: «Братцы, а ведь впереди-то вода!..» Все встрепенулись и стали всматриваться вдаль. Действительно, в версте или в двух от нас ярко блестело озеро, окаймленное тростниками. Видна была на нем даже небольшая зыбь. Но — увы! — скоро наступило разочарование: и озеро и тростник — все оказалось простым видением».

В такой же мере интересен и рассказ нашего ученого географа Семашко о мираже, который видел он (28 февраля 1916 г., в 8 часов утра) вблизи г. Нарыма, в Сибири.

«Утро было совершенно безветреное, — так начинает свой рассказ Семашко. — Солнце только что подымалось, мороз не превышал 20 градусов, и воздух был на диво прозрачный, чистый. В полутораста саженях от моей квартиры, на высоком берегу реки, собралась довольно большая, необычная для столь раннего часа, толпа народа. Заинтересовавшись, направился к ней и я. Мне сказали:

— Посмотрите, как «горы играют»! У нас это часто бывает, но так ясно и отчетливо не приходилось видывать еще.

Вглядевшись в ту сторону, куда мне показывали; я заметил вдали довольно большую деревню и лес. На самом же деле тут не должно было быть ни деревни, ни леса, так как кругом на целых тридцать верст местность покрыта тальником

зз и кустарником. «Это село Каргасок!» — пояснили мне. Я поразился: село Каргасок расположено в 54 верстах от Нарыма на север. А на юг от Нарыма на светлосинем небосводе отчетливо выделялась картина другого села — Парабельского. Точно фотографический снимок! Я часто бывал в Парабельском, знаю его местоположение, знаю расположение как самого села, так и окружающих его деревушек и поэтому без труда узнал село. Совершенно свободно можно было различить улицы, более крупные здания и церковь.

Около 8х/2 часов утра мираж исчез. Не стало видно ни обоих сел, ни домов, ни церкви, ни леса».

Есть сказка, в которой говорится о волшебном острове, который то подымается вдруг из морских пучин, то опускается вновь на дно морское. Это сказка. А быль такова Шведские моряки не раз наблюдали в Балтийском море как появлялся среди его волн красивый остров и, продержавшись на воде известное время, снова исчезал, чтобы показаться опять несколько дней спустя. Конечно, это был не настоящий остров, а мираж.

Такие миражи нередко наблюдаются в полярных странах. Вот как описывает очевидец тот мираж, который от сам наблюдал в одном из северных холодных морей:

«Корабль наш легко скользил по волнам среди разбросанных ледяных гор и обломков ледяных полей. Морские животные и птицы окружали наше судно и своими быстрыми движениями оживляли море и воздух; моржи высовывали свои морды и ревели, глядя на нас. Несколько китов рассекало волны моря. Погода была тихая и теплая. Вдруг я заметил, что предметы, которые были очень далеко от нас, стали подниматься и как бы приближаться к нам; повиснув в воздухе, они беспрестанно меняли свою форму. Далекие горы и ледяные глыбы внезапно показывались в воздухе, затем спускались вниз, ложились на поверхность моря и опять поднимались вверх. Предметы беспрестанно появлялись, двигались, исчезали и снова появлялись. Висящая в воздухе колокольня, изображение далекой каменной скалы вдруг принимали форму то креста, то меча, то огромного человека. Иногда виднелись долины с деревьями и животными; пропадали они — и перед нами появлялись длинные ряды медведей, собак, птиц, людей; и все это прыгало, танцевало и возносилось к небесам. Но вот подул сильный ветер, и все разом исчезло». Это — фата-моргана, т. е. видение.

Откуда взялись тут в воздухе горы, скалы, колокольня — понять нетрудно. Но вот мореплаватель говорит о деревьях, медведях, собаках и людях, которые «прыгали и танцевали» в воздухе. Как все они могли попасть в эту волшебную картину? Откуда взялись их изображения в воздухе? Дело в том, что на льдинах северного моря живет множество белых медведей, а не особенно далеко от самого моря в прибрежных краях поселились люди, которые держат при себе для домашнего обихода целые стаи собак; наконец, несколько южнее того места, где находятся поселки, лежат уже и громадные леса. Надо, значит, думать, что медведи, люди, собаки и леса отражались в спокойном воздухе, как в зеркале, в то время, как наш путешественник плыл по холодному морю. Воздух слегка колыхался — оттого-то «прыгали и танцевали» все эти изображения. Когда же подул ветер, т. е. воздух пришел в движение и разные слои его перемешались, то видения исчезли: исчезло зеркало, не стало и видений. Ведь и в воде, когда она волнуется и переливается, не отражаются ни деревья, ни скалы, ни дома, которые стоят на берегу.

Корабли на небе

Рис. 13. Корабли на небе

В том же море случилось однажды следующее.

Шел пароход. Один матрос посмотрел случайно на небо да так и ахнул от изумления: на небе, рассекая воздух, несся на всех парусах большой корабль, на котором можно было различить людей, пушки и даже надпись.

Матросы показали воздушный корабль капитану и стали допытываться, что это такое. Капитан посмотрел внимательно на небо и сказал: «Да это изображение того самого корабля, который мы встретили несколько часов назад в море. Присмотритесь хорошенько: на нем красуется то же самое название, которое было написано на борту встретившегося нам корабля. Корабля этого уже давно не видно, он остался далеко позади нас, но зато мы видим сейчас в воздухе, точно в большом зеркале, его изображение».

Изображение корабля в воздухе не всегда бывает правильное; иной раз корабль висит в воздухе вверх ногами, т. е. мачтами и парусами вниз; а иногда видны бывают два изображения зараз, одно над другим, причем первое — неправильное — мачтами обращено вниз, а второе — правильное — мачтами смотрит вверх, как в действительности. И в этом также нет никакого чуда.

Если зеркало держать впереди или сбоку человека, то он увидит себя в зеркале так, как он и есть на самом деле, т. е. головою вверх и ногами вниз. Если же держать зеркало над головою, то изображение в зеркале получится вверх ногами (обратное). Точно так же, когда изображение корабля получается в том воздухе, который находится впереди или сбоку его, тогда изображение это прямое, настоящее; когда же корабль отражается в воздухе, который стоит над ним, тогда и изображение корабля получается перевернутое.

16 августа 1868 г. французский ученый Тиссандье поднялся высоко на воздушном шаре. Под ним было море, по которому плыли лодки с белыми парусами и шел пароход, выпуская огромные клубы черного дыма. Вскоре, когда Тиссандье поднялся еще выше, то вдруг над воздушным шаром показалось обширное море, а на море качались лодки с белыми парусами и несся стрелою пароход; только и паруса, и мачты, и труба на пароходе смотрели вниз, по направлению к земле. Тут, как видите, в воздухе получилось перевернутое изображение того самого моря, над которым летел воздушный шар Тиссандье. Тут вода и воздух поменялись ролями: обыкновенно ведь небо и облака отражаются в воде, на этот раз море отразилось в небе (в воздухе).

Тиссандье видел на небе обратное изображение парусных лодок и парохода. А один известный французский живописец был свидетелем более интересного зрелища: он увидел над собой, высоко в воздухе, целый город, опрокинутый «вверх ногами», с домами, башнями, колокольнями. Живописец поспешил тут же нарисовать всю эту поразительную картину. И каково же было потом его удивление, «когда в 26 километрах от своего местожительства, он встретил именно тот самый город, видение которого ему явилось на небе и рисунок которого лежал у него в портфеле».

Французскому ученому Фламмариону посчастливилось увидеть еще более дивную картину.

Была ночь 14 декабря 1869 г. Легкие облака покрывали небо столицы Франции. Но оно казалось освещенным. Отчего? Великолепный Париж, с его дворцами, памятниками, рекой и мостами, рисовался на облаках в опрокинутом виде: как будто кто-то протянул над городом исполинское зеркало, в которое любовался собою ночной Париж, освещенный тысячами огней!..

 
<<   СОДЕРЖАНИЕ ПОСМОТРЕТЬ ОРИГИНАЛ   >>